Я удивляю всехами




Я удивляю всехами

Я удивляю всехами

Я удивляю всехами

Я удивляю всехами

Смотреть видео Я удивляю всехами





Талан Ольга:

[]   []  [] [] [] [] []

Роман "Дети Мевы"

Автор: Ольга Талан

Для аудитории 18+

Серия "Земли богов"

      Аннотация:    В бескрайнем, так густонаселённом в эти века, космосе есть свои зоны порядка и свои зоны анархии. Одна из последних - религиозная столица дуизма на планете "Остров богов". Именно здесь раса мужчин-воинов пытается заключить военный союз с сильным, но матриархальным государством.    ...Он - юноша спортсмен, в составе дипмиссии. Она известная авантюристка, сторонница влиятельной партии. Осталось только преодолеть культурные различия и возможно немного повзрослеть...                           Дже:    Отардан ходил по комнате и методично матерился. Прерывать мастера в таком состоянии было нельзя, поэтому мы с Архо молча стояли, вытянувшись по струнке, ожидая окончания этих излияний.    - Юбля, Ритнер! Шакал приблудный! В этих приказах уже чести меньше, чем унижения! Мы скоро расстелемся тряпками перед каждой бабой во вселенной. Юбля!    Он поднял на нас взгляд. Вернее, поднял на Архо, на меня, наоборот, опустил. Мастер Отардан Об Хайя не маленький мужчина, нормального такого роста, метра два с гаком. Это просто мой брат нереально здоровенный детина, на голову выше любого из отряда. Мужчин такого роста даже на Даккаре не часто встретишь. А этот в свои двадцать два ещё и мастер боевых искусств.    Меня это не огорчает, наоборот, даже веселит. Я от природы для даккарца слегка мелковат. Да и моложе Архо на три года. А веселит меня в этой ситуации то, что драться со мной этот здоровенный брат побаивается. Потому что проигрывает часто.    - Так! - Мастер закончил ругаться и остановился, - Хоть я и ни черта не понимаю в этом приказе, но на этот балаган к амазонкам со мной поедете вы двое.    Мы оба с братом замерли в недоумении. Школа Об Хайя славилась силой своих воинов. Ринги Даккара знали множество имён наших братьев. Но не нас. Для всепланетной славы мы были сопляками. И выбрать для участия в сборной Даккара, представляющей интересы планеты в переговорах с амазонками, именно нас, - казалось абсурдом.    Это, вообще, была странная миссия. Даккар отправлял сотню воинов и кучу народу сверху в так называемые Свободные земли, территории анархии, расположенные вдоль границ государства амазонок "САП". По-другому эти территории называли Земли богов, причём наших богов... Тьфу! Запутанная история! А я, вообще, не силён в этом деле. Но эти амазонки почитали тех же богов, что и исторический Даккар: Меву - духа войны и Цуе - духа денег и власти. И сейчас, когда маленький, по меркам вселенной, флот Даккара стоял на пороге войны с очень немаленьким флотом Республики, родство с довольно мощным в военным плане САПом было очень даже кстати... По крайней мере, именно так считали наши генералы. И эта олимпиада боевых искусств была задумана именно для того, чтобы подчеркнуть это самое родство.    - Всё! Приказ генерал-капитана однозначный. Перемещение из командования через шесть часов, через два быть здесь с вещами.    Вот так! Два часа на то, чтобы позвонить деду, собрать свои немногочисленные шмотки, раскиданные по комнатам друзей в казарме. На то, чтобы услышать едкие подколы братьев и полусерьезные предупреждения: "Проиграешь бабе, лучше умри там же!".       В командовании общедаккарского флота нас собралось около сотни парней. Пара известных ветеранов, а остальные такие же, как мы с Архо, подающие большие надежды пацаны. С некоторыми мы уже встречались на рингах, некоторых видели в сводках боёв. Неслабые парни, но не чемпионы.    Командовал переговорами генерал-капитан Ритнер Ан Барда. Он сурово осмотрел бойцов.    - Ровно через час мы отправляемся на главную планету амазонок в Свободных землях "Остров Богов". Наша миссия имеет политический характер. Мы должны заключить договор о военной взаимопомощи с этими... с САП. Это сильное развитое государство, имеющее хорошую армию. Несмотря на то, что управляется женщинами... Это не обычные женщины, это амазонки. Дочери Мевы. Думая о них, помните это, - он сделал паузу, - Правила поведения во время миссии следующие: чужаков не бить. Драться будем только на публику. Между собой разбираться тихо, без свидетелей. Солдат предполагаемого союзника не насиловать. Нам нужна их армия. Выражаясь о нравах этих женщин, проявлять терпение и уважение. Это воля богов!    Он ещё несколько шагов прошёл молча:    - Ваша задача не просто сразиться на этой показательной олимпиаде. Глядя на вас, союзник будет судить о духе всего Даккара, по вашему мастерству - о мастерстве всех мужчин вашего рода. Честь рода и Даккара, а также разрешение нашего конфликта с Республикой зависят от вас. Доверие, оказанное вам планетой, огромное. Пройдите этот путь с честью.       Как я тогда представлял себе цивилизацию, где лидирующие позиции занимают женщины? Трудно сказать. Увлечённый тренировками, я мало знал о мире за пределами Даккара. Пытаясь представить себе армию амазонок, рисовал в воображении отряд женщин с новейшим оружием. Ну, САП ведь очень развит технически. Последние модели пускателей, великолепные корабли, и женщины за их штурвалами испуганно хватаются тонкими ручками за кресла пилотов... Короче, зрелище получалось довольно жалкое. Показательный турнир с женщинами-бойцами я тоже себе представлял плохо. Это же избиение младенца!    Моё виденье САП разрушилось практически через минуту после перемещения. Мы бегом выскакивали из портала, мгновенно застывая в ровном строю. Площадь в городе "Костры", на которую мы высаживались, была обтянута шеренгами амазонок.    ... Это были высокие (почти с меня), крепкие женщины. Со светлой кожей и синими (почти чёрными) глазами. С очень коротким белым ёжиком волос. Их одежда идеально облегала тела, не скрывая ни одной подробности фигуры. Настолько, что если бы не серый цвет ткани с ярко-красными символами, я бы решил, что они вообще голые. Они действительно носили на бёдрах и плечах новейшее оружие. Но излучали собой уверенность и готовность драться. Они не были ни смешными, ни жалкими. Очень даже серьезно, можно сказать, смотрелись... Юбля! Но не я один сейчас смотрел на них, видя перед собой не мощную армию вероятного союзника, а картину, от которой начиналось лёгкое шевеление в штанах.    Когда одна из них приблизилась, реакция только усилилась.    - Меня зовут Байра. Я приставлена проводником к вашему отделению.    Она нисколько не смущалась своей откровенной одежды. Не краснела и не прятала взгляд. Наоборот, она, ехидно улыбаясь, откровенно разглядывала нас. Отардан смерил её взглядом, ухмыльнувшись в усы:    - Я мастер Отардан Об Хайя. Веди нас, девочка.    Байра, махнув следовать за ней, лёгким бегом устремилась по дороге вслед за уже убегающими другими отделениями нашей миссии...       А через полчаса я уже имел её. Причём я ничего не нарушил. Она сама подошла ко мне и, ткнув пальцем в грудь, сказала:    - Я хочу секса с тобой, сейчас. Не бойся. Тебе понравится.    Я немного ошалел, но тут же, усмехнувшись, решил воспользоваться ситуацией. Она же сама просит!    - Хорошо.    Свой странный костюм она сняла целиком. Сама! Быстро! Я даже не просил! Это была одна вещь, включая сапоги. Под этой странной формой у неё было смешное бельё с сердечками.    Архо, выходя их ванной, только присвистнул:    - Ни фига себе! Я тоже её хочу.    Она, не стесняясь своей наготы, хмыкнув, окинула его взглядом:    - Неа. Ты чересчур большой. С таким ростом тебе тока к неолетанкам, - и, усмехнувшись, положила свою руку на мою уже голую грудь, - А вот ты - красавчик!    Я был примерно одного с ней роста. И, кажется, ей это нравилось. Усмехнувшись брату, я опрокинул девчонку на кровать.    Она имела наглость пытаться командовать мной. "Погладь меня тут. Иди сюда. Не так...". Бесстыдно лапала меня руками по всему телу. Хватая за волосы, впивалась мне в губы. Но я быстро вошёл в неё, и остальное уже не имело значения. Тренировки и сборы не особо позволяли мне баловаться женщинами. И, сейчас, я собирался воспользоваться эффектом диковинки, который, видимо, произвёл на эту странную женщину, и хорошенько поиметь её, пока она не передумала.       Вечером того же дня нас собрали для общей тренировки с амазонками. Все бойцы нашей миссии выстроились вдоль небольшого стадиона.    По местной традиции драться надо было голыми руками. Поэтому старшим мастером был Гардман Од Мэдра - экс Генерал-командор братства "Второе небо" и лучший из мастеров боя без оружия.    - Так, детишки, это очень важная тренировка, - он говорил на даккарском, - Я хочу, чтобы вы почувствовали, что эти бабёнки умеют драться. Потому что на ваших физиономиях написано совсем другое.    Мастером и командиром у женщин была не амазонка (или нэрми, как правильно называется их раса), и даже не женщина. А маленькая неолетанка. Существо третьего пола. Не просто маленькая - карлик. Неолетанка ростом с обычную женщину. Её звали Ника. На голову меня ниже, плечистая, русоволосая, голубоглазая, четырёхрукая. С постоянно недовольным выражением на лице. Очень странное чудо природы. Глядя на неё и даже помня, что, вообще, неолетанки должны быть значительно выше, я пришёл к выводу, что не понимаю тех, кто с ними спит. Мало того, что они не способны родить, так ещё и видом своим женщину ни в одном глазу не напоминают. Совсем другое дело амазонки.    Здороваясь со мной на ринге, девчонка-соперница, ухмыляясь, шепнула:    - Если проиграешь, вечером спишь со мной.    Я усмехнулся:    - Аналогично!    Она действительно оказалась сильнее, чем я думал. Расслабившись вначале, я чуть не проиграл по глупости. Шокированный всё-таки уложил девчонку на лопатки. И уже тогда, расслабившись, шепнул.    - Ну, значит, приходи вечерком.       Их было много. Дочери Мевы довольно своеобразно воспринимали нас. На любое наше появление начинали щёлкать камеры прессы. На нас пялились и, казалось, облизывались. А секс тихим шёпотом, записками и знаками предлагали, ну просто, раз пятьдесят на день. Высоких мужчин амазонки не любили, но и Архо тоже не оставался совсем без внимания. Наверное, это был рай.       За четыре дня я не проиграл ни одного боя. Ритнер публично объявил меня одним из самых сильных воинов миссии.    Странный мир. Как, вообще, так получилось, что этим миром правят женщины? Куда у них мужики делись? По ощущениям последних дней, мне приходило в голову, что их тут совсем нет. Здоровые девки прямо в постель просятся.    ...       Глава 1.       Дже:    Тьма. Я очухался связанным, на заднем сиденье затонированного лайнера, шустро летящего по лесным дорогам. Тихо огляделся, попробовал оковы. Связан крепко, да ещё и пристегнут к страховочной петле, ноги к рукам. Не повернуться. И затекло всё. Юбля! На переднем сиденье женщины... нет, неолетанки. Огромные, высоченные неолетанки. С длинными косами. Одна из них повернулась. Бледно рыженькие кудряшки на висках, руки тонкие, четыре, лицо глупое-глупое.    - Проснулся, красавчик?    Я не был уверен, что правильно понимал обращение ко мне на межпланетном. Практика языка у меня была небольшая. А некоторые слова его просто трудно переводятся на даккарский. Например, "красавчик" я переводил как молодой, здоровый, желанный для секса. Она хочет со мной секса?    - Развяжи меня и поговорим.    Она смущённо улыбнулась:    - Извини, лапочка, не могу.    "Лапочка" - вообще не понимаю, как переводится. От слова "лапать, тискать", что ли?    - Почему не можешь? Зачем меня связали?    - Не дергайся. Не хватало ещё такому сладкому мальчику руки в кровь стереть.    - Я воин Даккара. Ты сильно пожалеешь о своём поступке. Развяжи меня!    - Роджер, я хорошо знаю, кто ты, - она, усмехнувшись, перебралась рядом со мной на сиденье. Осторожно погладила по шее, - Кто ж такого красивого мальчика ещё не знает. Ты, говорят, легко в постельку уговариваешься. Но мне, видать, не светит, - она с сожалением вздохнула. Я дёрнулся, крепко заехав ей локтем. Она, отскочив, потёрла шишку, но продолжила улыбаться, - Норовистый! А развязать действительно не могу. Я кода не знаю.    Я угрюмо глянул на оковы. Там был кодовый замок. Рыжая была пешкой.    Как меня схватили, я не помнил. Последнее, что осталось в памяти, как жал в кровати новую девчонку-воина. Потом тьма.    - Куда вы меня везёте?    - К одной ами.    "Ами" - это обращение к взрослой неолетанке, кажется.    - Зачем?    - Не знаю. Но вряд ли такому хорошенькому мальчику что-нибудь плохое сделают. Наверное, ты понравился ей. Мне такие вещи не сообщают.    - Ну, хоть куда везёшь-то, знаешь? Как место называется?    Она улыбнулась, покусывая губы и смущённо поглаживая меня по груди. Причём одна рука уже делала это под футболкой.    - Я тебя привезу, а ты там всё сам спросишь.    Я рыкнул:    - Ну, тогда и не трогай меня.    Юбля! Мне вдруг стало противно от этого её бессовестного облапывания моего тела. Неолетанки - работорговцы! Малочисленная непонятная раса, чёрт знает какого пола, дети которой появляются в трёхполых союзах: неолетанка, мужчина и женщина. Причём последние двое могут быть представителями почти любой расы человека. Странные высоченные четырёхрукие полуженщины, к тому же, говорят, владеющие чем-то вроде магии, так называемое искусство "Ар". Их планету Республика рассеяла в космическую пыль ещё полтора столетия назад.    Эта глупая четырехрукая видит во мне раба и лапает, как раба!    Кому и что от меня понадобилось? Это ведь сорвёт переговоры. Меня же искать будут. Правда, может, они и хотят сорвать...    Рыжая со вздохом сожаления отступила от меня. И, немного подумав, уползла обратно на переднее сиденье.    Через некоторое время лайнер остановился.    Рыжая быстро отстегнула меня от страховочной скобы. Оппа! А говорила, что код не знает! У меня даже слов не нашлось на столь бессовестную ложь. А неолетанку, кажется, факт этой лжи нисколько не смущал.    Меня выволокли из машины и опустили, связанного, на землю. Вокруг лес. А передвигаться в таком положении я всё равно не смог бы. На поляне нас встречала крупная неолетанка. У этой фигура была очень даже женская. Грудь такая явная, бёдра, верхние руки мускулистые, нижние тоненькие, и густо увешаны кольцами. Длинные тёмные волосы, глаз не видно - полумаска.    Она опустилась рядом со мной на корточки. Рыжая поспешила предупредить:    - Осторожно, мастер, он дерётся.    Та, лишь усмехнувшись, тихонько погладила меня по волосам. Юбля! Как щенка гладит!    - Вас кто-нибудь заметил?    - Нет, мы уболтали одну дурочку опоить его, а потом вынесли через окно.    - Молодцы, - неолетанка достала пачку денег и отдала рыжей, - Теперь уезжайте подальше. Покиньте Остров Богов как можно быстрей. Это опасное дело, если вас поймают, убьют.    Рыжая пересчитала деньги и, быстро кивнув заказчице, прыгнула обратно в лайнер. В это время губы последней, неожиданно опустились на мои. Юбля! Я не успел даже толком выругаться, как в глазах всё поплыло, и я понял, что проваливаюсь в сон.       Очухался на кровати, растянут наручниками. Большая светлая комната. Какие-то картинки, цветочки на стенах. Вазы, салфетки. Оружия нет. На краю кровати сидит та самая неолетанка - заказчица.    - Меня зовут Марика, - маску она сняла. У неё большие карие глаза с пушистыми чёрными ресницами.    - Зачем я тебе?    - Арнелет хочет, чтобы ты сразился по её правилам.    "Арнелет" когда-то называлась погибшая планета неолетанок, а сейчас, как я понимаю, они с понтом так звали свой народ.    Я удивился. Но вид у неолетанки был довольно серьёзным. И, несмотря на то, что я был связан, я бы назвал отношение к себе уважительным.    - С кем? Когда?    - Через четыре дня. Соперники - неолетанки, молоденькие, лет восемнадцать, тринадцать человек. Последовательно. Неолетанки признаются проигравшими, если не смогут встать на ноги. Добивать совсем не надо. Ты можешь пользоваться мечами. Неолетанки обычно дерутся Дором. Это палка около метра длиной.    Лицо серьезное, голос спокойный. Но зачем?    - Зачем тебе это?    - Неолетанки дети тех же богов. Мы хотим мира, но у нас свои традиции, мы не можем их нарушать. Если победишь, Арнелет признает даккарцев воинами.    Неолетанки действительно были ещё одной расой наших же богов. Условно, конечно: как-то читал я немного из их писания, так там всё с ног на голову.    - А если проиграю?    - Если проиграешь, - она пожала плечами, - выставим нэрми фальсификаторами, а всю затею с этой олимпиадой показухой. Но ты ведь не собираешься проигрывать?    Я задумался. Она действительно хочет, чтобы я дрался по неолетанским правилам? Или врёт? Зачем выдумывать такое?    - Развяжи меня!       Марика:    Великая Ами Энастения выставила меня за дверь, просто приказав сорвать этот балаган Ники по союзничеству с Даккаром.    - Арнелет не нужны мужчины с оружием, не нужны армии мужчин, не нужны мужчины, не подчиняющиеся Арнелет. Делай что хочешь, хранительница, но останови мне этот фарс!    Дальше была работа для Мастера Истины, то есть, для меня. Приглядев у Ники самого симпатичного из даккарских чемпионов, я заплатила парочке Хинти, чтобы мне этого мальчика выкрали.    - Развяжи меня!    Крепкий, сильный. Чёрный пронзительный взгляд. Взгляд, в котором можно купаться...    Он боится, но не меня. Боится уронить честь своего Даккара. Я сгорала от желания залезть к нему под футболку, но сначала дело... Какая же у него бледная кожа, если присмотреться, даже немного серая. Такого цвета мужчин у меня ещё не было! Чертёнок! Кажется, если запустить руку в короткие чёрные волосы, нащупаешь рожки.    - А ты мне тут дом не разнесёшь? Давай так, я тебя развяжу, мы поужинаем, ты спросишь все подробности, которые тебе интересны. А потом я покажу тебе неолетанский стиль боя. Твои соперники даккарский уже видели, так что честным будет немного познакомить тебя с неолетанским. Я мастер этого стиля. Но за такое моё расположение ты обещаешь, что во время обеда и нашей беседы будешь вести себя вежливо и не станешь портить мне посуду и разносить дом.    Он молчал, задумавшись. Мне говорили, что они очень серьезны с обещаниями. Да, и вообще, до крайности честные парни.    - Значит, ты просто хочешь, чтобы я сразился по твоим правилам? Объясни тогда, зачем понадобилось красть меня и привозить сюда силой. Почему нельзя было просто пригласить сюда мастеров Даккара и по-хорошему обо всём договориться?    А чёртик-то умненький:    - Понимаешь... Ты заметил, что делегацию Даккара везде сопровождают Драконы? Только Драконы?    - Да, - мальчик задумался.    - А ведь Драконы не единственное военное объединение на Острове богов. Есть объединения не менее крупные. То есть, если говорить проще, то Драконы это не весь Остров Богов. И у них своя игра... это запутанные нити интриг. Сразиться Даккару с неолетанками Ника бы не позволила.    - Почему?    - Это очень долго объяснять. Чтобы понять, нужно разобраться в психологии САП. Нужно понимать, что такое Ника, и в каких отношениях она с другими объединениями. Если коротко, это ослабит её контроль.    Мальчик сжал губы. Он очарователен. И я сегодня же возьму его. Или это буду не я.    - Ну что? Ты поужинаешь со мной? Не будешь буянить? А то я люблю этот дом...       Дже:    - Ника не позволила бы Даккару сразиться с неолетанками. Это ослабит её контроль.    История выглядела правдоподобной. Сейчас, задумавшись, я действительно понимал, что все амазонки вокруг нас, все, кто с нами говорил, провожал, прыгал в постель, носили знаки объединения "Драконов". Ритнер всюду ходил с низкорослой Никой. Четырёхрукая карлица не оставляла его и на минуту.    - А зачем это тебе лично?    - Я преданная дочь Арнелет. Ты не голоден, или тебе просто нравится валяться в постели? - тут она задрала мою футболку повыше и, хитро ухмыляясь, поцеловала меня в живот.    - Юбля! Ты разговариваешь со мной или лапаешь? Я не раб тебе, чтобы меня лапать!    - Тише, тише. Просто на мужчин, валяющихся в постели, у меня соответствующая реакция.    Я постарался успокоиться:    - Развяжи меня, я обещаю сегодня твой дом не громить!    Четыре руки быстро расстегнули все наручники. Я потёр затёкшие запястья. Марика подмигнула:    - Если хочешь умыться, направо. Ужинать прямо.    Она спокойно повернулась ко мне спиной и вышла из комнаты. А ведь я не обещал не трогать её саму, только дом. Я заглянул в указанную ванну. Холодной водой привёл себя в чувство. Ситуация сложная! Надо всё обдумать! Вышел в столовую. Моя тюремщица сидела за богато накрытым столом. Она сделала мне знак садиться напротив.    - Марика, расскажи мне подробнее о правилах этого боя. Где и при ком он будет проходить? Кто эти воины?    Она заулыбалась:    - С удовольствием! Бой будет проходить на центральном неолетанском ринге в Чаше Судьбы. Этот город фактически столица неолетанок в Свободных землях. Традиция подобных боёв очень древняя и существовала ещё на нашей погибшей планете. Это, так сказать, ритуал признания за мужчиной права быть воином. Соперниками по традиции могут выступать неолетанки не выше тебя самого ростом, причём естественным ростом. То есть, это будут эми лет восемнадцати. И, кроме того, среди этих соперников не может быть мастеров даже самого первого уровня. То есть, ученицы, не выше тебя ростом, не старше двадцати лет. В таком бою не идёт речь о смерти. Если ты ранил соперницу, и она не может встать, она проиграла. Ты проиграешь, если опустишься на колени и попросишь пощады.    Я громко рассмеялся:    - Я не попрошу пощады, даже если буду близок к смерти!    - Убить они тебя не могут. Это уронит их честь!    - Тогда у них нет шансов!    Марика хмыкнула:    - Чертёнок, ты еще даже не видел неолетанский стиль! Не считаешь такие свои заявления слишком самонадеянными?    Я задумался. Что это за стиль боя такой, чтобы я с мечом в руках попросил пощады у соперника, который не может меня убить? Моя похитительница продолжала:    - Бой будет публичным. Авторитетные неолетанки на трибунах и полное освещение в прессе. Твоя победа для нас - способ начать с Даккаром мирные переговоры. Пока этого не произойдёт, разговаривать с вашими правителями для нас бесчестие.    - Но ты сейчас говоришь со мной?    - Я не официальное лицо, как и ты.    - Авторитеты, пресса и ни одного даккарского мастера?! Кто проследит, что против меня не мухлевали?    - Неолетанки очень верны традициям. Если они заметят отклонения от правил, они не признают результат поединка. Это не то, чего мы добиваемся. А пригласить даккарцев мы просто не в состоянии. Ваших мастеров Ника охраняет гораздо тщательней, чем мальчишек.    Я попробовал еду. Абсолютно безвкусно. Дрянная у них кухня! Но думать сейчас надо о другом.    - Ты сказала, что это древняя традиция... И часто такое проводится?    - Бывает. Но признаюсь, мне более ста лет, и на моей памяти ещё ни один мужчина не побеждал. Это когда-то на Арнелет мужчины умели владеть оружием. Здесь, в САП, таких нет! Поэтому мы сразу и вспомнили этот обычай при появлении на планете даккарцев...    М-да! Ну, понятно, конечно, откуда в напрочь матриархальном САП, где мужчины с тряпкой на лице ходят, возьмутся парни-воины. Но, честно говоря, не предполагал, что и на Арнелет такие были. Хотя, собственно, я понятия не имею, что представляла собой историческая планета неолетанок. Я и о сегодняшнем их обществе мало что знаю. Только то, что они торгуют людьми всюду, и с тех пор, как остались без планеты, живут в САП или прилегающих к нему Свободных землях.    Марика, улыбаясь, разглядывала меня, попивая сок из высокого бокала.    - Ты сказала, что покажешь мне неолетанский стиль?    - Да. Я знаменитый мастер этого стиля. Через часик, ну, чтобы не сразу после обеда, я приглашаю тебя сразиться со мной. Во-первых, ты увидишь особенности стиля, во-вторых, поймёшь, что опасность такого проигрыша очень даже не иллюзорна. Шансов победить меня ты практически не имеешь.    Я усмехнулся. Ну да, она, наверное, крупнее и тяжелее меня раза в два. Я и так невысок, а она длинная во всю свою неолетанскую природу. Если встать рядом, я ей носом в грудь, наверное, упрусь. А по играющим на верхних плечах мускулам можно судить, что она ещё и сильная. Но меч-то её режет от этого ничуть не хуже.    - Ты настолько самоуверена!    Она рассмеялась:    - Роджер, ты молоденький совсем мальчик, а я держусь в десятке самых сильных мастеров меча уже почти пятьдесят лет. Бой со мной - это просто демонстрация стиля. А реально твои соперницы на ринге, будут такие же, как ты, зелёные.    Внутри я практически рычал. Считает меня зелёным мальчишкой! Смотрит, как на раба. И самоуверенно заявляет, что я ей не соперник.    - Где моё оружие? Мне не нужна передышка после обеда. Тем более что кухня у вас дерьмо! Ты, я думаю, от бокала сока тоже не переутомилась. Я побью тебя сейчас!    Марика, не спеша, сделала ещё один глоток сока:    - Хорошо. Давай пройдём в зал. Твои мечи там.       Марика:    Мальчик оказался горделив и задирист:    - Верни моё оружие, я побью тебя сейчас!    Конечно, малыш! Ты у меня сам на этот бой выйдешь, и сам уверишь журналистов, что хочешь драться...    - Прошу.    Мы прошли в спортзал. Я скинула верхнюю блузку и юбку. Чертёнок радостно схватился за свои мечи. Я сняла со стойки Дор.    - Вот эту штуку неолетанки используют в качестве оружия.    Он подошёл, рассматривая. Взял Дор у меня из рук, повертел, прикидывая вес и прочность:    - И как им можно убить?    - Им невозможно убить. Он предназначен для защиты, и лёгких ударов.    - Тогда я вообще ничего не понимаю. Зачем оружие, которым нельзя убить?    - Это непросто объяснить. Неолетанки избегают убийств. Даже убийств своих врагов... Давай лучше приступим к бою. Дополнительно из вооружения я возьму наручи.       Дже:    Я вертел в руках странный предмет. Круглая ручка и на конце площадка с две ладони. Теннисная ракетка? Лопатка для печи? Ручка крепкая и тяжёленькая. Скорее всего, внутри металл. Но сверху мягкий слой резины. Я мог представить, как этой штукой можно защищаться. Но как нападать?    Марика разделась, оставшись в коротких шортах и топике. Тело у неё очень сексуальное, даже несмотря на огромный рост и лишние руки. Она внимательно затягивала вторыми руками наручи.    - Я вижу на тебе защиту, но не вижу оружия. Тебе нечем ни убить, ни даже ранить?    - Я не собираюсь тебя ранить. Чтобы выиграть, я должна заставить тебя встать на колени и попросить пощады.    Я смотрел на неё, стоя, как вкопанный. Марика, не спеша, снимала свои многочисленные кольца.    - Ты уже объяснил мне, что не веришь в возможность такого исхода. А такое неверие для тебя опасно. На ринге ты можешь отнестись к соперникам невнимательно. Поэтому сейчас я это исправлю. Отнесись серьезно к этому бою.    Она вышла на середину зала, улыбнулась, раскручивая лопатку в руке и подманивая меня к себе.    Бред!    Я выхватил мечи и медленно двинулся к ней, чуть сдвигаясь по касательной.    Мой первый удар Марика отбила легко, наручами остановила меч, а лопаткой обидно заехала по заднице:    - Сосредоточься! То, что я кажусь неопасной, иллюзия!    Второй меч пошёл в бедро, Марика ловко отклонилась, по кисти пришёлся удар рукояткой лопатки, а вторая рука царапнула ногтями по шее.    - Малыш, я не просто поставлю тебя на колени, я после этого трахну тебя, как самого дешёвого раба. Соберись!    Я рыкнул. С разворота поднырнул под её рукой, нанося удар в бок. Она увернулась в последний момент, и лезвие лишь тонко скользнуло по коже, оставляя длинную царапину. По шее опять прошлись вторые руки. Лопатка вовремя остановила правый меч, отшвырнув меня вместе с ним назад.    - Молодчина! Ну вот, теперь смотри и попробуй победить!    Она крутанулась, подсекая мне ноги, мечи пришлись на ручку лопатки и наручи, вторая рука сильно рванула на мне футболку. Ткань треснула. Палец второй руки резко нажал какую-то точку. Я отскочил.    Теперь мне было уже немного понятно. Кажется, дерётся она голыми руками. А лопатка - только чтобы защищаться от меча. Сложной комбинацией я оставил неглубокую рану на её плече, но получил ещё дважды манипуляции пальцами. В глазах у меня немного двоилось. Я явно терял в координации и ловкости. Вторые руки толчками ладоней прошлись по моим бокам. Перед глазами темнело.    Мечи упёрлись в звенящую поверхность наручей. Вторые руки схватили голову, сильно надавливая пальцами в какие-то точки на шее. Губы припечатало влажными губами. Потом она резко отпрянула, бросив меня на пол.    ...Комнаты вокруг не было, только какая-то безжизненная равнина. Сумрак, холодно. Рядом на земле Архо. Не движется. Я быстро ринулся к нему, проверяя пульс. Еле чувствуется. На груди большая рана. Марика стоит в нескольких метрах от меня и не нападает:    - Ну, попроси меня пожалеть тебя, помочь тебе, - улыбается. А в руках крутит ключ мгновенного перемещения. Выход для Архо из этой западни.    - Давай договоримся.    - Договоримся, если ты встанешь на коленочки и очень попросишь.    Я ещё раз взглянул на брата. Возле тела растекалась лужа розовой крови. Времени нет совсем!    Я отбросил оружие и бухнулся на колени:    - Прошу, давай договоримся, пожалуйста.    Она, быстро наклонив мою голову назад, принялась целовать в губы.       Марика:    Чертёнок явно уже терял боеспособность. Движения стали замедленными и неловкими.    Я без труда остановила мечи, поцеловала его и отбросила. Как же меня заводит это действо!    Некоторое время молча наблюдала за его метаниями, подсказывая направление:    - У тебя нет выхода. Нужно просить меня быть доброй к тебе. Просить помочь. Становиться на колени и просить. Бросай оружие и проси.    Взгляд сфокусировался. Ар обрёл русло. Мальчик придумал для себя оправдание.    - Давай договоримся.    - Договоримся, если ты встанешь на коленочки и очень попросишь, - я усмехнулась, показывая на пол перед собой.    Он ещё немного помедлил. В глазах читался спор, страх, решимость. И упал на колени.    - Прошу...    Как же я желаю тебя сейчас! Я жадно целовала его губы:    - Чертёнок, а как твоё домашнее имя? Как тебя друзья зовут, мать?    - Роджер или, как в детстве, Дже.          Глава 2       Дже:    Проигранный бой как-то самопроизвольно и естественно перетёк в секс. Я уже начал привыкать, что обитательницы Острова богов считают это самым уместным призом победителю.    Её руки стягивали с меня одежду, трогали каждый миллиметр тела. Жарко и требовательно. Такого возбуждения я в жизни ни с одной женщиной не ощущал. Такой бешенной животной страсти. Тягучего и солоноватого желания иметь её. Владеть её телом...    Она была просто сногсшибательно сексуальна. Такое сочетание силы и сексуальности. Не женской страсти. Женщины боятся секса, подчиняются ему или разрешают ему быть. А она рвалась вобрать меня. Я даже усомнился, кто кого имеет.       Марика:    Амоса правила балом. Мальчик целовал меня с таким жаром, с такой жаждой припадал к моей груди. С таким желанием и силой двигался во мне. Прекрасное юное тело, единый мускул страсти. Гибкий, выносливый...    Я бы смеялась, если бы не напрочь сорванное дыхание: Бог Мева в культуре Арнелет - дух войны и страсти. Даккарцы называют себя сыновьями Мевы. Воистину!    Чертёнок резко схватился рукой за простынь и, потянув к себе, изогнулся, хватая воздух ртом.    Я прижала его к себе, останавливая движение. Сладкий какой!    От моего проникновения он широко раскрыл глаза, ахнув. Вообще, это искусство, владеть своим телом так, чтобы мужчина чувствовал тебя, но не сжимался от боли...    Сладкий мальчик! Боль не пугает его. Конечно, как воин, он должен быть привычен к боли. Он просто выровнял дыхание и снова потянулся ко мне губами...       Мне пришлось остановиться самой часа через четыре. Малыш, казалось, готов был продолжать ещё и ещё, не осознавая предела своих сил и возможностей. А он мне нужен сильный, бодрый и уверенный в своей победе уже буквально через три дня.    - Спи, чертёнок Дже.       После такого количества наркотика - Амосы (губы неолетанки - пьянящая вещь), да ещё и в первый раз, отоспался он довольно быстро, всего за четырнадцать часов. Видимо, неолетанок маленький проказник уже пробовал.    Он сидел в столовой, растеряно озираясь:    - Что вчера было? Там был Архо?    - Кто?    - Мой брат Архартер.    - Нет. Кроме нас с тобой ни в зале, ни в спальне, никого не было. Это воздействие моей техники. Достигая некоторой грани, ты сам придумываешь оправдания, чтобы выполнить мои требования.    Он некоторое время обдумывал сказанное:    - Это гипноз?    - Это Ар. Неолетанское искусство Ар!    - И как от него защищаться?    - Победить раньше, чем он подействует. Ты вчера довольно халатно отнёсся к бою. Очень халатно. И это при том, что я предупредила тебя, что владею стилем на самом высшем уровне. Но для демонстрации, думаю, вполне потянет. Суть моей техники ты понял, опасность поражения осознал. Если у тебя есть ещё вопросы, я могу на них ответить.    Он молчал.    - Если вопросов нет, теперь, после демонстрации и объяснений, я хочу услышать твой ответ: ты сразишься в этом бою? Да или нет? Ответить ты должен сейчас, пока у меня есть время найти, если что, другого воина Даккара.    - Ты даёшь слово, что всё, рассказанное тобой, правда, и что после этого боя я беспрепятственно вернусь к своим без лишних проблем?    Я усмехнулась:    - Всё, рассказанное мной об этом поединке, правда. И после него я с почестями доставлю тебя к твоим братьям и наставникам, - она сделала паузу, - Если, конечно, ты не подойдёшь к бою, как вчера, и не умудришься проиграть этим зелёным эми. В таком случае, ты станешь собственностью победителя до тех пор, пока кто-нибудь из мастеров Даккара не потребует тебя вернуть. Учитывая отдалённость Чаши судьбы, на три-четыре дня. Надеюсь, такая перспектива только подстегнёт твоё желание драться по-настоящему!    - Хорошо... Я сражусь в этом бою.    Внутри я заулыбалась, снаружи лишь сосредоточенно кивнула.    - Замечательно. Мои люди обеспечат тебя всем необходимым и привезут через три дня на поединок. Там мы с тобой и встретимся.    Беспокоиться о мальчишке больше не стоило. Он всерьёз решил доказать, что может драться лучше, чем вчера. Он выйдет на этот бой добровольно, с улыбкой на лице. Не то, чтобы я чувствовала триумф победы. В том, что я, не напрягаясь, могу заморочить голову мальчику, я никогда не сомневалась. Теперь осталось изящно втянуть в это все остальные силы.    Мальчишка сам по себе меня больше не интересовал. Меня, вообще, мужчины интересуют только до первой ночи. Ну, ещё, может, недельку, максимум, месяц после этого. Сейчас тело моё было удовлетворено. А мозг уже прокручивал варианты, как провернуть дело наиболее эффектно. Нужно ещё столько всего подготовить.    Чертёнок кивнул.    - Хорошо. Вопросов у меня больше нет.    - Ты обещаешь не обижать моих людей?    - Если они не станут на меня нападать, да.    - Тогда до встречи. Я на тебя надеюсь.       Дже:    Утром Марика довольно хмуро отругала меня за несерьезное отношение к вчерашнему бою. Я слишком долго не мог поверить, что она может быть опасна с этой смешной штукой в руках. Слишком долго соображал, и в результате, проиграл так легко, что сам в шоке.    Про неолетанский Ар я слышал немного. По сути, это искусство управлять людьми. В случае боя, как я понял вчера, это техника точечных ударов, подчиняющих сознание. Надо поработать над блоками и уходами. Ещё для меня оказалось непривычным следить не за двумя, а за четырьмя руками. Тем более что я в начале решил, что вторые руки она, вообще, в бою использовать не будет. Глупое решение!    Но, в общем, Марика права, вчерашний бой с ней дал мне довольно целостное представление о технике. Теперь я понимаю, что этот стиль опасен, но победим. Просто надо кое-что отработать, и к своим я вернусь с почётом, прославляя род Об Хайя.       Марика:    Монастырь, где я оставила Дже, уже скрылся за деревьями. Лайнер легко летел над рекой. Теперь надо подумать о яблоках к этой утке.    Я вытащила коммуникатор, набирая номер главы объединения Королей, кинжала наследия - Стрелы. Коммуникатор пискнул, сообщая об удачном соединении, и я бодро приветствовала одну из самых властных женщин Свободных земель:    - Здравствуй, сильная женщина!    - Здравствуй, Морена. Ты звонишь огорчить меня или порадовать?    - Скорее пригласить поговорить, чтобы иметь возможность огорчить или порадовать лично.    - В чём суть вопроса?    - В мужчинах. Эта тема влечёт нас обоих.    Стрела немного задумалась:    - И мы разнимся в этом вопросе с твоей маленькой родственницей?    - Да, её вкусы в последнее время сильно поплохели.    - Хорошо. Где и когда?    - Через три дня, как всегда на Большое солнце, в Чаше судьбы будет праздник. Будь моей гостьей. Я торжественно приму тебя и твоих людей, и у нас будет время посплетничать.    - Хорошо. Я приеду.       Теперь нужно было как-то выбить на праздник кого-нибудь из Драконов. Саму Нику не стоит, пусть смотрит шоу в записи. А вот какого-нибудь титулованного болванчика обязательно надо. Я набрала телефон Ники. Первый меч драконов и опора величия богов ответила не сразу. Я придала голосу некоторую оскорблённость:    - Здравствуй, дорогая родственница.    - Здравствуй, Марика. Если твоё дело не срочное, я бы поговорила с тобой позже.    - Оно очень короткое. Через три дня день Большого солнца в Чаше судьбы. Я понимаю, что тебе не до этого варварского празднества, у тебя есть более тонкие и цивилизованные дела. Но всё-таки, традиционно, нижайше прошу почтить нас своим присутствием.    - Марика! Мы уже говорили об этом!    - Моё приглашение официально, Первый меч Драконов и Опора Богов воительница Ника.    - Марика!    - Тебе не обязательно самой видеть наши пьяные рожи. Можешь прислать какую-нибудь титулованную куклу. Меня, в принципе, такой вариант тоже устроит.    Ника немного помолчала:    - Хорошо, я пришлю к тебе Сехмет, - и она повесила трубку.    Я улыбнулась. Иногда напряжённые родственные связи бывают очень даже на руку.       Дальше всё было уже очень просто. Следующий звонок был Великой ами Энастение.    - День добрый тебе, Великая.    - Морена! Ну, порадуй меня. Ты нашла изящный выход?    - Очень изящный! Помоги мне. Привези ко мне на Большое солнце как можно больше титулованных особ. Нэрми я уже пригласила, монастыри позову сама. Привези мне Великих ами со свитами, и как можно больше.    - Что там будет?    - Праздник, шоу и изящное решение. Вы все хорошо отдохнёте и получите море удовольствия.    - Это будет публичным?    - Более чем. Я собираюсь пригласить пару женских каналов телевиденья САП.    - Что ж. Я плохо понимаю суть, но доверюсь тебе, Хранительница. Привезу всех, кого смогу.       Я улыбалась. Моя игра будет спонсирована Дочерями Ар, поддержана Королями, неумело опровергнута Драконами. А сама я на всём этом ещё и раскручу свою маленькую столицу Чашу судьбы, с её пока не пользовавшимся популярностью праздником в честь Большого солнца. Коммерческая жилка мне досталась от матери. А не унаследованные от неё душевные метания и меланхолия позволили сделать из этой жилки капитал. Большой капитал!    Большая часть того, что я имею в этой жизни, куплена мной на эти самые финансы. Я люблю быть популярной, люблю окружать себя преданными людьми, но думаю, стоит мне прекратить вливать в это деньги, - мой мир рассыпется, как песочный замок. Успокаивает в таких размышлениях одна вещь. Переставать вкладывать в свои игры я не собираюсь, как и не собираюсь переставать на них зарабатывать.       Лайнер свернул с реки и понёсся над бесконечным лугом. Где-то там, в долинах, находится монастырь "Растаявшей зори" - центр боевых искусств мастеров Ар. И у меня будет два дня, чтобы отобрать и проинструктировать самых талантливых из его юных учениц. Меня уже ждут. Желание Хранительницы Истины Морены (то есть моё) видеть лучших юных учениц всех монастырей, готовящихся пройти этой весной только первый порог мастерства, разослали ещё вчера. Сразу, как в моей гениальной голове созрел этот план.          Глава 3       Марика:    Два дня пролетели очень быстро. Работать с эми подростками довольно хлопотная штука. Лично у меня на это терпения не хватает. Но объяснить свои желания по поводу предстоящего шоу мастерам, а потом любоваться результатом подбора... Результатом я была довольна.    Теперь шоу. Утренний холодок и лёгкая дымка атаквы ласкали кожу. Я, не спеша, пила чай на балконе своей резиденции в Чаше судьбы. Мой маленький город. Узкие улочки, причудливые арки, округлые крыши изящных белых домиков. Мой город, моя долина, мой туман. Последние лет двадцать (с тех пор, как получила титул Хранительницы Истины) я даже живу здесь постоянно. А в свой дом на Селене заезжаю только в случае каких-нибудь крупных презентаций или заседаний совета директоров моего бизнеса.    Я по натуре бездомна. Не манят меня родные стены. Родные лица лучше воспринимаются на расстоянии, а покой вызывает скуку. Зато, приключения, новые дороги, люди, постели просто сводят сладостью. Роль Хранительницы в этом вопросе давала возможность развернуться.    За последние двадцать лет, я реформировала систему взаимодействий монастырей и мастеров, писала учебную литературу, сочиняла легенды и маски. Делала Владык тайной. Засаживала эту долину кустарниками, распространяющими туман Атаквы. Строила этот город. Возрождала истинную флору и фауну Арнелет. Строила храмы по старым чертежам... короче, проще перечислить, куда моя фантазия меня за это время не кидала.    Вообще, Хранительница Истины - титул довольно условный. И дали мне его очень неохотно. Моё нежелание иметь семью, вообще, сильно отпугивает от меня традиционных неолетанок. Для неолетанки это нонсенс. Высшая ценность жизни в культуре Арнелет - это семья и дети. Но что я могу с собой поделать?!    Зато, я люблю и умею быть популярной. Я самая популярная неолетанка, самый популярный мастер Ар. По моим высказываниям в прессе большая часть простых неолетанок отделяет добро от зла. По моим книгам учатся понимать мир. Короче, ни у Великих, ни у Эдоллы (Хранительницы Ар и главы школы Владык) не было выбора. По сути, я стала хранительницей Истины значительно раньше, чем формально получила этот титул. Я и так правила умами и душами Арнелет.          В комнату, легонько постучав о стену, вошла высокая нэрми. Немолодая, светлые волосы чуть прикрывают уши, темно-синие глаза наполнены тоской и безразличием. Одна из командиров Драконов, капитан Сехмет. Я, широко улыбнувшись, встала:    - Здравствуй, безмерно уважаемая мной Сехмет. Я смотрю, моя любимая родственница опять заткнула тобой своё невнимание к моей персоне.    - Первый Меч Драконов очень занята.    - Что же так занимает её?    - Идёт олимпиада с сыновьями Даккара.    - Ах, мужчины! Когда мужчины, не дающие тепла душе и телу, отвлекают ами от её семьи, это плачевно.    Я улыбнулась. Сехмет была не слишком умной, но доброй женщиной.    - Но знаешь, я всё-таки безмерно рада тебя видеть. Кажется, я скоро начну воспринимать своей семьёй тебя, а не Нику. Улыбнись, моя дорогая Сехмет. Сегодня светлый праздник наших прабабок. И я постараюсь, чтобы тебе не было скучно.       Дже:    На два дня я перешёл в режим усиленных тренировок и сна. Помещения, в которых я проживал, находились, наверное, ниже уровня земли. Это не давило. И пленником я себя не чувствовал. Здесь были высокие потолки, огромные комнаты, яркое освещение, спальня, ванна, столовая, спортивный зал. Ещё какие-то коридоры и комнаты, куда я не ходил.    Тощая неолетанка, которую оставили прислуживать мне, была молчаливой. Мои указания выполняла без споров. Спокойно и уважительно.    Отказала только два раза: выпустить меня на пробежку, объяснив: "Мы находимся в долине Ар, вокруг болота, содержащаяся в них Атаква может вызвать у Вас аллергию и надолго вывести из строя". И на мои намёки по поводу секса: "В организме неолетанки содержится наркотик - Амоса. Это вещество при занятии сексом попадает в организм мужчины, усиливая ощущения блаженства. Но также оно ослабляет внимание и реакцию, а выводится из организма полностью только через сорок восемь часов. Ваша реакция Вам понадобится раньше". Спокойная и до педантичности правильная служанка.    Расставляя завтрак сегодня, она сообщила:    - Нам нужно выехать через два часа, мастер. Будьте готовы, я спущусь за Вами.    Я кивнул.       Дорога заняла три часа. Я сидел на пассажирском сиденье, рассматривая разноцветный с переливами туман, небольшими шапками стоящий в некоторых местах над землёй. Чудно и неудобно. В какой-нибудь такой шапке можно легко спрятать отряд солдат, и их никто не заметит.    Ближе к городу шапки на некоторое время стали попадаться чаще, пока резко не оборвались на каменных мостовых. Неолетанка перехватила управление у автомата, лавируя по узким улочкам между странными нефункциональными постройками, и остановилась у ворот. Выглянувшая охрана быстро убрала это препятствие.    Марика вышла встречать меня на крыльцо. Я ухмыльнулся. На ней была длинная,
полупрозрачная юбка ярко-красного цвета. Очень сексуально.    - Как самочувствие? Не передумал?    - Я уже обещал тебе, что сражусь в этом бою! Я не могу передумать.    - Хорошо. Я просто хочу удостовериться, что с тобой всё хорошо.    Я фыркнул, хлопотать надо мной, словно над ребёнком, это явно лишнее.    - Тогда пойдём, я представлю тебя именитым гостям сегодняшнего праздника. Только просьба, не рассказывай им пока ничего про поединок, а то рассуждений, что и я заразилась модой давать мужчине в руки оружие, не избежать. Некоторые из них жутко консервативны.    - Хорошо.    Мы поднялись в небольшую гостиную. На лицах большинства гостей моё появление вызвало сильное удивление.    - Дорогие мои, хочу представить вам моего гостя сегодня. Мастер Роджер Об Хайя.    Я вежливо кивнул гостям. Марика придвинулась ближе, нашептывая мне на ухо.    - Эта грациозная женщина справа - Кинжал Наследия и Опора Богов, глава Королей, Стрела. Неолетанка на диванчике - Великая Ами Энастения. А слева ты, думаю, узнаёшь раскраску драконов. Это капитан Сехмет. С Никой у меня договориться не получается, а вот её помощники порой оказывают мне содействие.    Я ещё раз вежливо кивнул гостям, внимательно стараясь запомнить лица и данные к ним пояснения. Удивлённые, но всё же надменные рожи. Ничего особенного, что обе женщины, что неолетанка. Ни силы в движениях не чувствуется, ни гибкости. Рядом с Марикой так просто ноль.    - Что ж, милые мои, теперь все самые дорогие мне гости в сборе, и мы можем отправляться на торжество.       Марика:    От захлёстывающего азарта меня уже немного лихорадило. Нэрми и Энастения, а после и присоединившиеся к нам Великие ами Перлиада и Гардеона с удивлением поглядывали на юного даккарца. А после того, как этот чертёнок обратился ко мне "Марика" и вовсе потерялись. Домашние имена ведь обычно используют любовники.    Моя элитная ложа сегодня просто ломилась от титулованных особ. Да и другие ступени храма Посвящения были заполнены плотнее, чем обычно. Танцы в честь дня Большого солнца заканчивались. Танцоры покидали арену.    Меня же во всём этом сейчас забавлял факт, что телевидение, как всегда, сочтя ритуальный танец малоинтересным, от скуки снимало моего удивительного гостя и его милое общение со всей этой элитой. Каким скандалом это станет всего через несколько минут, особенно для Сехмет!    Музыка смолкла, и теперь на арену вышла высокая белокурая неолетанка, Мастер Истины - Нандерель.    - Добры дороги ваши, друзья и гости нашего праздника. Мы рады видеть ваши лица, рады вашим улыбкам. Арнелет очень традиционна в своих деяниях. Знаю, многих это раздражает, - она улыбнулась.    Я наклонилась к уху Дже.    - Ты готов?    Он кивнул.    - Сегодня мы решили немного шагнуть в ногу со временем. "Круг власти" - древняя традиция, доставшаяся нам от предков. Исторически это испытание было призвано признать мужчину воином или низвергнуть. Сегодня, в день Большого солнца, мы вспоминаем эту традицию в надежде породить легенду.    - Пора. Спускайся к ней!    Чертёнок молча выпрямился и со спокойным видом непобедимого воина направился к Нандерель. Звук отпадающих челюстей по ложе и всему храму звучал серебряными колокольчиками в моих ушах.    Энастения, посмеиваясь, глубже устроилась в кресле. Стрела, стараясь скрыть улыбку, принялась за кофе. Сехмет растерянно хлопала глазами. Я сделала знак своим людям присмотреть за ней.    Нандерель продолжала:    - Побед вашим мечам, мастер Роджер Об Хайя. Я правильно назвала ваше имя и титул?    - Правильно.    - Вас считают одним из лучших воинов из тех, что прибыли к нам с миссией Даккара. Так?    - Да.    - Вам рассказали условия боя, согласно которым состоится сегодняшний поединок?    - Да.    - Давайте вместе проговорим их для наших зрителей. Возможно, кто-то из наших гостей незнаком с этой традицией. Начинайте, я буду помогать.    Дже был собран и чёток. Удивительно, но я снова залюбовалась им. Он снова был мне интересен.    - Против меня выйдут последовательно тринадцать неолетанок, не выше меня ростом и не имеющие звания мастера.    - Никакого мастера, даже самого низшего.    - Неолетанка считается побеждённой, если не может встать на ноги.    - Вообще, не сможет подняться. Стоящая на коленях, тоже не воин. А также она может не вставать добровольно, таким образом, просто признав своё поражение.    - Убивать меня они не могут.    - Неолетанки вообще не склонны убивать.    - Я могу использовать в качестве оружия мечи, неолетанки - штуку, похожую на лопату, элементы брони и голые руки.    - Абсолютно верно, эта штука называется Дор.    - Я считаюсь победителем, если побеждены все тринадцать.    - Точнее, если ни одна из них не выполнит условий Вашего проигрыша.    - Я считаюсь проигравшим, если попрошу пощады.    - Не просто попросите, а добровольно встав на колени.    Огромные трибуны храма Посвящения, замерев, вслушивались в каждое слово. Нандерель была неотразима. Ловкое жонглирование истиной.    - Мастер Роджер, Вам когда-нибудь доводилось видеть неолетанский стиль боя? Вы представляете, что это такое?    - Да. У меня был поединок с Марикой.    Нандерель широко улыбнулась:    - О да! Хранительница Истины Морена, несомненно, очень хорошо владеет неолетанской техникой боя.    Нандерель сделала неглубокий поклон в мою сторону. Трибуны зашуршали лёгким гомоном.    - И ещё, мастер, чем грозит Вам лично победа или поражение в этом бою?    - Если я выиграю, Арнелет признает даккарцев воинами, если проиграю, на четыре дня стану собственностью победителя.    - Всё верно, при победе, которой мы Вам все желаем, Арнелет признает Вас воином, а с Вами и такую возможность для всего Даккара. Если проиграете, не допусти боги, станете собственностью победителя. А так, как Вы гость нашей планеты, то любой мастер вашего рода будет иметь права истребовать вас у неё. Так что да, четыре дня.    Зал уже гулко переговаривался.    - Мастер Роджер, Вы знаете, что эта арена построена пятьдесят четыре года назад, и пока она не видела мужчины победителя.    - Знаю! Но пока на эту арену не ступали даккарцы.    - Всё верно. Но вы согласились учувствовать в бою добровольно?    - Да. Меня обманом вывезли из города Костры, но, получив полные объяснения, я согласился участвовать в бою добровольно.    Энастения наклонилась к моему уху:    - Как тебе удалось уговорить его, чтобы он вышел туда сам?    - Даккарцы вообще очень самонадеянны.       Дже:    Я специально проговаривал все правила недвусмысленно и подробно. Хотел точно знать, не обманула ли меня Марика. С каждым словом только убеждаясь, что в курс дела меня ввели максимально честно.    - А сейчас, мастер Роджер, я представлю Вам ваших соперниц.    Шеренга неолетанок-подростков выглядела до придела не-воинственно. Все, как минимум, на голову меня ниже. Развитой мускулатурой отличались лишь половина. Дети детьми, на вид.    Ведущая представила их всех, указав возраст и монастырь, в котором они обучались. И все младше меня самого.       Я очень обрадовался, когда первой на арену вышла одна из самых крепких и спортивных соперниц. С такой легче начинать сражаться без зазрения совести.       Марика:    Когда чертёнок искусно вывел из строя третью из своих соперниц, Энастения заволновалась:    - Дорогая, он ведь проиграет, правда?    - Не волнуйся так, Великая. Он должен производить впечатление сильного воина, чтобы Даккар потом не заявил, что парень был болен или пьян. Расслабься. Ты будешь довольна исходом этого спектакля.    После пятой победы даккарца даже Сехмет расслабилась. А показательное избиение неолетанок, между тем, на этом заканчивалось. Дальше выходили эми, реально владеющие Ар. У меня даже была припасена одна с дистанционным влиянием в радиусе четырёх метров, но я надеялась справиться без неё, чтобы даже придраться было не к чему.    Ар очень обширная область. Это запахи, слова, звуки, жесты, касания. А мальчик готов был защищаться только от ударов. Так что в исходе этого боя не было никакой неопределённости. Публичное избиение младенца.    После шестой соперницы Дже сильно потерял в координации и реакции. Но, по плану, следующих двух он должен был победить из последних сил, не ухудшая своего положения.    Зал, уже охваченный азартом, следил за каждым движением мальчика. Телевидение не отрывалось от камер. Нандерель с придыханием комментировала бой.    - Разворот, удар. Какая страсть! Сколько жара в этих руках. Я просто плавлюсь от желания.    Девятая соперница стащила с мальчишки рубашку.    Чертёнок вырубил её размазанным, но сильным ударом в голову. Но в глазах уже читалось понимание, что он проигрывает. Просто понимание. Ни страха, ни отчаянья. Сжатые зубы безграничного упрямства.    Десятая эми свела координацию на "нет" чётким точечным воздействием и ушла с ринга сама. Потому что финальный спектакль был не за ней.    Эми, выбранная на роль победителя, была талантлива и фотогенична. Ведь это её мордашка будет на фото и видео, которые сегодня разлетятся потоком по всему миру.          Глава 4       Дже:    Первые соперницы давались мне очень легко. В спарринге со мной они не выдерживали и пяти минут. И то, больше прыгая от меня по арене, чем сражаясь.    С шестой что-то пошло не так. И понял я это, только когда её уже уносили с арены. Хотя, я не пропустил ни одного удара, но у меня кружилась голова!    Дальше бой пошёл примерно на равных. Периодически смаргивая расплывающуюся картинку перед глазами, я пропускал некоторые удары. Лопатка оставляла на моём теле множество основательных синяков. Пальцы вторых рук несколько раз вонзались в какие-то точки на животе и шее. Положение стремительно ухудшалось.    Я понял, что проигрываю, когда белобрысая коротышка воспользовалась моим замешательством и, с треском разрывая футболку, прошлась ладонью по животу.    Я уже видел этот приём у Марики!    Девятая! Сжать зубы и драться до конца...    Я ещё успел вырубить пару соперниц, прежде чем в глазах сгустилась темнота, и на мои сжатые губы опустились чужие. Мир стал отрывочным. Я помнил, как стоял на коленях в слезах. Как тянулся губами к руке смуглой маленькой неолетанки. Как, уже абсолютно голый, обнимал её колени...       Марика:    Он был открыт и нежен. Гордая юность с искусанными в кровь губами. Прекрасное бледное тело в смуглых руках, одурманенных амосой вожделения.    Ученица монастыря Второго заката вовсю оправдывала высокий статус своей школы: побеждала красиво и очень зрелищно. Мальчик стоял в раздумьях несколько минут. Ар уже вовсю владел его сознанием. Фотокамеры щёлкали, не переставая. Красивое полуобнаженное тело, окровавленное оружие и растерянный взгляд, избиваемый какими-то внутренними, только ему видными демонами.    Соперница не торопила, она мягко улыбалась, всем своим видом показывая предвкушение обладания этим телом.    Роджер поднял на неё взгляд. Ар опять нашёл выход. Мечи отброшены в сторону. Мальчик повалился на колени.    - Пожалуйста...    - Ты просишь пощады? Я хочу услышать это громче!    - Пожалуйста, пощади!    Зал взорвался аплодисментами. Но малышка не спешила заканчивать. Правильно, её роль была больше. Мы не просто низвергаем Даккар со ступени воина, мы поспешим напомнить публике и телезрителям о сути и предназначении мужчины. Ведь воины Даккара всего лишь мужчины.    Эми дождалась, когда аплодисменты утихнут. Потом неспешным шагом подошла к мальчику и, приподняв за подбородок, смакуя, поцеловала его в губы:    - У! Какой сладкий! Раздевайся!    Зал защёлкал фотокамерами с двойным усердием. Чертёнок хмурился, чего-то пугался, но повиновался. Как он мог не повиноваться?! Что он осознавал из происходящего?! Сейчас в его голове не было реальности, не было логики, всё подчинял себе Ар.    Мальчишка, со слезами на глазах, выпрямился. Абсолютно голый. Затерянный в мире своих демонов.    Эми, смеясь, обошла его, грубовато лапая ручонками.    - А я смотрю, с призом мне сегодня повезло! И инструмент очень даже...    Рука по-хозяйски сжалась на члене.       Я залпом допила коктейль. И что со мной такое сегодня?    - Нандерель, всё, уводи эту порнографию в помещение. Да, туда, где оборудование для съёмок. Телевизионщикам намекни, что если будут снимать тихо и не мешать нашим основным операторам, то за небольшую сумму ты проводишь их в зал и позволишь заснять видео не более получаса.    На арену я больше не смотрела. Блин, что такое? Этот парень не первый, кого я выставляла на круг. Ничего с ним плохого не будет. Да и получила ведь я от него уже всё, что хотела?! ... Кого я убеждаю!? Меня до боли раздражало видеть, как к нему прикасаются другие. Боги туманов! Марика, с каких пор ты стала ревнивой?!       В элитную ложу пустили журналистов:    - Великая Ами Энастения, как вы прокомментируете случившееся?    Это женский оппозиционный канал планеты Ажюрдай. Энастения улыбнулась, стараясь не глядеть на меня:    - Очень красивое зрелище. Какая грация, энергия, страсть! Мне понравилось!    - А что вы скажете о политической стороне этого вопроса?    - Политической? - великая покосилась на журналистку, всячески выражая своё удивление - Простите, я приехала на день Большого солнца отдыхать. Политика меня сегодня не занимает.    Энастения подняла высокий бокал Амосы, делая глоток. Тем самым давая понять журналистам, что интервью окончено.       - Хранительница Морена, даккарец признался, что знаком с вами лично, это правда?    Женский канал планеты Селены.    - А разве даккарцы умеют врать? Мне искренне жаль, что мальчик проиграл. Но со своей стороны я сделала всё, чтобы досконально проинструктировать его и подготовить к этому сражению.    - И теперь Арнелет открыто заявит о своём непризнании Даккара?    - Нет, что вы! Просто этот мальчик не победил. Но, возможно, способны победить другие, мы не будем торопиться с выводами. Мы не питаем агрессии. Тем более... Разве можно испытывать агрессию к столь сексуальному существу?!       Стрела отвечала, пронзая камеру смеющимся взглядом:    - Феерическое шоу! Кажется, я понимаю, каким способом Даккар покорил сердца Драконов!       Сехмет отмахивалась:    - Без комментариев!       Перлиада расслабленно облизывалась:    - Очень страстный мальчик! В моих ассоциациях теперь именно так будет выглядеть юный Мева! Истинно, раса сыновей Мевы!       Журналистов из ложи выставили, и они пустились опрашивать гостей попроще на других балконах храма. Праздник Большого солнца продолжался. По округе разливались туманы музыки. Ко мне подсела Энастения.    - Что дальше? Ведь это только первый шаг?    - Конечно. Дальше я попрошу тебя потрясти наших работорговцев. Не поверю, что за двадцать лет после открытия Даккара они не продали ни одного парня этой крови. Я хочу знать всё: впечатления охраны, характеристики психологов, кому таких мужчин рекомендуют, кому продали, как подошли.    - Ты собираешься перевести Даккар из союзников в объект вожделения?    - Абсолютно верно!    - Хороший план, мне нравится. - Великая была уже пьяна. Улыбка киселём растекалась по её губам, - Ты получишь всё и даже больше.       Начинался закат. Гремели барабаны. Бокалы наполнялись более крепкими напитками. Самая короткая ночь года вступала в права. По традиции эту ночь следовало танцевать и пить.    Я уже была пьяна. Энастения тащила меня танцевать.    - Ну, Морена, гони свои мысли. Эта ночь принадлежит телу. Хлебни дурману, и пошли, освятим этот танец своим присутствием.    Мы спустились на арену. По всему свободному пространству отплясывали неолетанки. Да, такого успеха мой маленький праздник ещё никогда не имел. Меня приветствовали знакомые и незнакомые мне, но обязательно пьяные лица...    Почему я не могу расслабиться и радоваться празднику? Что не так?    Я отделилась от толпы и спустилась вглубь храма.    Охрана у дверей расступилась. Я вступила в зал. Яркие софиты на середину помещения, устремившиеся взгляды вожделения и телекамеры. Чертёнка растянули по ногам и рукам... На плечах, на губах кровь...    Рядом с ним худенькая рыженькая эми. Одна из соперниц. На фоне её розовой кожи и редких веснушек, он просто демон ада. Но демон пленённый. И она по-хозяйски играет языком на его груди и, хихикая от наслаждения, оставляет лиловые колечки укусов.    На её губах ручейки амосы, её амосы. Вряд ли она сейчас хоть что-нибудь соображает. В таком возрасте неолетанки от возбуждения, вообще, всякий разум теряют. Её контроль сейчас - мастера, наблюдающие за происходящим из противоположного угла зала. Спокойные ами, чьи лица закрыты масками. Перед ними накрыт стол (Нандрель постаралась), а в руках бокалы амосы, наркотика той же группы, что и на губах малышки, только полученного из бесконечного сочетания дивных трав Арнелет. Амоса правит балом!    Чертёнок закинул голову, невидящим взглядом впиваясь в пространство. Крик! Боль души и тела. Рыжая эми уже сидела на нём верхом. Я слишком долго разглядывала мастеров. А обращаться с мужчинами это малолетнее создание явно не умеет. Чертёнок резко забился в путах. Совсем не умеет! Да, мало кто умеет в этом возрасте, к тому же после такой эмоциональной драки и под прицелом нескольких телекамер. Видео явно пополнит коллекцию самых известных изнасилований.    Блин! Зачем я сюда пришла? Прошло уже около трёх часов. Я, как в тумане, наблюдала за гримасами, сменяющимися на лице чертёнка: боль, страх, унижение, крик отчаянья... Сколько из них его поимело? Сколькие, не умея этого делать? Зверёныши!    Возле меня материализовалась Нандерель. Я, как можно непринуждённее, улыбнулась ей:    - Сворачивай всё это, по-тихому.    В глазах её мелькнуло удивление и вопрос. Я ещё понизила голос:    - Не забывай, что мы, вообще-то, тут в политику играем. Не торопясь, убирай камеры. А после того, как они уйдут, и наших малолетних победительниц по одной. Все должны уйти тихо. Не зная, когда кто ушёл. И проследи, чтобы все участницы вместе со своими учителями в течение часа покинули город и направились куда-нибудь в дикие места, в паломничество по монастырям.    Взгляд Нандерель трезвел:    - У нас проблемы?    Ага! У нас приступ сумасбродства хранительницы!    - Проблемы, милая, - это, когда что-то идёт не по плану. А у нас запланированные махинации.    Она с осознанием кивнула и удалилась. Из помещения тихо начали уходить операторы.    Я стояла и смотрела. Даже не на действия, происходящие в ярко освещённом центре зала. Я смотрела в глаза чертёнку Дже. Боль! Не столько физическая... Слёзы растоптанной даккарской чести и гордости.    Нандерель тронула меня за плечо:    - Все ушли. Через полчаса все покинут город. Мои люди проследят.    - Хорошо. Теперь подгони мне лайнер и собери его вещи и оружие.    Я выключила часть ламп. Опустилась рядом с мальчиком на пол. Казалось, он не видел меня, погруженный амосой в туманы своих кошмаров. Как только я перерезала ремни, он сразу свернулся калачиком. Зверёныши!    Я просунула ладонь ему на живот, чёткими нажатиями пальцев отключая болевые центры. Мальчик расслабился.       Дже:    В какой-то момент осознание вернулось ко мне. И я сильно пожалел, что меня не убили.    Я лежал на спине, на какой-то пушистой штуке. Оседлав меня сверху, мелкая белобрысая неолетанка (кажется, предпоследняя из моих соперниц) самозабвенно скакала на мне. А на всё это в свете нескольких софитов смотрели телекамеры. Они делали из моего поражения шоу. Добивая капли последней чести.    Я дернулся одним броском, неолетанка отлетела метра на четыре. Но я был слаб. Какая-то сила делала меня уязвимым. Меня быстро скрутили три моих малолетних соперницы, крепко растянув ремнями. Белобрысая вернулась, разозлившись, отхлестала меня, связанного, по лицу. Я дёргался и глухо матерился. Она, ухмыляясь, залезла на меня. И в следующий момент я думал только о неимоверной боли в паху.    Кажется, это продолжалось вечность. Я периодически выключался. Потом что-то возвращало меня в сознание. Неолетанки менялись. Наверное, они решили отыграться на мне все тринадцать, и не по одному разу.    Я вернулся из этого состояния, когда боль вдруг отпустила. Было тихо. Свет уже не так ярок. И я не был связан. Меня сжимали чьи-то чужие ладони. Поднимали на руки, как маленького, завернув во что-то. Кажется, я вслух рыдал в каком-то странном полунаркотическом состоянии.    В какой-то момент я понял, что руки, удерживающие меня, принадлежат Марике. Она была растеряна и встревожена. Я не мог думать, ничего не чувствовал и не предпринимал. Меня купали, укладывали на постель, поили чем-то сладким... Сознание рвалось закатиться в сон. Метания, слёзы, опять сладкий напиток... Лоб, прижатый к мягкой груди Марики... Потом я всё-таки заснул.       Марика:    Я перестала даже пытаться объяснить для себя свои действия. Завернула чертёнка в покрывало и, закинув в лайнер, рванула в свою резиденцию.    Что я хочу от него?    Искупала, как ребёнка. Напоила ибикой с коктейлем обезболивающего дурмана. Он в слезах утыкался в мою грудь. Ничего не говорил и не спрашивал. Просто бесшумно плакал, оставляя на моей кофте мокрые пятна.    Я так и пролежала с ним в обнимку, пока он, наконец, не заснул. Без посягательств на что-то ещё, просто поглаживая по коротким волосам.       Когда над городом поднимался рассвет, я чётко решила для себя, что, как только внимание прессы к этой истории поутихнет, я заберу Дже к себе. На месяц, полгода - как хватит моей непостоянной натуры. Завалю подарками, перекуплю у даккарских мастеров, извернусь, но заберу.          Глава 5       Дже:    Я проснулся в огромной постели. Тело болело, ощущения в паху были сравнимы с последствиями пары прямых ударов от Архо. Но моё тело меня сейчас не интересовало.    Я проиграл! Как? Как, пусть тринадцать, но мелких, абсолютно хилых на вид подростков победили меня?    Что-то произошло в шестом поединке. А ведь она даже не коснулась меня. Но как-то запустила этот процесс... Ар! Что теперь? Дед не переживёт такого позора. А он человек, чьё мнение для меня жизненно важно... Скорее всего, он уже видел всё это. Сидел, вызванный в штаб рода, и сгорал от стыда за своего непутёвого внука.    Я постарался успокоиться. Мои терзания сейчас никому не помогут! Что делать? Во-первых, собрать информацию и разобраться, как меня победили. Как и зачем! Чтобы, явившись к мастеру Отардану, хотя бы представить приличный содержательный доклад. Хотя бы быть полезным роду в разборках с последствиями моего позора.    Я даже не сомневался, что ордена с меня снимут буквально через полчаса после того, как я предстану перед мастерами. Не сомневался, что ближайшим порталом сошлют на Даккар, с глаз долой. Не сомневался, что больше никогда близко не подпустят к рингу. Это я заслужил! Но это не повод расслабляться сейчас. Наоборот, это повод стараться вдвойне, пытаться быть полезным роду, хоть немного искупить...    Я встал, огляделся. Комфортная спальня, огромная кровать, шёлковое бельё. И ни следа моей одежды и оружия.    Короткие отрывки памяти о вчерашнем подсказывали, что засыпал я в объятиях Марики. Хранительницы Морены, если быть точным.       Марика:    Ближе к утру ко мне заявились Энастения со Стрелой. Они уже были почти не пьяны. Энастения, наверное, от души поимела пару мужчин, а Стрела не сильно пила. Но праздник продолжался. На стол взгромоздились бутылки "Ночи Желаний" и белого вина для Стрелы.    - Всё-таки объясни мне, в чём был подвох. Ведь ты изначально знала, что он проиграет? - не унималась нэрми.    Я, ухмыляясь, повернулась к Энастение:    - А ты поняла, в чём обман?    Она пьяно улыбнулась:    - Нет. Я смотрела этих малышек, там не было способных к дистанционному влиянию. То есть, вроде бы всё по правилам...    Я плеснула себе ещё амосы и рассмеялась:    - Чем крупнее обман, тем сложнее его разглядеть! Победить в этом бою было невозможно! Даже простейший запах "Белого пера", применённый первой, для пятой соперницы сделает мужчину покорным. А чтобы обрызгаться духами, не нужно быть ни сильной, ни мастером.    - Но обычай древних...    - Этот обряд наши прабабки применяли, чтобы наказывать мужчин, посмевших взяться за оружие. Ни о каком признании воина речи никогда не шло!    Стрела расхохоталась:    - Подожди, Энастения, ты не знаешь собственных традиций? Ты? Великая Ами? И все остальные там неолетанки тоже...    Энастения уже тоже смеялась:    - Да! Браво! Полторы сотни лет назад Арнелет потеряла своих старух, а с ними и свою память. Сейчас у нас хорошо, если с десяток неолетанок найдется, которые что-то помнят из старых обычаев. Но после заявления Хранительницы Истины каждая будет утверждать, что об этом знала с детства. Браво! Никакой политики, мы слепо следуем своим древним традициям!    Стрела оправилась от смеха:    - И что дальше? К чему ты хочешь привести Даккар в результате своих махинаций?    Я ещё немного глотнула амосы:    - В результате? Даккар туда, где положено быть мужчине.    Энастения подхватила:    - Никаких мужчин с оружием, никаких мужских правительств, никаких равноценных союзов и договоров с Даккаром. Место мужчины в хараме! Кстати, что там получилось с фотографиями?    - Сейчас, - я встала и, не спеша, направилась в свой кабинет, где на столе валялись принесённые мне около часа назад образцы фотографий.    Я сделала всего несколько шагов от мягко закрывшейся за мной двери гостиной.    - Браво!    Чертёнок сидел на полу, прислонившись к стене. Я взглянула на часы. Он проспал всего пять часов. Даже очень привычный к амосе мужчина отсыпался бы семь - восемь. Мальчишка был голый. Сильные плечики сжимала тоска. В глазах боль.    - Ты мастерски врёшь! Если бы за эту грязь давали ордена, ты бы носила высший.    Он явно слышал мой разговор со Стрелой и Энастенией. Я присела рядом с ним на корточки.    - Такой орден называется "Мастер Истины". Я главная среди таких мастеров.    Он не кричал, не ругался, не высказывал той боли и злости, которую я читала в его глазах.    - Четыре дня уже прошло?    - Нет. Я воспользовалась своим положением и забрала тебя через три часа.    - Зачем?    Я бы сама хотела знать зачем.    - Просто проявление лояльности Даккару. Политика не терпит крайностей.    Он помолчал.    - Я не нашёл своего оружия. Верни мне его.    - Пошли, оно у меня в кабинете.    Мы поднялись по лестнице. Я указала чертёнку на аккуратную стопку его вещей и оружия.    - Ритнер ещё не сообщал о своём намерении прибыть в Чашу. Но в Кострах пока раннее утро. Все официальные сообщения будут часа через четыре. В любом случае добраться сюда не просто. Дня три. Если хочешь, можешь дождаться его у меня. Или могу отвезти тебя в Костры.    Мальчик натягивал свои штаны, сделанные из очень крепкой кожи, они почти не пострадали.    - Зачем тебе это? Или опять лояльность и политика?    - Дже...    - Меня уже давно зовут полным именем!    - Роджер, понимаешь, против тебя лично я ничего не имею.    - Но имеешь против Даккара?! - он выпрямился, глядя мне в глаза.    - Да! Я же говорила, что являюсь преданной дочерью Арнелет. А они с Даккаром в холодном противостоянии. Но к тебе лично это не относится.    - Не пытайся оправдываться! Если ты враг Даккару, мне ты тоже враг. Да и я слегка не дружу с теми, кто меня обманывает и подставляет. Да ещё и так крупно.    - Понятно, - я вытащила из ящика конверт с фотографиями. Гордый и не сломленный. Сила и упрямство. Как он красив в таком состоянии! - Завтракать будешь?    Он не ответил на вопрос. Закрепил перевязь с мечами на голой спине (от футболки остались одни клочки). Молча распихал по карманам мелочи.    - Это фотографии со мной?    - Да.    - Дай посмотреть.    Он уселся рядом со мной на стол. Я протянула ему конверт. Он некоторое время рассматривал фотографии.    - В них тоже есть какой-то подвох?    - Ну да! В мире САП они будут классифицироваться как эротика. Ты очень красив и сексуален здесь.    - И в чём подвох?    Я усмехнулась:    - Нэрми не заключают военных союзов с теми, кого хотят видеть в своей постели.    Он долго смотрел на меня широко распахнутыми от удивления чёрными омутами своих глаз.    - Ну, так будешь завтракать?       Дже:    Легко сориентировавшись на звуки голосов, я вышел к какой-то комнате. За стеклянными вставками дверей различались Марика, женщина нэрми из Королей и одна из знатных неолетанок.    - Ведь ты изначально знала, что он проиграет. В чём был обман?    Смех Марики:    - Этот обряд никогда не имел целью признать в мужчине воина. Им наказывали посмевших взять в руки оружие. В нём невозможно победить!    Я тихо присел на пол у стены. Меня просто мастерски обманули! В комнате смеялись.    - Что будет дальше? Место мужчин в хараме!    Марика неторопливо вышла из комнаты и направилась к лестнице:    - Браво!    Я не чувствовал никакой ненависти к ней. Я, вообще, ничего не чувствовал. Я пытался выглядеть сильным и спокойным. Ага... голым, без оружия и с полным осознанием, что тебя отымели, как полного идиота... но пытался.    - Ты мастерски врёшь! Если бы за эту грязь давали ордена, ты бы носила высший.    Она не оскорбилась и не разозлилась. Просто с какой-то откровенной задумчивостью присела рядом со мной на корточки.    - У неолетанок есть такой орден, он называется "Мастер Истины". Я главная среди таких мастеров.    Она, казалось, нисколько не смущалась своего разоблачения. Не стыдилась своей лжи. Вообще, разговаривала со мной так, как будто ничего этого не было.    - Я забрала тебя через три часа, воспользовавшись своим званием. Хочешь, можешь дождаться здесь Ритнера, или могу отвезти тебя в Костры. Я враг Даккару, а не тебе лично... Будешь завтракать?    Она без возражений вернула мне оружие и мои вещи. Смеясь, показала фотографии. Я на них был в слезах, голый и занимался сексом.    - Это эротика. Нэрми не заключают военных союзов с теми, кого хотят видеть в своей постели.    Я отчаянно понимал, что она опять ловко играет со мной. И в чём был подвох в её игре, я опять не пойму, пока не будет слишком поздно. Но с другой стороны, сейчас она была единственным способом разобраться в происходящем.       Мы сидели за столом. Женщина накрыла нам завтрак:    - Ты сказала, что не враг мне, это означает, что у тебя был приказ от твоих генералов организовать мой проигрыш в этом бою?       Марика:    Чертёнок молча согласился позавтракать со мной.    А он, оказывается, совсем не слаб. Дурман амосы развеялся, и вместе с ним и слёзы. Сейчас он был собран и серьезен. Что-то обдумывал, не обращая внимания на, ручаюсь, немалую физическую боль и просто неописуемую моральную. Я любовалась.    - Ты сказала, что не враг мне, это означает, что у тебя был приказ организовать мой проигрыш в этом бою? От кого?    Оппа! А малыш решил собрать данные. Про себя я улыбнулась: "Ты хочешь ещё одну истину?".    - Не совсем так. Мне дали приказ поставить Даккар в ситуацию, когда взаимодействие с Арнелет станет неизбежным. Понимаешь, мы ведь тоже дети Мевы, тоже базируемся на Острове богов своими военными структурами, тоже относимся к группе этого загадочного родства. И при этом, Даккар ведёт переговоры с нэрми, а наших Великих туда никто не зовёт.    - А теперь, ты думаешь, с вами будут сотрудничать?    - Придётся. Я взяла самого сексуального чемпиона из объявленной накануне генералом Ритнером десятки лучших. И заставила проиграть. Но, главное, вывернула ситуацию таким образом, что этот бой, да и все последующие бои с даккарцами, в первую очередь, будут попадать в раздел "Эротика", а уж потом в "Спорт". А если меня продолжать игнорировать, я способна сделать и не такое.    Мне доставляло какое-то удовольствие выкладывание карт (части карт) перед этой сосредоточенно серьезной юностью. Я любовалась им. Ловила реакцию на намёки. Боги, да я готова намекнуть на все тонкости, чтобы увидеть, что именно он сможет разгадать. В крайнем случае, потом придумаю другой план.    - Хранительница Морена это твоё имя Мевы?    - Да.    - А мне ты назвалась "Марика"?    - Да, "Марика" моё домашнее имя. У неолетанок принято дома общаться домашним именем. А я дома.    Что-то происходило в его чертёнышьих мыслях, что-то складывалось.    - Хранительница - это звание? Примерно, какому даккарскому оно соответствует?    - Я не особо сильна в даккарских.    - Тогда расскажи мне цепочку своих командиров до самого верха.    И, кажется, складывает он там не только те вещи, которые я понимаю, что рассказываю:    - Ну, управляют Арнелет Великие Ами. Их четырнадцать, и они равны по своему влиянию. Дальше есть несколько школ мастерства Ар, у каждой из них есть глава. Школы подчиняются Великим. Глава самой крупной школы называется Хранительница Ар. Я её зам, можно сказать.    - Ясно. А как называются те, кто подчиняются тебе?    - Мастера Ар. Существует четыре степени мастерства. Но обычно мастерами называют только высших. Такие мастера имеют свою специализацию. Мои те, чья специализация "Истина".    - Ты сказала, что "Мастер Истины" - это титулованный лгун?    - Ну-у... У неолетанок другое отношение ко лжи. Вернее, другое оно у даккарцев, а у всех остальных оно одинаковое. Ложь - это такое же оружие, как яд, например, или снайпер, или незаметная мина. Ложь, ловко переплетённая с правдой, когда нельзя отделить одно от другого, это искусство.    - Сейчас ты мне тоже врёшь?    - Скорее нет, чем да. Ты пока не спрашиваешь ничего такого, чего я не могу тебе рассказать.    - А зачем ты, вообще, со мной разговариваешь?    - Ты мне нравишься! Ты очень красивый и умненький мальчик. Мне просто приятно разговаривать с тобой.       Дже:    Марика легко отвечала на мои вопросы. Не скрывая, кажется, ничего. Объясняла мне иерархию армии Арнелет. По даккарским меркам она была генералом или генерал-капитаном. И мастером врать. А я даже самого мелкого паука не носил, чтобы мечтать разобраться в её хитросплетениях правды и откровенной лжи.    - Зачем ты со мной разговариваешь?    - Ты мне нравишься! Ты очень красивый мальчик.    Она готова говорить со мной ради секса? Или это всё-таки тонкая дезинформация?    - Я не хочу секса с тобой.    Кажется, она удивилась.    - А я и не предлагаю.    - Ты сказала "Красивый мальчик", может, я плохо перевожу с межпланетного, но, по-моему, это предложение секса.    Она рассмеялась:    - В даккарском языке, правда, нет слова "красивый"? В смысле, "хороший внешне", которое можно одинаково применить к человеку любого пола, кораблю, животному, вещи?    - Эээ..    - Это слово означает "хороший внешне", а не "хочу секса". Ну да, в разговоре о мужчине это "Хороший", конечно, имеет сексуальный оттенок, но и эстетический тоже. Красивым можно просто любоваться. Это тоже удовольствие. У большинства рас есть понятия красоты и эстетики.    Разбираться в тонкостях перевода с неолетанского и межпланетного я не стал. Главное, дело было не в сексе. После моего отказа она не потеряла интерес. Значит, всё-таки дезинформация. Переплетение правды и лжи.    Марика ещё немного помолчала, потом добавила:    - В моём случае, по поводу секса, правильней будет сказать так: "Я хочу с тобой секса, но не сегодня. В постели я люблю доставлять удовольствие. А ты, после вчерашнего, некоторое время вряд ли будешь способен его получать. Поэтому я согласна просто пообщаться".    Ладно, получим то, что она хочет сказать, а дальше будем фильтровать и делать выводы:    - Куда пойдут эти фотографии и вчерашнее видео?    - Видео с ринга вчера крутили по трём женским телеканалам, через полчаса после окончания боя. Видео о том, что было дальше, продано нескольким ночным каналам и Интернет-сервисам этой тематики, а частично выложено в свободный доступ на женских сайтах. Фотографии тоже пойдут на максимум ресурсов сети и часть в свободный доступ.    То есть, мой позор увидят, если ещё не видели, весь САП и свободные земли, без исключения. Моральные силы, пытаться хоть что-то понять, иссякли окончательно:    - Ты предлагала отвезти меня в Костры? Вези.    Она улыбнулась:    - Только я завяжу тебе глаза.    - Зачем?    - Я пользуюсь порталами, не хочу показывать тебе точки входов и выходов.    - Хорошо, завязывай.       Мы спустились во двор дома. Сели в лёгкий открытый лайнер. Никаких водителей. Марика собиралась везти меня собственноручно. Она завязала мне глаза плотным шёлковым шарфом. Я откинулся на сиденье в ожидании.    Мы некоторое время летели. Ветер обдувал лицо. Потом остановились буквально на минуту. Снова полёт. Остановка.    Марика положила мне руку на плечо, потом обняла сзади, касаясь губами мочки уха. Я не дёргался, ждал, что будет дальше. С глаз скользнула повязка.    - Мы приехали. Вон башни резиденции драконов и поднятые на них даккарские символы.    Я осмотрелся. Лайнер стоял в лесочке, скрытый от глаз наблюдателей в резиденции драконов. Одни из ворот под даккарской охраной.    Мы доехали очень быстро. Портал у Марики явно выходил непосредственно в Костры.    Марика потерлась носом о моё ухо:    - Всё, иди. А то у меня ещё дел полно.    Я усмехнулся, освобождаясь от её рук.    - Ты ещё не все пакости мне сделала?    Она хитро улыбнулась:    - Что ты, моя фантазия на этот счёт бездонна, - а потом чуть серьёзней, - надеюсь, эта игра скоро закончится, и в следующий раз мы встретимся на одной стороне.    - По поводу "скоро кончится" - возможно. Только не надейся, что в твою пользу.    Я вылез из лайнера и, не торопясь, чтобы часовые у ворот заметили меня заранее, отправился к своим.       Марика:    Чертёнок позволил себя обнять, а потом тут же выскользнул и пообещал, что ещё поборется со мной. Это было увлекательно. Игра становилась интересней. Кроме проницательной меланхолии Ники, я теперь ещё играла с бездонным омутом чёрных глаз чертёнка Дже, способного иногда путать мои мысли и планы.    Что я хочу от него? Сейчас, глядя на удаляющийся силуэт побитого, но не покорённого мальчика, я чётко осознавала: ставки взвинчены, риски резко возросли, но и приз, выставленный на кон, просто сказочно желанен. Колесо раскручено, нужно успеть сделать ход...    Ага. Только сейчас даккарская разведка сложит, в два счёта, полную картину из всего, что я выболтала, и похоронит меня в этой затее. Ход нужно делать очень быстро!             Глава 6       Дже:    Одного из парней у ворот я знал, как-то мы встречались на ринге.    - Роджер?!    - Отведи меня к мастеру Отардану Об Хайя.       Отардана мы разбудили. Но, остановив на мне взгляд, он тут же полностью проснулся.    - Часовой, возвращайся на пост.    Мальчишка вышел. Я стоял смирно, стараясь не опускать глаза совсем в пол.    - Докладывай!    - Мастер, три дня назад меня опоила женщина-дракон, подкупленная неолетанками. Спящий, я был вывезен из казармы. Очнулся связанным в руках похитителей, старшей из которых была Хранительница Морена. Ей удалось очень ловко обмануть меня, уговорив выйти на бой по, как она сказала, очень известной старой неолетанской традиции. Мне сообщили, что этот ритуал использовался на погибшей планете Арнелет, чтобы признать в мужчине воина. Также хранительница продемонстрировала мне неолетанский стиль боя, из чего я ошибочно сделал вывод, что смогу легко победить менее опытных, чем она, бойцов. Бой я проиграл. О том, что был обманут, узнал лишь сегодня утром, случайно подслушав разговор Морены с предводительницей Королей и великой ами Энастенией, кажется. Мне даже, смеясь, объяснили, что смысл моего проигрыша был в том, что последующий секс переводил меня из ранга возможного союзника в ранг объекта сексуальных желаний. А нэрми не склонны заключать союзы с теми, кого хотят в постель. Возможно, это дезинформация. Морена слишком легко согласилась вернуть мне оружие, и сама предложила привезти сюда, используя порталы...    - Помедленней, парень... В чём именно был обман?    - Этот обычай не предназначался на Арнелет для признания воинов. Моя шестая соперница, насколько я понимаю, использовала наркотик "Белое перо", распылив его на свое тело. Это сильно ухудшило мою координацию и ловкость.    - Откуда знаешь о наркотике?    - Из подслушанного разговора. Хотя, возможно, это было подстроено... Морена является признанным неолетанками мастером лжи.    Отардан выглянул в коридор:    - Солдат, мастера Раверстона ко мне. Срочно.    Он вернулся в комнату:    - Зачем неолетанкам понадобилось вступать в спор с Даккаром?    - Я спросил об этом Морену. Она сказала, что Даккар проигнорировал Арнелет в переговорах, и ей поручено повернуть ситуацию так, что сотрудничество будет неминуемым. Но в том, что я подслушал, была другая мысль. Великая ами была недовольна появлением мужчин-воинов. Ни о каком сотрудничестве с Даккаром речи она не вела.    - Какое сотрудничество? У неолетанок нет армии, нет флота, даже планеты своей официально нет. Они ничто, одно имя в воздухе.    В комнату вошёл капитан с орденами высшего паука. Он остановил на мне взгляд:    - Где нашли?    - Сам пришёл. - Мастер устало опустился в кресло. - Теперь, парень, всё сначала и медленно, для паука.       Через час я повторял всё с начала, уже в третий раз. Теперь перед целой кучей народа, основная часть которой носила ордена пауков - спецслужб разных родов Даккара.    - Она сама представилась тебе как хранительница? - Мастер Гардман явно занимал в этой группе лидирующее положение.    - Нет, мастер. Она представилась мне детским именем "Марика", и меня тоже пыталась называть детским именем. Она говорит, что неолетанский обычай велит использовать детские имена для общения дома. Но люди перед боем удивлялись, когда я использовал это имя. И это они назвали её именем Мевы.    Гардман обернулся на молодого коренастого генерала спецслужб рода Ан Тойра. Именно Ан Тойра, как самый крупный род, обеспечивали охрану в этой миссии.    - Мужчины обращаются к неолетанкам детским именем, когда принадлежат им или являются их любовниками, - молодой паук смотрел на меня презрительно, - Почему ты согласился на этот бой?    - Мне сказали, что этот обычай использовался для признания мужчин-воинов на Арнелет. Я решил, что мужчины на Арнелет вряд ли превосходили силой даккарцев. Я дрался с Мореной, проиграл, но, мне казалось, понял слабые и сильные стороны её стиля. Выйдя на ринг, я тщательно произнёс все подробности этой традиции. Там на трибунах присутствовало около тысячи неолетанок. На балконе с Мореной сидели несколько великих ами и представители партий Королей и Драконов. Мне подтвердили, что такие бои были на этом ринге... Я просто не мог предположить, что при этом все присутствующие не знают сути этой традиции и просто охотно соглашаются с мнением высокопоставленного офицера... Я виноват и готов понести наказание. Только... только прошу позволить мне остаться здесь с миссией, чтобы иметь возможность быть полезным в решении порождённых мною проблем.    Все молчали. Потом опять заговорил Ан Тойра. Странно, в данной ситуации ведущая роль, кажется, была отдана ему. А Раверстон, паук моего рода и братства, вообще молчал.    - Мальчишка вряд ли имел шансы противостоять обаянию Морены. Драконов она тоже обманом заманила на это позорище. Говорят, слово Морены очень весомо для неолетанок. Они поверят ей, даже если она объявит день ночью. Но Морена только исполнитель. Реальный приказ исходит от Великих Ами.       Ещё через час я стоял на коленях у алтаря Мевы. С меня снимали ордена. Даккарские ордена наносятся стойкими красками, проникающими под кожу. Но для воинов, особо отличившихся в покрытии своего рода позором, существовала технология, позволяющая бесследно удалять эти символы. Даже не особо больно. Если затирание всей моей чести и всего накопленного статуса можно, в принципе, назвать безболезненным. Эти ордена мне больше никогда не вернут. Даже, если когда-нибудь мой поступок будет оправдан. Мои победы на рингах, звание мастера боевых искусств... даже право носить оружие... всё стиралось бесследно! Если я когда-нибудь смогу вернуть себе расположение рода, то единственный мой шанс будет заработать себе новые ордена.       Марика:    Отпустив чертёнка, я взялась за проработку планов заново. Во-первых, мне нужно было теперь подтверждение моих слов по поводу назначения "старинной неолетанской традиции "Круга власти". На ещё продолжающемся гулянии в честь Большого солнца я отыскала своего старого учителя, мастера Морок. Морок была самой старой неолетанкой из ныне живущих и, вследствие этого факта, имела непререкаемый авторитет в вопросах истории. Если кто и мог подтвердить для меня назначение этой традиции, так это она:    - Честно, Морена, не вижу никакой лжи в твоих словах. Уверена, что если бы какой-нибудь мужчина когда-либо победил на "Круге власти", его, без сомнения, признали бы воином. Не сомневайся, я подтвержу твои слова. Но советую тебе также обратиться к Луису Ар Гардеона, традиции Арнелет лучше всего блюдут мужчины.    К Луису, практически официальному лицу Теневой Лиги, я отправила одну из его дочерей, найденную среди моих помощниц. Отец всея Арнелет согласился, что с точки зрения благополучия неолетанского рода, мои действия оправданы, и выдал в сеть подробную статью о традиции "Круга власти" в необходимом для меня свете. Эти две авторитетные фальсификации полностью закрыли вопрос с достоверностью ритуала. На таком фоне даже крутые эксперты империи не смогут утверждать, что истина притянута за уши. Мы просто соблюдаем свои обычаи!       Кроме того, нужно было срочно втягивать в круговорот других даккарцев. Сейчас моё положение было очень шатким, если Даккару удастся качественно откреститься от Роджера, мои усилия будут напрасны.    Я выделила своей помощнице Арсе несколько молодых мастеров Истины плюс учениц разного уровня и самолично забросила их в Костры. Мне нужна была эротика с участием как можно большего числа даккарских воинов. А, кроме того, надо было будоражить толпу нэрми, подталкивая их настроения в нужную сторону.    Сама же я ещё два дня принимала в Чаше судьбы журналистов. Продолжая придерживаться всё той же позиции:    - Мы очень хотели, чтобы мальчик победил. Но, видимо, не в этот раз.    Потом закрывала, ставший за эти дни очень популярным, праздник. И, не торопясь, отправилась в Костры.       Дже:    Без орденов и без оружия меня заперли. Периодически ко мне заходил кто-то из пауков, задавая новые вопросы.    - Ты не задавался вопросом, зачем ей рассказывать тебе всё это?    - В какой-то момент мне показалось, что она разговорчива, потому что хочет со мной секса. Я спросил её об этом. Она сказала, что хочет, но позже, когда моё тело выздоровеет, чтобы я мог полноценно воспринимать её ласки.    Гардман кивнул и снова без слов удалился.    Ещё Архо молча приносил еду раз в день. Весь мой позор отразился и на нём тоже. Брат даже, казалось, ниже стал.    Через три дня, утром ко мне пришли Отардан и паук Мартион Оп Вэкра.    - Роджер, ты до сих пор хочешь помогать в расследовании?    Я кивнул.    - Тогда ты поступаешь в распоряжение капитана Мартиона. Его приказы могут показаться тебе непонятными или даже унизительными, но ты выполнишь любой из них. Понял?    - Да, мастер. Я осознаю глубину своей вины и готов служить роду так, как ему будет угодно.       Марика:    В Костры я прибыла поздно вечером и сразу отправилась на встречу с Энастенией. Бабка покинула мою долину сразу после шоу, ещё до закрытия праздника, и теперь настойчиво звала к себе обсудить какие-то вопросы, причём непременно сразу же по приезду.    - Здравствуй, Великая.    - Здравствуй, дорогая, - Энастения хитро улыбалась, - Ты просто не представляешь, что за фейерверк я откопала для твоего спектакля.    Откопала?! Это должно быть что-то просто сногсшибательное, лицо великой светилось просто неминуемой победой.    - Гробовой камень на Драконов во всей этой истории.    - Даже так? Я сгораю от любопытства.    - Подожди, подожди. Всё по порядку. И сладкое на закуску.    Мы присели в гостиной. Обстановка в доме Энастении была простенькой. Великая, вообще, славилась минимализмом. Низкий столик, простые белые чашки и гости, сидящие на полу вместе с хозяевами.    - Для начала, по отчётам работорговцев. Мы действительно торгуем даккарцами. Причём за очень большие деньги. Дело в том, что, возможно, родственная розовая кровь, а возможно, особенность крепкого телосложения делает их неутомимыми любовниками. Они легче других рас переносят амосу, быстрее приходят в себя. Непривередливы к внешнему виду женщин, - она усмехнулась, - У них ведь нет понятия "красивая - некрасивая". За двадцать лет мы продали около тысячи мужчин. Последнюю пару лет продаём больше. Даккарцы склонны разбрасываться сыновьями по всей вселенной. Такие мальчики самый лучший товар. Правда, взрослеют они медленно. Половое созревание достигается примерно годам к семнадцати.    Про себя я присвистнула: семнадцати!? Так этот чертёнок, получается, совсем только оперившийся птенчик. В это время Великая продолжала:    - Мужчины, воспитанные самим Даккаром, хуже, так как склонны к суициду или же слишком быстро ломаются Ар. Но, как ты понимаешь, подавляющее большинство проданных нами, это именно воспитанники Даккара.    Энастения протянула мне бумаги:    - Это координаты и подробные отзывы некой Урсуданы Придыи Лимунийки, главы одной из центральных баз распределения людей у Перлиады. С даккарцами эта Урсудана работает лично.    Я пробежалась глазами по бумаге:    "Даккарцы являются редкой, но очень востребованной расой в нашей сети. Они темпераментны, выносливы, физиологически проще переносят амосу. Таких мужчин мы часто советуем в качестве наложников неолетанкам и нэрми, ведущим образ жизни, связанный с длительными поездками. Даккарцы хорошо адаптируются к кочевому образу жизни, нетребовательны к условиям и способны практически в одиночку покрывать потребности своей хозяйки (как нэрми, так и неолетанки) в сексе. В обращении с такими мужчинами мы рекомендуем клиенткам практиковать жёсткую дисциплину. При мягком и ласковом отношении даккарцы, чаще всего, быстро раскисают и впадают в суицидальное состояние. А в случае с выходцами непосредственно с Даккара (через наш центр было продано более шестисот таких мужчин) обязательную коррекцию с помощью Ар. Мы категорически не рекомендуем даккарцев на роль мужа. Даже никогда не видевшие Даккара мальчики слишком агрессивны и жёстки для общения с женщинами и детьми. Также мы не рекомендуем даккарцев для борделей и служб эскорта. Такой мужчина требует индивидуального воспитания, но даже в результате такового, чаще всего, остаётся послушен только своей хозяйке и может периодически взбрыкивать даже по прошествии десяти - пятнадцати лет..."    Я вернула свой взгляд на Энастению. Эта Урсудана явно была одной из тех ами, глядя на которых торговля людьми начинает бесповоротно называться работорговлей.    - Занимательно?    - Да уж!    - Она с удовольствием даст интервью на эту тему. Сейчас она младший партнер Перлиады в одной из фирм, и торговля даккарцами идет именно через эту фирму. Так что для неё это реклама.    Я сглотнула. Никогда не понимала ами, сознательно корректирующих своих людей с помощью Ар. То, что получается в результате, по-моему, больше напоминает зомби или куклу. Как можно любить такого человека?!    - Ну, а вот это десерт, - Энастения протянула мне ещё одну бумагу, - Это список клиентов Урсуданы, которые покупали даккарцев, и там отмечены те, кто, в принципе, согласен быть упомянутым в этом деле или даже дать интервью. Внимательно посмотри на пункт двадцать четыре. Это мать Артемиды. Она покупала мужчину, украденного с Даккара, пятнадцать лет назад, и владеет им до сих пор.    Оппа! Артемида была лицом драконов и официальной чемпионкой уже почти тридцать лет. Крепкая и болтливая нэрми на любой официальной встрече прилагалась к Нике, как само собой разумеющиеся. Конечно, Артемиде уже около ста, она вряд ли знает, что творится в доме её матери, и кого та покупает для своей постели, но... Но как провоцирующе будет звучать заголовок этой статьи! "Артемида больше предпочитает даккарцев в качестве рабов" или "Мать Артемиды знает, как сделать даккарца покорным". Ладно, у меня найдутся помощники, способные из этого сделать всепланетную бомбу.    Я ещё мельком пробежалась глазами по списку. Две неолетанки и одна нэрми, владеющие даккарцами в течение семи, двенадцати и пяти лет были согласны дать интервью. Очаровательно! Мы так распишем достоинства даккарцев в качестве наложников, так взвинтим на них спрос, что делегацию Ритнера разберут, не выезжая с Острова Богов!    Я торжествовала от складывающихся обстоятельств.    Уже через полчаса все сведения, предоставленные мне великой Энастенией, легли на столы нужным людям, профессионально преобразуясь в скандалы общеСАПовского масштаба.       Глава 7       Марика:    Над Кострами поднималось утро. Столовая наполнялась светом. Лёгкие шторы трепал ласковый тёплый ветерок. На белых скатертях в красивых плетёных тарелочках красовался завтрак. Эстетика!    Мы, не торопясь, пили чай: я и мои мастера, Нандрель и Арсе. Арсе рассказывала нам обстановку:    - Ты была права, хранительница, даккарцы не опровергают сексуальность своей расы. Они лишь пытаются бороться с перегибами. Мальчишки продолжают легко общаться с девочками драконов, а вот неолетанок стали избегать тщательней. Сразу после нашего шоу сюда прибыла дополнительная порция даккарских пауков. Как будто их без этого мало было! Хотя, командует миссией до сих пор красавчик Ритнер Ан Барда, расследование по нашей проблеме ведёт некий Анжей Ан Тойра. Молодой симпатичный мужчина, но чем-то, чувствую, очень опасный. Хитрец. И отчитывается этот парень не Ритнеру, а совсем седому мастеру Гардману Од Мэдра. Чем это объясняется, не выяснили пока.    - Как настроения у нэрми?    - Девочки нэрми восприняли нашу шутку на ура. Если Драконы ещё как-то пытаются поддерживать в своих рядах уважительное отношение к даккарцам, то в рядах Королей и остальных объединений это уважение рассыпалось, так и не родившись. Из незапланированного, в городе собралось много молоденьких неолетанок, обивающих даккарские пороги. Пока они просто глазеют и закидывают даккарцев цветами, - она усмехнулась, - Честное слово, я тут ни при чём. Они, вообще, не организованны никем. Просто любопытствующая молодёжь.    - Что говорит Ника?    - Ника воздерживается от комментариев или повторяет свои старые лозунги. Чувствуется, что её уверенность в договор с Даккаром сильно пошатнулась. Но пока она продолжает гнуть своё.    - Какая реакция публики на Роджера?    - А Роджера публика пока и не видела. Даккарцы сразу же заперли его. Мы пустили об этом слух, и их резиденция периодически подвергается мягким атакам поклонниц. Пока безрезультатно.    - Что вообще предпринял Даккар?    - Сложно сказать. Внешне пока ничего. Мастера встречались с Великими, но что обсуждалось на этой встрече, не знаю.    - Энастения была на встрече?    - Да. И Перлиада, и Хранительница Эдолла.    И все молчат! Больше всего ненавижу в неолетанской политике такие штуки. Как я должна вести дело, если от меня утаивают часть информации. Я встречалась с Энастенией вчера вечером. И она ни словом не обмолвилась о встрече с даккарскими мастерами. Вряд ли забыла! Она не глупа и не рассеяна. Скорее всего, решила, что мне это знать не нужно. Эдолла туда же. Но эту хоть понять можно. То, что Хранительница Ар меня терпеть не может, я нисколько не сомневаюсь. А Перлиада со мной даже разговаривать не станет. Эта меня, вообще, грязью считает. Для неё неолетанка, не имеющая семьи, самое падшее создание.    Арсе смешно поджала губки:    - Хотите развлечение? Мы вчера записали новую эротику. В отличие от всех предыдущих, это не молоденький мальчик, а один из даккарских мастеров. И там хорошо видно, что в сексе он кое-что умеет.    Я оторвалась от своих мыслей:    - Даже так?! Тебе удалось заснять кого-то из мастеров?    - Мне удалось заснять такого, на которого приятно смотреть. Предыдущие три на видео были абсолютно отвратительным зрелищем. Нэрми таким только пугать можно. Они же грубияны и насильники!    Я тихо улыбнулась сама себе: а чертёнок в моих руках был очень даже ласковым! Просто, наверное, не для нэрми их боги создавали...       В коридоре послышались громкие шаги и крики охраны. А потом, буквально через минуту, в комнату ворвалась Великая ами Перлиада собственной персоной. Высокая, квадратная, с пронзительным взглядом карих глаз.    - Морена, что это за шутки?! - она кинула передо мной свежую газету.    Заголовок: "Отберёт ли Ника наших мужчин?"    "На данный момент на территории САП и прилегающих территориях официально проживает более тысячи мужчин даккарской крови, принадлежащих гражданкам САП. Потребует ли Даккар, в случае заключения договора с Драконами, вернуть его людей? ..."    По-моему, замечательная постановка вопроса. И статья такая броская, красочная, мальчик на фото просто сама сексуальность.    - Чем тебе не понравилась эта статья, Великая?    - Чем? Ты понимаешь, что большая часть этих мужчин принадлежит неолетанкам? Что я сегодня целый день получаю обвинения в разглашении тайны, кому мы продали этих мужчин?!    - Ну, прости, Великая. Всю информацию дала твоя помощница Урсудана. А опубликовать её велела Энастения. Как-нибудь разбирайтесь там сами.    - Энастения? - она на минуту задумалась, - Ты идёшь со мной!    - Я не одета!    - Меня это не волнует!    Пришлось собрать свою злость в кулак и топать за Перлиадой, прямо как была, в халате.    Шлёпая мягкими тапками через две улицы, я, в который раз, напоминала себе, почему вызываю столь презрительную реакцию у большинства великих и влиятельных ами, - у меня нет семьи. Это сложная и долгая история. Я родилась и выросла далеко за пределами САП, на маленькой прореспубликанской планете-университете. А семья моя тогда состояла из двух мам: женщины и неолетанки, Алины и Дани. Моего отца эти двое так и не вычислили, потому что количество их общих любовников в тот важный для меня период было слишком большим. А когда вечерком, покуривая кальян, они всё-таки пытались предположить, кто сделал им такой подарок, вспоминали ещё парочку ранее забытых мужчин. Они были очень молоды. Мотались со мной в охапку по всяким молодёжным фестивалям и тусовкам, таскали домой неимоверное количество любовников. Живой солнечный зайчик - Алина, лёгкая, подвижная, смешливая, шумная. И спокойная и всегда немного усталая Дани. По-настоящему заставить её улыбаться до сих пор только Алина умеет.    Причём не сказать, что у меня было плохое детство, наоборот: хорошая школа, колледж, университет, занятия боевыми искусствами с четырёх лет, первый собственный бизнес в девятнадцать. Успешный бизнес. Единственное, что мне, кажется, так и не дали, это не научили быть неолетанкой. Дани всё время открещивалась от своей расы. Одевалась во что-то невообразимое, прятала руки. В чём-то её можно понять - боги не дали ей вырасти, она ростом как женщина. Она и сейчас тщательно открещивается от своей расы: одевается как нэрми, общается с нэрми, а последние тридцать лет вообще является главой Драконов. Даже имя Мевы взяла, как нэрми - одной из иноземных богинь войны и победы - Ника.    В своё время я приложила очень много сил, чтобы всё-таки стать настоящей неолетанкой. В двадцать семь продала свой бизнес и уехала сюда, на Остров богов, учиться в монастырях Ар. Как и всё в моей жизни, Ар дался мне легко, мастерам удалось вбить в мою голову многие специфические вещи неолетанского восприятия, я была способная. Даже пыталась учиться у мастера Суани. Но это, видимо, была не моя судьба. Столько талантов во мне не нашлось.    Тогда мне казалось, что теперь я настоящая неолетанка. Меня признали мастером высшей ступени. Я поселилась в САП. Снова открыла своё дело. И вот тогда моя бабка Энастения взялась найти мне мужа. И не тут-то было! Меня таскали по всем этим свадебным приёмам и, единственное, что я понимала там, что не могу так.    - Я не люблю их!    - Ты неолетанка, ты полюбишь того, кто станет основой твоей семьи, твоего мира    Я представила, как это я полюблю чужого мальчика, который будет наивными глазами смотреть мне в рот, и содрогнулась.    - Наверное, я не хочу пока семью. Как представлю кучу мелких детишек, в дрожь бросает. Может, мне рано ещё? Я не хочу отдельный мир, мне нравится этот, с бизнесом, политикой, тусовками.    Моя великая бабка дала мне отсрочку. Потом ещё одну. Мне пытались дарить мужчин, которые, по мнению дарящих, обязательно тронут моё сердце. Пока никто не тронул. Мне и так хорошо. И если бы не эти проблемы со статусом в глазах других неолетанок, который, чем я старше, тем становится хуже, я бы давно оставила эти эксперименты...       В дом Энастении Перлиада ворвалась так же вероломно, как и ко мне. У этих двух великих сестёр были свои правила общения друг с другом. Энастения сидела, как всегда, на полу, рядом с ней миниатюрный тёмненький мужчина с узким разрезом глаз - Хён Чон. Ещё одна крупная фигура Теневой лиги, о которой знают все.    - Сестра, ты велела бросить прессе информацию о даккарцах, проданных в САП?    Энастения ответила на незнакомом мне языке. Вообще, это излюбленный неолетанский приём, когда необходимо сохранить тайну, говорить на незнакомом присутствующим языке. Неолетанки быстро и легко осваивают новые языки: просто берут на пару месяцев любовника, говорящего только на нужном языке. Это даже стало каким-то спортом: находить языки, пока никому не известные в твоём кругу, а нужному тебе собеседнику всегда можно потом подарить подходящего мужчину.    И всё же этот способ сокрытия тайн имел свой недостаток. Если некоторых имён в разговоре ещё можно избежать, используя всевозможные эпитеты, то вот от названий мест, чаще всего, никуда не деться.    - ...Аралия... Эракс... Мериль...    Я внимательно слушала незнакомую речь, выхватывая из неё знакомые названия. Сёстры ругались. Говорили резко и отрывисто, махали руками.    - ...Суани... Морок...    Но из них двоих ведущая роль всегда была за Энастенией. Хотя, моя великая бабка была младшей из них по возрасту, в жизни за ней было неоспоримое старшинство.    - ...Гардман... Анжей Ан Тойра...    В какой-то момент Перлиада замолчала, потом спокойно произнесла уже на неолетанском:    - Приглядывай за своими зверюшками, сестра.    - Конечно, дорогая, я буду очень осторожна.    Перлиада кивнула и, изобразив улыбку, вышла. Ну, и зачем она тащила меня сюда в халате и тапочках?! Сама зверюшка дикая! Ко мне повернулась Энастения:    - Выпьешь с нами чаю, хранительница? - пояснять мне она явно ничего не собиралась       Дже:    Мартион привёл меня в узкую комнату. Все мои вещи были уже перенесены сюда и свалены на узкую кровать. Правильно, меня отселили отдельно, в дальний угол, чтобы не позорил своим присутствием других мужчин рода.    - Инструктирую. Что у нас изменилось в связи с твоими похождениями? Ничего! Продолжаем любезно общаться с амазонками. Проявляем уважение и терпение. Улыбаемся и не обижаем девочек. Неолетанок обходим более тщательно. Интервью не даём, никаких заявлений на камеру, кроме улыбок, не делаем. Понял?    - Да, капитан.    - Сегодня ты появишься на публике. Твои похождения сильно прославили тебя в рядах молодых амазонок. Дадим полюбоваться женщинам на тебя целого и невредимого. И ты, как и раньше, не будешь отказывать девочкам драконов в сексе. Понял?    - Да, капитан. Можно вопрос?    - Давай.    - Информация о том, что нэрми не станут заключать договор с теми, кого хотят в сексе ложная?    - Частично. Если мы позволим Даккару свалиться в этом вопросе на один уровень с их рабами, то это погубит миссию. Но мы не зря взяли с собой столько молодых мужчин. Нэрми проявили интерес к Даккару, только осознав его сексуальную привлекательность. Тут есть некая грань, которую нужно соблюсти. Ни больше ни меньше.    - Понял.    - Ну, а если всё понял, то отправляйся радовать девочек. У тебя наряд на уборку территории вокруг штаба миссии. Метлу в руки, и пошёл. И чтоб ни слова прессе.    - Есть, капитан.    С метлой наперевес я спускался во двор. С одной стороны, я был несказанно рад, что меня наконец-то выпустили, и общаются вполне по-доброму. С другой, ощущение было, что этой доброты я не заслужил. И сейчас тоже, вместо того, чтобы делать что-то для исправления ситуации, просто отправлен в наряд. Пусть и по каким-то там соображениям пауков.    Метлой я успел взмахнуть только пару раз. А потом за решетчатым забором, отделяющим территорию временного штаба даккарской миссии от территории резиденции драконов, раздался оглушительный радостный визг. И там начала собираться небольшая толпа молоденьких женщин драконов.    - Роджер!    - Тебя уже отпустили?    - Они оправдали тебя?    - Ты вернёшься на ринг?    Пока я остервенело махал метлой, отделённый от них забором, всё было ещё ничего. Но когда, нагрузив тележку мусором, я выехал через пост к свалке, вот тут они на меня налетели:    - Роджер, пригласи меня к себе в постельку.    - Не слушай эту лохушку, зови в гости меня, коньяк обещаю в придачу.    Меня готовы были покупать и перекупать. Я мысленно досчитал до тридцати, напоминая себе, что мне велено не обижать девочек-драконов, и что я сам виноват в таком своём положении.    - Женщины, вы не на рынке, а я не продаюсь. Спор окончен! Все свободны! Посторонись, освободи дорогу тачке.    Они немного приумолкли, но расходиться явно не собирались. Кто-то уже откровенно лапал меня под шумок.    И тут голос откуда-то сзади заставил их встрепенуться:    - Отделение, смирно!    К нам подошла одна из старших чемпионов Драконов - Артемида. Ловкая женщина: я пару раз видел её на ринге. Крепкая, жилистая, ярко зелёные глаза и короткие белые волосы до ушей. У неё, по крайней мере, хоть были волосы. А молоденькие Драконы часто стригли их так коротко, что их, вообще, не видно было. Женщины, и без волос - ужас!    - По какому поводу сбор? - она внимательно оглядела девчонок, - А ну, бегом на стадион. И чтобы я не видела вас шатающимися без дела!    Девчонки начали неохотно расходиться. Артемида ещё некоторое время постояла, наблюдая, как я высыпаю свой мусор.    - Ритнер что, совсем с ума сошёл?! Додумался отправить тебя одного в зубы этим маленьким пираньям!    Я молча сжал зубы. Что я теперь, такой беззащитный, что с женщинами не справлюсь?! Я и без оружия достаточно опасен!    Я покатил тачку обратно. Артемида двинулась за мной. На крыльце нас встречал Мартион.    - Капитан, могла бы я поговорить с тем, кто сейчас отдаёт приказы Роджеру?    - Я слушаю тебя, женщина.    - Я просила бы вас больше не отпускать этого мальчика одного, это может спровоцировать неприятные инциденты.    - Ты предлагаешь мне его охранять или запереть? Это невозможно! Приказ перевёл этого солдата в моё подчинение, как подсобного работника, без привилегий, и он будет выполнять свою работу.    Артемида нахмурилась:    - Хорошо, капитан, как вижу, с уборкой ваш работник уже закончил. Не могли бы вы одолжить мне его до вечера. Мне необходима помощь на полуфинале.    Мартион усмехнулся:    - Как пожелаешь, мастер! До вечера он в твоём распоряжении.       Марика:    Уже к вечеру Нандрель рассказывала мне свои измышления и изыскания по планетам, названия которых я вычленила в разговоре великих.    - Там много тайн, хранительница. Но есть предположение, что все эти планеты двое суток назад подверглись нападению. Нападению очень похожему на даккарское. Разгромлены порты и транспортные узлы. И всё тщательно скрывается. Кстати, в примерно тот же период была попытка нападения на твои порты на Банбе и Нертусе, но там современная охрана, устройства быстро обезвредили.    Банба и Нертус были, фактически, моими планетами, хотя, принадлежали формально к протекторату Энастении. Располагающиеся там мои заводы составляли семьдесят процентов всех предприятий этих планеток. А хорошая охрана портов привлекала неолетанок, втихаря громоздивших там свои хаймы. Технику для охраны ставила я, а вот руководили этой охраной люди бабки. И мне докладывали, получается, далеко не всё.    - Значит, Даккар ответил нападением на неолетанские планеты? А нам ничего не сказали. А, наоборот, дали огонька для дальнейшего пожара... Кто такой Анжей Ан Тойра?    - Молодой паук, ведущий расследование, я говорила тебе о нём утром, - Арсе явно была немного напугана. Взрывы на хаймовых планетах - есть чего испугаться. Я попыталась её подбодрить:    - М-да. Обидно, конечно, что нас не посвятили в детали. Опять не посвятили! Но, думаю, у великих есть основания так поступать.    Сама я в такие основания не верила. Энастения умна, конечно, но в некоторых вопросах подобна ребёнку, как все неолетанки. Не созданы они для войны. А Даккарцы - жестокие мальчики. Да и просто обидно чувствовать себя пешкой.    А ещё закрадывалось чувство, что как только Энастения решится договориться по всей этой заварушке, первой она сдаст на растерзание меня. Даже сомневаться не стоит. Или я не знаю свою великую бабку.    Самым же таинственным в том разговоре было имя "Морок". Узнать, куда и зачем Энастения заслала свою самую эффективную армию, даже и мечтать не стоит. Суани умеют быть просто чудесно незаметными. Если бы я, в своё время, не училась полтора года у этого мастера, лично у Морок, таскаясь с ней по свету, думаю, вообще бы, ни одну Суани в лицо не знала. Но уже то, что к делу даккарцев привлечена великая Суани, говорит о серьезности намерений Энастении.       Дже:    Никакой работы для меня у Артемиды не было. Мы просто сидели с ней в первых рядах на трибунах центрального стадиона Костров и смотрели бои полуфинала амазонско-даккарской олимпиады. Артемида поила меня пивом и спорила со мной по поводу происходящего на ринге:    - Дурацкая тактика, она быстро его измотает.    - Не измотает, бой всего три минуты, столько он выдержит в любом темпе.    - Да он уже лупит абсолютно беспорядочно.    - Это не беспорядочно. Эта техника называется хаотическим нападением. Между прочим, очень действенная.    Артемида повернулась ко мне, улыбаясь:    - Блин, Роджер, а ведь ты со мной так и не дрался. А мне очень бы хотелось.    - Жаждешь быть побитой или просто хорохоришься, зная, что на ринг я больше не выйду?    Злиться на Артемиду мне было не за что. И вела она себя вполне уважительно и, вдобавок, дурных девчонок своим присутствием отпугивала. Просто настроение было дурацкое. Смотреть бои и знать, что никогда не будешь в них участвовать - самая жестокая пытка.    - А ну-ка! - Артемида потянула меня за руку прочь с трибун. Мы вышли со стадиона.    - Ну, не выпустят тебя, я так понимаю, на публичные ринги. А вот отлупить тебя, по-тихому, на тренировочном мне никто не помешает.    Мы протиснулись через какую-то заднюю калитку на одну из тренировочных площадок Драконов. Сейчас здесь было пусто. Артемида быстро скидывала лишнее оружие. Она реально предлагала драться.    - Ну, иди сюда! Если выиграешь, с меня пиво.    - А проиграю?    - Проиграешь... А если проиграешь, пива не будет!    Она резко развернулась, нападая. Техника у неё очень хорошая. Её драться выставляли обычно с кем-то из наших чемпионов. И это были очень напряжённые поединки. Я сгруппировался, бросок, захват, разворот, удар, перехват. Она, смеясь, вывернулась.    - Браво!    В следующее мгновение я летел мордой вниз. Перекат, уход. Удар, захват. С трудом увернулся от её удара, разворот. И тут, вместо того, чтобы вывернуться из моего захвата, она, наоборот, притянула меня, опрокидывая вместе с собой на землю.    - Тсс! У нас незваные зрители. Изображаем интим!    Она лежала подо мной на земле, восстанавливая дыхание. Я отпустил её руку. Она, смеясь, перекатилась на меня сверху, целуя.    - Пошли пиво пить!    Я поднялся с земли и уже сейчас заметил женщину с фотоаппаратурой в руках. Вид у репортёра был расстроенный. Да, публично драться мне сейчас ни с кем нельзя. Тем более, с признанными чемпионами. Для них бой со мной позор.    Артемида взяла пива, и мы вернулись на полуфинал:    - Ну, побью тебя в другой раз, как-нибудь.       Вечером она проводила меня прямо до моей комнаты. Легко поцеловала в губы.    - Спокойной ночи. Завтра опять тебя заберу. Ещё несколько дней придётся тебе погулять со мной, - она усмехнулась, - А то наши девочки тебя порвут.    И ушла. Проводила, поцеловала и ушла! Юбля! Таких обломов на Острове богов со мной ещё не было. Город кишел женщинами, желающими ко мне в постель, а я ложился спать один!       Глава 8       Марика:    На следующий день, вооружившись лучшей из своих улыбок, я явилась на стадион. Сегодня в утренних газетах должна выйти статейка о матери Артемиды. Хотелось лично увидеть реакцию этой девки.    С Никиным псом - Артемидой, мы, как-то так само получилось, не дружили. Может, потому, что я не вожу дружбу с собаками. Может, Энастения права, и в этом было что-то от ревности - Ника носилась с Артемидой, как с любимым детём, а ко мне в Чашу за двенадцать лет ни разу не приехала. Так или иначе, желание почесать кулаки при виде этой девки у меня появлялось неизменно.    Народ уже толпами валил на стадион. Продавцы газет тоже уже вовсю шныряли между трибунами. На Острове богов больше пользовались спросом именно бумажные издания.    Нандрель, улыбаясь, приземлилась рядом со мной на трибуну, протягивая мне свежие номера четырёх основных изданий Костров. Три из них Драконы не контролировали:    "Даккарец живёт в доме матери Артемиды в качестве раба уже пятнадцать лет."    "В каком статусе Артемида предпочитает даккарцев?"    Тут мой взгляд остановился на фотографии. На ней эта собака жадно целовала Роджера, распластавшегося под ней на земле. Блин! И когда она успевает! Нандрель кивнула мне:    - Видела уже? Мальчишка только вчера вылез из под замка, а уже успел закрутить с драконовской чемпионкой.    - Да драконы просто охраняют его таким образом. И Роджеру прикажи его мастера, он будет изображать хоть чёрта лысого.    Нандрель покосилась на меня:    - Хранительница, я слышу в твоём голосе нотки ревности?    - Что за чушь!    - А что? Красивый мальчик. Чуть поработать, и будет шёлковым. Я тут с Урсуданой беседовала, там уже столько техник изобретено.    - Урсудана маньячка! Только сумасшедшая согласиться жить с мужчиной, которому вправили мозги Ар!    - О, понятно! - Нандрель рассмеялась, - Я смотрю, тут всё серьёзно!    Я фыркнула. Вот мне ничего непонятно.    - Не неси чушь! Лучше давай поищем эту шуструю драконовскую собачонку и подольём масла в огонь.    Подколы Нендрель меня нисколько не смущали. Мы с ней много лет в команде. Она лезла со мной в такие авантюры, что у любого разумного человека бы точно инстинкт самосохранения сработал. Безусловно вставала на мою сторону в самых пропащих операциях. А ещё она никогда не смеётся над моим сумасбродством и не осуждает, даже если я вдруг начинаю отменять свои же приказы.       Дже:    Разбудили меня рано утром, ещё до рассвета. Дежурный солдат, отчаянно сражаясь с зевотой, передал мне приказ явиться к генералу Анжею Ан Тойра. Генерал сидел на краю стола:    - Заходи!    В углу кабинета капитан Мортион сверлил взглядом пол. Генерал указал мне на стул и кинул передо мной газету:    - Что ты там вчера успел заявить по поводу своей продажности?    На первой странице газеты была большая фотография, как я целуюсь с Артемидой, валяясь на земле на тренировочном корте драконов: "За что продаётся Роджер Об Хайя?"    - Генерал, я не разговаривал с журналистами. Но они, видать, за мной следят и просто перекручивают любую сказанную мной фразу.    - А зачем ты понадобился Артемиде?    - Думаю, генерал, она считает, что я нуждаюсь в охране со стороны Драконов, причём в охране, не привлекающей внимание. Поэтому вот изображала вчера со мной...    - Изображала?! Ну и прекрасно, подыграем девочкам, пусть охраняет тебя дальше! И держи уши открытыми, может, что полезное услышишь.    - Да, генерал!    - И ещё, с этого дня ты будешь аккуратно просматривать всю прессу на свой счёт. Ты должен быть в курсе всего, чем тебя обливают, и учиться выгибать эти сплетни в правильную сторону. Мартион проконтролирует и, где надо, объяснит. Сейчас возьмёшь у секретаря подборку о себе с момента исчезновения и внимательно ознакомишься.    - Да, генерал.       Ближайшие три часа я, краснея от стыда, читал толстую подборку газетных вырезок о себе. Никогда бы не подумал, что меня можно смутить подробностями секса с женщиной. Но подробные рассуждения этих бабёнок, что и как я делаю... как ОНИ укладывали МЕНЯ в постель... Это кто кого укладывал?! Потом подборка рассуждений о моём проигрыше, высказывания их Великих ами, глав нэрми и прочих титулов. И опять рассуждения мелких неолетанок о сексе со мной: " К сожалению, ему не понравилось. Я ещё очень молода и плохо владею своим телом. Ему было больно. Но мне хотелось ещё. Он такой открытый, так бурно возбуждается. Мне пришлось брать его силой. Мне очень понравилось..." Вот сволочь! Я был взбешён. Ненавидел всех этих баб разом. Но больше всего я ненавидел Морену. Особенно читая в сегодняшних газетах: "Роджер умненький мальчик. Хорошо подготовленный боец и очень нежный любовник. Умеючи конечно! Честно говоря, мы все надеялись, что он победит. Чуть-чуть ведь не хватило. Не могу сказать, что было неправильно. Возможно, он просто чересчур красив, и юные соперницы слишком желали попробовать его. Не знаю! Все даккарцы обладают очень яркой внешностью. Мне тут случайно в сети попалось видео с мастером Раверстоном. Он немолодой мужчина. Но, поверьте, это очень красиво...". Стерва! Ещё и Раверстона приплела.       От газет меня отвлёк Мартион:    - Ознакомился?    - Да, капитан!    - Вкратце, помни, любоё твоё движение - карта в руках соперника. Подробнее обсудим вечером.    - Да, капитан.    - А сейчас снова поступаешь в распоряжение Артемиды. Она в кабинете Анжея.       У кабинета генерала мне пришлось подождать. Артемида вышла злая. Небрежно махнула мне следовать за собой.    - Интересно, все Ан Тойра такие гадкие, или у этого просто застой желчи?    Я усмехнулся. Женщина злилась на моего командира и собиралась еще и говорить со мной об этом    - Чем он разозлил тебя?    - Просто едкий очень. У меня сегодня проблемы небольшие. Моренины писаки кое-что вытащили на мою мать. Так что мы сегодня в центре внимания.    - Да? А что там за история?    - Да вот... Ты в курсе ведь уже, что в САП бойко торгуют даккарскими мужчинами?    Я поднял на неё удивлённый взгляд. Конечно, рабством меня не удивишь. Я родился, когда на Даккаре уже процветало рабство. И я в курсе, что хотя САП и не называет это своими именами, но мужчины на его территории находятся в положении рабов. Продаются и покупаются. Причём в основном торговцами являются неолетанки. Но мне трудно было представить в таком плену даккарца. Да и мне казалось, что, принимая решение о переговорах с Даккаром, САП должен был что-то сделать с этим вопросом.    - До сих пор? В смысле, и сейчас тоже торгуют?    - Сейчас, я думаю, даже дороже и бойче!    Я сглотнул. В САПе торгуют даккарцами?! В то самое время, когда ведут переговоры? Интересно, наши генералы знают об этом? Наверное, знают. Они должны знать о САПе всё.    - Короче, проблема в том, что у моей матери есть такая покупка. Конечно, ко мне лично это мало относиться. Но тема для скандала благодатная.    Я остановился, переваривая услышанное. Мать этой женщины держит даккарца в рабстве, а сама она в это время пытается заключить с нами союз?!    Артемида, заметив мою задержку, тоже остановилась и удивлённо посмотрела на меня:    - Что случилось? - потом нахмурилась, - Роджер, мне казалось, ты взрослый парень и понимаешь, во что играешь.    Понимаю?! Понимаю ли?! То, во что я теперь играл, было уже не спортом, а делами пауков. Сплетни, правильная подача информации, слабые и сильные стороны противника, информационная война, политика. Я не восхищался и не презирал такую работу. А в своём положении я вообще согласен был на самые грязные её проявления. Просто я был немного ошарашен. Неолетанки играли грязно. Драконы тоже ничуть не честнее, просто пока они были на нашей стороне. Думаю, наши пауки тоже вели свою игру по местным правилам, не особо отличаясь чистотой.    - Просто ... Просто я немного ошарашен. Как-то не думал об этом. А какого звания мужчина в плену у твоей матери?    - Понятия не имею. Никогда не видела его. Я уехала из дома матери восемдесят пять лет назад. А в её постель вообще никогда не заглядывала.    Тут она обняла меня, притянула к себе, замерев буквально в сантиметре от моего лица:    - Давай-ка, включай голову и выходи из этого состояния. Нам сейчас ещё перед журналистами прыгать.    Усмехнулась тихонько поцеловала в уголок рта. Я дёрнулся:    - Юбля, опять дразнишься! - вывернулся из её рук    - Дразнюсь?! - она смотрела на меня удивлённо    - Ага, вчера весь день дразнилась, а потом слиняла, махнув ручкой! А я живой, между прочим!    Артемида некоторое время смотрела на меня ошарашено, а потом вдруг начала смеяться.    - И чего тут смешного?    Она через силу заставила себя успокоиться:    - Роджер, воистину даккарцы уникальная раса! Тебя три дня назад от души отымели тринадцать неолетанок-подростков. Да после такого любой нормальный мужчина вообще к себе никого с полгода подпускать не будет. А ты... ручкой, говоришь?! Ты обиделся, что я не пожелала с тобой секса?!    Я нахмурился. Тупые женщины в тупом мире! Да на мне всё через сутки зажило. Хлюпики их нормальные мужчины    - Ладно, не кукся! Я действительно думала, что тебе нужно время восстановиться. Не нужно, так не нужно. Я учту!       Марика:    Запинать Артемиду ногами не получилось. В тот самый момент, когда журналисты напали на неё, идущую в обнимку с Роджером на стадион, с расспросами готовясь добить, появились Ника и Энастения. И сегодня двое последних явно выглядели союзниками. Короче, Артемиду отбрехали. А всю ответственность свалили на "некоторых несознательных неолетанок"    Мы сидели с Нандрель у меня на веранде и пили кофе:    - Ну ладно, ломать ты его не хочешь. Ну давай просто выкрадем.    - Даккар сейчас охраняет его бдительней любых сокровищ    - Ну и тем интересней    Нандрель улыбалась самой хулиганской из своих улыбок. Вообще, ей всего лишь сорок лет. И юношеский азарт дня неё нормальное дело. Она не унималась:    - Я тут в городе пару юных мастеров Ар видела. Могу спорить, у них проблемы с деньгами, и они посчитают честью послужить хранительнице и Арнелет.    - Даже если я его украду, куда спрячу? Даккар перевернёт город в течение суток, а мне пока рано уезжать    - А зачем прятать?! Какая бравада: украсть, поиметь, а утром отпустить! У меня есть коды от дома великой ами Гардеоны, там искать не будут. Поваляешь мальчишку в спальнях Гардеоны и вежливо отпустишь. Ты же хочешь его?!    Я задумалась: получить чертёнка в свою постель было очень даже заманчиво. С развитием всей этой истории мой интерес к нему только усиливался. И на данный момент требовал выхода абсолютно недвусмысленным образом. Да и пощёчина Драконам и Даккару будет очень знатная: выкрасть Дже прямо из похотливых лап Артемиды, а утром вернуть, как ни в чём не бывало. Мальчики по вызову!    - Ага, а утром скажем журналистам, что мальчишку никто не крал, и вообще, он сам на шею вешался. Просто нарушил приказ командира, - Нандрель хитро улыбалась, - Ордена с него уже сняли, думаю, ниже опускаться некуда    Подставлять опять чертёнка Дже мне не хотелось. Ну, если только совсем прижмёт. Но в целом предложение Нандрель очаровывало. Соблазн этой ночью сжимать его тело... Я усмехнулась:    - Лучше скажем, что Артемида нам его продала?    - Ага, пусть её начнут заваливать заявками на мальчишку. Поотбивается от роли сутенёрши!    - Как-то бы ещё это подтвердить...    - Подтверждением будет, если она не заявит о пропаже мальчишки, а будет вести себя, как ни в чём не бывало.    - Ар к нэрми использовать нельзя!    - Само собой разумеется! Ар только на мужчин, да и то не усердствуя!    Много лет назад, поселившись в САП, неолетанки, чтобы успокоить бдительность нэрми, развернули байку, что Ар не действует на розовокровых женщин. Частично это была правда: большинство используемых мастерами наркотиков на нэрми не давали должного результата. Но дистанционный Ар действовал безотказно на любое разумное существо. И это было неолетанской тайной. Конечно, тайна не для всех нэрми. Правители, спецслужбы, полиция не имели на этот счёт иллюзий. Но обычные, мирные нэрми считали себя полностью защищёнными от Ар природой. И разрушать это общественное мнение было нельзя.       Дже:    Журналисты на Артемиду наброситься не успели. Явилась Ника и, что удивительно, великая Ами Энастения. Так что с журналистами разговаривали именно они:    - Родная мать мастера Артемиды, владелица антикварного салона, Амильятти, действительно в качестве одного из мужей имеет даккарца. Но это абсолютно добровольный брак, которому уже около пятнадцати лет. Любовь, знаете ли, не делит нас на расы! Так что никакого криминала и двусмыслицы здесь нет. Просто некоторые несознательные дочери Арнелет умело раздувают скандал из ничего.    Сзади меня возник Мартион:    - Давай-ка отойдём, чтобы не светиться в кадре.    Я высвободил руку из крепкой хватки Артемиды. Она быстро метнула на меня взгляд, но, заметив Мартиона, успокоилась и вернулась к разговору с журналистами. Ведёт себя, как будто меня могут украсть прямо тут, в этой толпе.    Мы с капитаном незаметно пробрались между людьми и медленно пошли по маленькой улочке от стадиона.    - Капитан, Энастения решила сменить сторону? Мне казалось, она была заодно с Мореной тогда в Чаше судьбы.    Мартион усмехнулся:    - Мы её немного простимулировали. Эти габаритные девочки только интриги плести горазды, а как только видят реальную кровь, мгновенно становятся сговорчивыми.    - А Морену прижали?    - С Мореной сложней: у неё нет планет и людей, мужчин и кучи детишек. Из близких людей только помощницы: такие же оторвы, как она сама. Из значимого только бизнес, но с хорошей и дорогой охраной, да и под защитой САП. И убить её невозможно: она воспользовалась имперской штукой "Дистанацией", и теперь, можно сказать, бессмертна. Крепкий орешек! Особенно пока мы не поняли, кто именно ей приказывает.       Мы свернули в какой-то переулок. Тут нас ждала совсем молодая худенькая неолетанка. Она улыбалась. Мартион целенаправленно пошел к ней. А я, разглядывая её довольную рожу, как-то засомневался и решил притормозить на безопасном расстоянии. Неолетанка усмехнулась. И тут кто-то как будто перехватил управление моим телом. Оно само пошло быстрым шагом к этой нахальной ряхе, абсолютно мной неуправляемо.    Меня прошибло в пот от страха. Я тупо таращился по сторонам, как кукла, управляемый чужими руками. Более ужасной ситуации в самом кошмарном сне не привидится.    Неолетанка открыто смеялась. Она лишь мельком взглянула на подошедшего к ней Мартиона:    - Отправляйся к своим. Роджера ты не видел. Он остался с Артемидой.    Мартион кивнул, вытянувшись, как в кабинете у генерала, и быстрыми шагами удалился. Неолетанка, смеясь, погладила себя по щеке. Моя рука в точности повторила её движение, скользнув по моему лицу. Я чётко ощущал, что это моя рука, и что это я касаюсь своей собственной щеки, просто я не управлял этим процессом.    - Страшно? - она обняла меня за плечи, - Не бойся! Это называется дистанционное влияние. Один из инструментов мастерства Ар. Сейчас мы сядем в лайнер, и я отпущу тебя. Вредно воздействовать этой штукой долго, могу случайно снести тебе крышу, и ты начнёшь подчиняться всегда и всем, - она наклонилась, заглядывая мне в глаза, - Жутко да?! Поэтому веди себя хорошо и не провоцируй меня.    Моё тело село в закрытый лайнер, и только тут ниточки кукловода его отпустили. Я дёрнулся. Неолетанка, улыбаясь, погрозила пальчиком:    - Не провоцируй!    Я вжался в сиденье. Ситуация была безвыходной. Бороться с таким оружием я не умел. Меня трясло, как перепуганного кролика. Неолетанка рядом улыбалась.    - Вот и умница. Теперь улыбнись и прикинься воспитанным мальчиком.    Лайнер тронулся, мягко поворачивая по узким улочкам старого города. Неолетанка молчала, поглядывая на меня в зеркало.    - Я могу узнать, куда мы едим?    - Зачем? Тебе лишнее это знать. Расслабься. Когда тебе что-нибудь понадобиться узнать, тебе это скажут.    Она явно была чьей-то наёмницей. И явно похищала меня средь бела дня прямо из-под носа Даккара и Драконов. Юбля! Как я уже устал чувствовать себя куклой в этой игре.    Лайнер остановился на полянке около большого дома. Неолетанка вышла, обошла лайнер и открыла дверь, приглашая меня выходить. Взяла за руку, некоторое время разглядывая.    - Какой ты хорошенький! Приодеть, подкрасить и просто красавчик будешь! Мы сейчас поднимемся в этот дом, и я передам тебя одной очень уважаемой мной ами. И мы договоримся, что ты будешь вести себя очень воспитанно. Когда войдём, встанешь на коленочки и опустишь глазки в пол. Не нужно лишний раз строить из себя дикого варвара.    Я кивнул. А что мне оставалось делать?!    Мы поднялись по лестнице в зал. На одной из стен в широкие окна ярко светило солнце. Поэтому рассмотреть людей, сидящих в той части зала, было сложно. Мы остановились на середине. Моя похитительница тихонько нажала мне на плечо, требуя опуститься на колени.       Глава 9       Марика:    Нандрель как раз наливала мне второй бокал амосы, когда на пороге появились молоденькая беленькая эми и Дже. Он опустился на колени, смиренно уткнув глазки в пол. Я аж ахнула.    - Что ты с ним сделала?    - Абсолютно ничего, хранительница. Просто он немного напуган.    Я подняла чертёнка на ноги. Он злобно на меня глянул из-под бровей. Действительно, просто краткий миг послушания!    Нандрель похлопала эми по плечу, вручая ей деньги:    - Молодец. Просто твоё искусство настолько сильно, что порой вызывает страх даже у неолетанок.    Она заулыбалась:    - Хранительница Морена, меня зовут Аурелия, и я признана признана мастером третьей ступени . Я бы хотела, чтобы вы знали: я очень уважаю вас. Семь лет назад вы были единственной, кто помог тысяче хаймов в северной части материка на Эраксе, планете, находящейся под покровительством другой ами, планете, лишь немного связанной с вашим бизнесом. И если я могу быть чем-то полезна вам, обращайтесь в любой момент. Для меня это большая честь, - эми попыталась вернуть Нандрель деньги, - И мне не надо платить.    Ну вот, ещё одна жертва моего меценатства. А правильней даже предусмотрительности. Обнищание того региона плохо бы сказалось на двух моих заводах. Так что красивый жест был абсолютно меркантильным:    - Не глупи. Возьми деньги. Они позволят тебе не отвлекаться от учёбы и быстрее стать настоящим мастером. Это важно!    Поджав губки, эми убрала деньги в карман. С финансами у неё всё-таки были трудности. Таскаясь по монастырям, особо не заработаешь. Я мигом подчеркнула у себя в голове, что эми не назвала ни имя своего учителя, ни название монастыря. Или Суани, или Лавити. Учитывая явное владение дистанционным влиянием, скорее всего, Суани.    - Ещё раз спасибо, Аурелия. Если мне ещё раз понадобится твоя помощь, я буду иметь в виду твои слова.    Она восхищённо закивала. И Нандрель, подхватив её за руку, потянула к выходу.       Всё это время Роджер стоял, тихо прижатый к моему плечу, и даже не пытался дёргаться. Лишь когда за Аурелией и Нандрель закрылась дверь, он ощутимо выдохнул. Я его пугала явно меньше, чем эта маленькая Суани.    - Мне следовало догадаться, что это снова твои выходки. Соскучилась? Что, родился план, как ещё развлечь публику, с моим участием?    Было видно, что он всё ещё напуган, но старательно пытается этого не показывать. Я обняла его.    - Сильно испугался?    Он метнул на меня сердитый взгляд:    - Кто она такая?    - Ты же слышал, мастер Ар одной из мелких школ. У них интересная техника. Дистанционная. Я в молодости как-то училась такому. Просто магия в чистом виде.    - Ты тоже так можешь?    Я задумалась. Нет, так, конечно, не могу. Что бы эта малышка ни делала, не могу. А после дистанации у имперцев я, вообще, дистанционный Ар только чувствую. Эта была моя цена за бессмертие. Но очень многие вещи, которым я тогда научилась у Суани, теперь, идеально изучив травы и магию слова, я могу делать и без дистанционной силы. Медленнее, хлопотнее, но могу.    - Нет. Я лучше владею техниками других школ. Они не менее действенны. Мне хватает.    В глазах его читалось "Не верю", злость и всё тот же, хоть и хорошо скрываемый страх.    - Так зачем я тебе понадобился сегодня?    Я погладила его по волосам. Сегодня он не вырывался.    - Не поверишь, действительно соскучилась. Вино будешь?    Он, наконец, ловко выскользнул из моих рук. Прошёлся по комнате. Настороженный и немного напряжённый. Тетива перед спуском стрелы... Блин! Марика, ты чёрствая эгоистичная маньячка! Подумала, о чём угодно, о том, как отбиться от Драконов и Даккара, как выставить это похищение себе на пользу... обо всём, кроме самого мальчика. Да, он, конечно, сразу взял себя в руки и держится очень гордо... Но ты ведь ему даже недели не дала, чтобы все хоть как-то улеглось... Он ведь от неолетанок, наверное, сейчас, как от огня, шарахается... Только не пугайся меня. Лучше ругайся, дерись.    Чертёнок остановился, глядя мне в глаза:    - Что-то мне не верится. Да и местечко странное ты выбрала для моего пленения. Окна чересчур большие, дверей чересчур много. Чем ты собралась меня удерживать?       Дже:    Странная молоденькая неолетанка покинула комнату вместе с той, что вела мой бой в Чаше судьбы. Осталась только Морена. Меня всё ещё немного трясло от страха. Не каждый день сталкиваешься с настолько настоящей магией! Но Морены я уже не боялся. Опасался - да, но не более. Хотя разумом и понимал, что она как раз должна быть значительно опасней той, что меня пленила. Хотя бы если исходить из звания "мастер третьей ступени" и "хранительница".    - Ты можешь так? - наверное, страх просто читается на моём лице.    - Нет, я училась в молодости этой технике, но предпочитаю другие.    Фразы извиваются, как уж на сковородке.    - Зачем я тебе понадобился? Как ты собираешься удерживать меня при таком количестве дверей и окон?    Она улыбнулась:    - Чертёнок, припомни, тебе ещё не удавалось победить меня. Я вполне способна удержать тебя здесь без посторонней помощи. Хотя надеюсь, что ты просто не будешь дёргаться. Или хочешь подраться со мной?    Мысли в моей голове бежали галопом. Что она опять задумала? Где в этом всём подвох? Ни каких сомнений не было, что все, что она делает - новая игра, смысл которой навредить Даккару. Выкрутасы полуфраз. Как я это ненавижу!    - Что-то драки с тобой плохо влияют на мою репутацию. Так что, пожалуй, драться я с тобой не буду. Пока не буду. Сначала выслушаю, чего тебе надо.    Я сел на диван, постаравшись выглядеть как можно уверенней и спокойней.    - Репутация?! Ну, прости. Надеюсь, секс со мной для неё не так опасен? Потому что, в принципе, кроме секса, я сегодня от тебя ничего требовать не буду. Потом позавтракаешь со мной и можешь лететь на все четыре стороны.    Она уселась рядом со мной, мимоходом поглаживая пальцами мою шею. Интересно, в чём подвох? Ей просто что-то нужно провернуть в моё отсутствие? Вряд ли! Тогда проще было бы запереть меня. Или же всё, что она говорит, ложь, и она просто собирается спровоцировать меня на что-то?    Она мягко обняла меня, целуя в губы.    - Мммм! - я ударил её в бок и вырвался.    Она ухмылялась:    - А говорил, что драться не будешь! Спишь с половиной свободных земель, а тут вдруг брыкаешься?!    Всё-таки провоцирует! На что?    - Ну, Дже, ведь сексом тебе заниматься ни с кем не запрещено?!    - Да прекрати уже ко мне как к ребёнку обращаться!    Она усмехнулась:    - Ну, так веди себя уже, как взрослый мужчина! Я предлагаю просто хороший вечер и долгую сладкую ночь, утром кофе, и ты свободен. Мммм?! Немного любви, и ничего более. Не строй из себя недотрогу! Ты ложишься на всех желающих. Ты в первые же сутки, как выбрался из-под замка, успел попасть в газеты с Никиной девкой, отнюдь не в самом целомудренном виде. Кроме того, если ты забыл: в моей постели ты уже был, и ничего страшного с тобой не случилось!    Точно провоцирует! Хочет, чтобы я начал сопротивляться. Я подошёл ближе и спокойно сел рядом с ней на диван. Выдох.    - Хорошо. Ты права, в сексе ничего плохого для меня нет! И мою репутацию им точно не испортишь!    Она наклонилась надо мной, целуя в шею:    - Хитрющий чертёнок Дже.    - Морена! Меня зовут Роджер!    - Ладно-ладно! Но меня для тебя зовут Марика.    - Не коверкай моё имя, и зовись хоть чёртом лысым!    - Ладно, договорились, Роджер. Обещаю звать тебя полным именем, раз тебе так удобнее.    Она стаскивала с меня футболку.       Марика:    - Я предлагаю просто хороший вечер и долгую сладкую ночь, утром кофе, и ты свободен. Ну как?!    Больше всего я боялась, что он испугается. Он кажется таким сильным, независимым, что поневоле забываешь, как он молод, как плакал у меня на руках три дня назад. Лучше разозлись, лучше ругайся и дерись со мной... только не слёзы.    Я нахально провоцировала его подраться.    Но тут, прервав мои размышления, мальчишка гордо уселся на диван рядом со мной:    - Ты права, ничего плохого в сексе я не вижу!    Невероятно! Я как можно более ласково обняла его. Блин, я обещаю быть самой нежной. У тебя такого секса в жизни не было. Только не пугайся меня!    Чертёнок с нахальным видом оттянул моё декольте, заглядывая внутрь. Ой, шлюшка мелкая!    Я снова ласково обняла этого странного мальчика, целуя везде, куда доставала.    - Дже!    - Ррр! Я давно взрослый, не коверкай моё имя!    Как пожелаешь! За то, чтобы ты вот так подставлялся под мои поцелуи, я готова обращаться хоть "Ваше Величество".    Я задрала его футболку. Великолепное тело. Мне даже этот бледный цвет кожи с сероватым оттенком уже не кажется странным. Замечательный цвет! Цвет моей страсти! Футболка полетела на пол. Какие мускулистые плечики и грудь. Мужчины в моём детстве тоже были мускулисты. И я до сих пор считаю это красивым, что бы ни говорила неолетанская мода. Мррр! Как непривычно смотрятся эти плечи без своих странных символов-орденов. Неправильно, нелогично. Ничего, они ещё вернут тебе все знаки и даже добавят. Мне нравится, когда ты гордый!    - Ты решила облизать меня целиком?    А голос дрожит, и дыхание прерывисто. Я рыкнула и подхватила его на руки. Он не вырвался, но сердито глянул на меня с вопросом.    - Всего лишь экспресс до спальни.    У Гардеоны замечательные спальни. Огромная упругая кровать, пол устлан чем-то мягким и пушистым...    Я аккуратно положила Роджера на кровать. Он позволил себя раздеть. Добровольно включился в сексуальную игру, разрешая ласкать себя, отвечая на ласки и периодически кокетничая по разным поводам.    - Эээ, куда пошла?! Филонишь! Ну-ка, верни свои губы обратно.    По моей шкале целомудрия этот мальчик легко получал "сто процентный разврат". Грубит, пошло шутит, выделывается... Вот только грязи в нём при всём этом не было. Наоборот, что-то такое, что вызывало неописуемый восторг. Вдохновение. Ощущение глотка свежего воздуха, впервые ступив за порог после духоты. И такой восторг, что я, кажется, теряю разум.    Я сжала его в объятьях, целуя бледные сильные бёдра. Как великолепно и удивительно, что он почти не боится меня, улыбается, и не в дурмане амосы, а сам. Глаза чернее чёрного, ощущение, будто готовится порвать меня на тонкие ленточки.    - Ты чудо! Зачем тебе кулаки, Роджер, ты одними поцелуями способен снести мозги кому угодно! Чертёнок!    Он зарычал и выругался сквозь зубы, а я, смеясь, продолжала ласкать его губами, к главному не прикасаясь.    - Марика, я сейчас тебя изнасилую!    - Может, я этого и добиваюсь?    И это было бы великолепно! Так ты точно не испугаешься.    - Рррр! - он опрокинул меня на спину, забравшись сверху, - Ты меня достала! Юбля... Какая ты там сегодня узкая!    - Я неолетанка, у меня там сильные мышцы. Могу сжать так, что ты туда вообще войти не сможешь, - я подмигнула, - или выйти.    А он уже совсем потерял связь с окружающим миром, унося меня вместе с собой куда-то на седьмое небо. Так открыто, доверяясь или отвергая, без хитрости, сильно, страстно, всеми фибрами души излучая пьянящий дурман своего желания.    Сногсшибательный, опьяняющий, манящий, открытый, страстный, настоящий... Парень, от которого у меня срывает крышу.       Дже:    Я проснулся около четырёх часов утра. Морена спала, раскидав четыре руки во все стороны и блаженно улыбаясь. Я тихонько встал. Что теперь?    Секс ночью был обалденный. Хранительница превзошла себя и всех бывших у меня женщин в стремлении доставить мне удовольствие. И это ещё больше приближало меня к мысли, что утром меня ждёт соразмерная подстава.    Кстати, с её стороны глупо спать в моём присутствии. Что это она такая самоуверенная? Чего она от меня ожидает?    Я тихо прошёлся по комнате. Даже если за дверью охрана, отсюда я без особого труда уйду через окно. Что за подстава? Мои следы в доме... её следов больше! Камеры? Я прошёлся, обследуя помещение на устройства записи. Всё вроде было чисто. Попытка убить её? Просчиталась, мне уже сообщили, что она бессмертна! Если Мартион ещё был вменяем, когда говорил это...    Ладно, с другой стороны, чего от меня не ожидают? Что я останусь? Нет, что я закручу свою игру!    Мой взгляд остановился на вещах Морены, разбросанных по комнате. На широком ремне красной юбки был ритуальный нож. Небольшой, но убить можно и таким. А личный нож, воткнутый в правильный труп, способен кому угодно доставить много неприятных моментов.    Я аккуратно вытащил нож салфеткой, потом огляделся и собрал ещё несколько мелочей из её карманов, её бокал со стола... О, и каменную фигурку, которую она ночью шустро кинула за кровать, когда поняла, что я могу как-нибудь неправильно применить сей предмет.    Так! Теперь мне нужно уйти. А ещё нужно время, чтобы успеть её подставить. Было бы замечательно зафиксировать её в этой спальне до обеда. Чем? Нужно что-то крепкое. Я аккуратно заглянул последовательно в ящики трюмо. Извращенка! Целый набор каких-то блестящих наручников. Крепкие. Пристегнуть одну руку вполне хватит. Я осмотрел кровать: прочная металлическая основа, неподъёмный вес. Великолепно!    Глаза она открыла ровно на щелчок закрывающихся наручников. Я быстро отпрыгнул на безопасное расстояние. Она как-то вяло оглядела новшество, подёргала, пробуя его на прочность:    - Тебе что не спится? Хочешь ещё поиграть?    Ключ от наручников и все вещи Морены, включая телефон, я отпинал в другой конец комнаты.    - Поиграть?! Возможно, только правила теперь мои!    Я сдёрнул портьеру и, примотав её к раме, спустил за окно.    - Ты мог бы и просто через дверь уйти. Охраны нет. Вообще, в доме никого нет.    - Вот и замечательно. Никто тебя не отцепит в ближайшее время, - я изобразил улыбку, - Классно трахаешься. Пока!    - Эээ! А завтрак?!    Не ответив, я спустился через окно, захватив собранные трофеи.       Глава 10    Дже:    По дороге я решил, что ситуация с капитаном Мартионом, после того как он собственноручно сдал меня неолетанкам, не ясна, поэтому напрямую отправился к Анжею. Генерал спал. Сонный и помятый, он появился, разбуженный по моей просьбе адъютантом:    - Чего тебе?    Я немного замешкался, не было похоже, чтобы моё исчезновение, вообще, заметили:    - Генерал, есть основания полагать, что хранительница Морена сегодня снова провернёт за мой счёт какую-то игру. Сложить факты и понять какую, мне самому не удалось.    Он плюхнулся в кресло:    - А Мартион что говорит?    - Я не разговаривал с капитаном Мартионом. Дело в том, что вчера, около пяти вечера, под влиянием неолетанского Ар, капитан сдал меня агенту Морены.    - Сдал?    - Да, меня скрутили и похитили. И, как я понимаю, этого никто не заметил.    - Мартион сказал, что ты с Артемидой.    Генерал уже явно проникался ситуацией:    - Давай по порядку.    - Вчера, около пяти вечера, я был с Артемидой на стадионе. В тот момент, когда она разговаривала с журналистами, меня позвал капитан. Капитан рассказал мне, что нам удалось прижать Энастению, и поэтому она теперь выступает в защиту Артемиды. Но не удалось прижать Морену, потому что у неё нет близких, и она бессмертна.    - Есть такое.    - Капитан привёл меня на какую-то улицу, где нас ожидала молоденькая неолетанка. Применившая, как мне позже объяснили, технику дистанционного влияния. Она тупо могла управлять движениями моего тела. Мартиона она отправила, внушив ему, что он меня не видел. Эта неолетанка доставила меня к Морене. Неолетанку зовут Аурелия, мастер Ар третьей ступени. Так она представилась Морене.    - Зачем ты понадобился хранительнице на этот раз?    - Честно, генерал, вот как раз этого я не понял. Я просто поимел её. А утром связал спящую и ушёл. Возможно, суть была в том, чтобы меня этой ночью где-то не было?    - Возможно, - генерал задумался, - Хорошо, что доложил сразу. Что ещё?    Я выложил свою футболку, разворачивая:    - Ещё я подумал, что лучшая защита - это нападение, и кое-что прихватил из вещей Морены.    - Ого! На всём этом точно есть её отпечатки?    - Нет, сто процентов только на бокале и этой каменной фигне. Остальное я просто снял с её одежды. Но это личные вещи довольно примечательного вида.    - Да, нож ритуальный. Мы, кажется, видели демонстрацию техники с его участием. Молодец! Теперь иди и пришли ко мне Мартиона. И через час полный рапорт в письменном виде мне на стол.       Марика:    Я проснулась от сомкнувшихся на запястье наручников. Чёрт! Роджер встал изумительно рано. Невероятно! Второй раз на этом прокалываюсь! Я взглянула на часы: мы заснули четыре часа назад. Прошлый рекорд побит! Может, он способен приспособиться так, чтобы сон после амосы совсем не требовался?    - Хочешь ещё поиграть?    Лично я могла бы и продолжить.    - Да, только по моим правилам!    После этого он оскалился в улыбке.    - Классно трахаешься. Пока.    И, как заправский альпинист, ушёл через окно. Блин!    Я села на кровати. Чёрт! А такая ночь была! Ну, что ему стоило сказать "Доброе утро" и выпить со мной чаю? Да, но тогда бы я его не отпустила. По крайней мере, сегодня бы не отпустила. Я усмехнулась про себя: и завтра тоже.    Я раскрыла один из браслетов на руках, набирая номер Нандрель. Запасной коммуникатор уже не первый раз доказывал необходимость своего существования.    - Я слушаю тебя, хранительница. Спешишь поделиться своим хорошим настроением?    - Милая, как ты думаешь, через какое время способен сбежать мужчина, которого имели шесть часов подряд?    - Не скоро.    - Прошло четыре часа, а его уже нет. Даже без пьянящего действия амосы, он должен был крепко спать до обеда после такого.    - Эээ... Может, его выкрали?    - Нет, он приковал меня наручниками к кровати и, ласково попрощавшись, ушёл через окно. Через ЧЕТЫРЕ часа! Воистину, даккарцы просто созданы для постелей Арнелет. Мужчина, способный так легко переносить Амосу!    Чертёнок! Мало того, что его вчера хватило на такое долгое время. Я могла бы ещё и утром продолжить. Ага, если бы первая сообразила приковать его на ночь! Истинные сыновья Мевы!       Следующие полтора часа я нежилась в постели, улыбаясь воспоминаниям этой ночи. А что ещё делать, если ты прикована к кровати?! Нандрель явилась спасать меня так быстро, как только смогла.    Я подобрала свою одежду:    - Оппа! - ножны на поясе были пустыми, - Нандрель, как ты думаешь, к чему он решил захватить мой нож?    Нандрель выругалась:    - Точно ни к чему хорошему!    - Потрясающе! Очаровательно! Есть предположение, что настоящую цену этой ночи мне ещё предстоит узнать!    Помощница усмехнулась:    - Оно того стоило?    - О! Оно стоило чего угодно! И, в конце концов, будем честны, он имеет право на месть. Играть в это с ним настолько опьяняет...    - Ты рискуешь потерять разум    - Да ладно! Я в жизни разумностью не отличалась.    Я закончила одеваться:    - Ну всё, пошли искать, кого там прирезал мой нож!       Дже:    Около обеда меня вызвали к генералу Анжею:    - Ты был прав, подвох был, и такой, что искать надо было с фонарём. На счёт Артемиды перечислена некоторая сумма со счёта Морены. Если мы заявим, что тебя похитили, Драконов обвинят в том, что они тебя продали.    Генерал хитро улыбался в усы:    - Поэтому заявлять о твоём похищении, мы не будем.    Я кивнул, живо представляя себе заголовки газет: "Артемида продаёт Роджера Об Хайя по сходной цене." М-да, скоро слова Роджер Об Хайя и Позор станут синонимами.    - Сейчас идёшь со мной к Гардману. Информация не для разглашения: этой миссией руководит именно Гардман, а Ритнер фигура фиктивная.    - Зачем такие сложности?    - Гардману сто двадцать лет, его уже вот-вот в старики спишут. Было решено, что для официальных парадов нужен кто-то попривлекательней, помоложе.       У дверей бывшего генерал-командора "Второго неба" было оживлённо. Летали адъютанты, секретари, агенты. Мы вошли. Мастер Гардман был худ, жилист, носил длинные волосы, по традициям офицеров-северян и, кажется, был способен взглядом разбивать камни.    - Ну, как успехи? - обратился он к Анжею.    - На место событий прибыли и полиция Драконов, и гвардейцы Королей. Улики опознаны, никаких сомнений в виновности Морены ни у кого не возникло. С мотивом тоже всё просто: эта журналистка была очень известная девка и много кому дорогу переходила. В том, что она могла иметь что-то на Морену, сомнений не возникает.    - Что выдала Ника?    - Реакция Ники неоднозначна. С Мореной лично она воевать не будет: родня, всё-таки. Поэтому мы и организовали появление на месте преступления Королей и прессы. Но препятствий следствию она не создаёт.    - Хорошо. Молодец! - Мастер повернулся ко мне, презрительно оглядывая, - Ты считаешь, из него выйдет паук?    - Да, генерал. Не сомневаюсь!    Я замер. Даже не дышал, кажется. Анжей ручался за меня главе миссии, единственному, кто здесь имел право снова дать мне ордена.    - Ладно, доверимся чутью самого пронырливого Ан Тойра. С этого дня, парень, ты младший клерк при моём штабе. Докажешь, что способен воевать головой, - верну оружие. Но ошибёшься хоть один раз, - вышлю тебя роду.    - Да, мастер! Вы не пожалеете!    Я был готов кричать от счастья. Мне давали шанс вернуться! Опять стать кем-то в обществе великого Даккара.       Марика:    Я даже до дома не дошла. По дороге меня перехватили люди Энастении и притащили к ней лично на ковёр:    - Как ты могла допустить такое?! Столько улик, полное отсутствие алиби!    Мой нож, как оказалось, нашли под рёбрами одной вредной нэрми, самой ядовитой на язык журналистки Ажюрдай. И ведь даже нельзя сказать, что я не хотела её убить! Порой очень хотела! Кроме ножа, там же оказалась каменная статуэтка с моими отпечатками, которой женщину оглушили. Бокалы на столе, опять же один мой. И развороченные и частично похищенные рабочие материалы.    - Конечно, любая разумная неолетанка поймёт, что это подстава. Но Хранительница Истины не должна попадать в такие истории!    Дело вели не только полиция Драконов, но и гвардейцы Королей. А это значит, что стоит мне появиться дома, арест обеспечен.    Замигал коммуникатор, извещая о полученном сообщении:    "Сейчас же покидай планету и Свободные Земли. В свой дом не приходи. Дани".    О! Проявление материнской заботы. Энастения продолжала бушевать, расхаживая по комнате:    - Ты сейчас же уедешь на Селену. Ника замнёт дело, со свободных земель оно не выйдет. От работы по Даккару я тебя отстраняю. Для этого нужны мозги и аккуратность, у тебя этих качеств явно не хватает. Убирайся!       Из города меня вывезла одна из мастеров команды Нандрель, просто спрятав в грузовом отсеке фургончика. Правда, с планеты я не улетела. Это было бы чересчур предсказуемо. Что Драконы, что Короли способны отслеживать границы.    А здесь, на севере от Костров, располагалось несколько неолетанских монастырей. Вот в один из них я и явилась.    Что ж, месть Роджера была очень умным, метким ударом. Нэрми, конечно, замнут это дело через недельку, им не выгодно со мной ссориться. Но неолетанки, простые неолетанки, составляющие душу и тело Арнелет, слова "Убийство" боятся, как огня. Убить женщину же, в понятиях Арнелет, это то же, что убить ребёнка... Этот скандал посеет в их душах тень сомнений. И я, со всем своим красноречием, буду несколько лет возвращать их доверие. Стоила ли этого одна ночь? Без сомнений, стоила!          Глава 11       Марика:    Я сидела в этом забытом богами монастыре уже третий день. Настроение было поганое. Арсе каждый день звонила, сообщая новости. Моё дело, действительно, замяли. Адвокаты знали свою работу, а арестовывать меня для нэрми было невыгодно. Но только вход в приличное общество Свободных земель мне теперь был всё равно заказан. Да и моя репутация среди неолетанок упала, ниже некуда.    На Роджера я ни капли не обиделась. Счет 1:1! Проигрывать я тоже умею. По теории, надо было бы сейчас уезжать на Селену. Там можно будет начать оправдываться. Да и управляющие моего бизнеса давно изъявляли желание меня видеть. Надо бы...       Вечером опять приехала Нандрель:    - Можешь считать, что твоё дело закрыли! Ника развела дикие бюрократические дебри, где-то там оно и потеряется.    Она расправила юбки, усаживаясь на диван:    - Какие планы теперь?    - Энастения не пожелала меня обратно?    - Нет, пока от неё в твою сторону только нецензурная брань. Вернёшься на Селену?    - Наверное... Только знаешь, я хочу ещё раз его увидеть!    Нандрель усмехнулась:    - А как с политическим аспектом?    - Энастения меня уволила. Больше к политике я отношения не имею. Буду заниматься любовью!    - Выкрасть его сейчас даже проще, он таскается при штабе Гардмана, бегает по городу с бумажками и поручениями. Да и нам тут услуги предлагали... Но вот пропажу заметят быстро и начнут искать. Прятать придётся, причём серьезно.    - Да? Давай устроим свидание на природе!    - Можно, - Нандрель хитро улыбнулась, авантюры всегда забавляют её, - Надо обдумать всё хорошо, подготовить. Завтра прикину варианты.       Дже:    Гардман делал вид, что я пустое место. Единственный Об Хайя при его штабе, видя меня, морщился и исчезал. Как, в принципе, и все остальные. Чести общаться меня удостаивали только Мартион и Анжей. Причём Мартион сам ходил, сверля глазами пол. Свой позор он ощущал всем существом. Хотя Анжей и не предал историю с моим похищением гласности.    Олимпиада подходила к концу. Но вопрос о военном сотрудничестве до сих пор висел неосязаемым и недостижимым. Даккар прижал Великих ами. Морена после обвинения в убийстве испарилась. Но на её месте появились другие.    Газеты продолжали жевать Даккар, с чем попало, сеть полнилась порнухой с участием даккарцев, ежедневно взрывались новые и новые скандалы. У неолетанок не было армии, не было правительства и планеты. Великие ами публично признавались, что не управляют ситуацией, отрекались от происходящего и всех участвующих персон. Они ссорились между собой, валили всё на Морену и прочих отсутствующих. Не правители, а бабы на рынке. Война, можно сказать, перешла в разряд партизанской. И то, что кто-то вообще управлял ею сейчас, вызывало сомнение.       На второй день моего пребывания в штабе пришёлся очень ощутимый удар от этой партизанщины. В попытке запугать неолетанок отряд воинов Ан Тойра проник на планету Мериль, сильно населённую неолетанками, с диверсионной операцией.    Обратно, в космопорт, эта двадцатка воинов пришла на четвереньках, дружно подпрыгивая через каждые три шага. Причём прошагали они, таким способом, около двух километров по центральной улице города, на радость прессе. Объяснение простое - Ар, последствия - над воинственным Даккаром смеялись не только свободные земли, но и республика, Империя и все, до последнего существа, имеющие доступ к сети. Фотографии этого действа облетели газеты всей вселенной. Видео взорвало рейтинги популярности.       Мы сидели на малом заседании штаба. Гардман, Анжей, Раверстон и ещё пять высших пауков со своими людьми. Меня притащил Анжей.    Гардман был зол и задумчив:    - Что мы можем сделать, чтобы предотвратить повторение?    Ответа не было. Оружия против Ар мы не нашли! Неолетанки, казалось, сами плохо знали его возможности. Они рассказывали, что каждая школа имеет свои тайны. Что мастеров многих школ никто не знает в лицо. Воспринимали Ар, как магию, абсолютно не понимая его природы. Они были малограмотны, суеверны, разрозненны, остатки народа погибшей планеты. И при всём этом мы им проигрывали.    Поднялся паук Оль Тобра:    - Думаю, нужно начинать переговоры с Арнелет.    Анжей усмехнулся:    - С кем из них? Перлиада заявила, что не занимается политикой, Энастения, что глупа и ничего не понимает в этом. Лимуника, что не разговаривает с мужчинами по статусу, и что всё, не касающиеся церкви, не её проблемы. Это - самые авторитетные великие. Остальные ещё тупее.    Вступил Раверстон:    - У меня, вообще, складывается впечатление, что они дурят нас, по поводу своих правителей. Не могут трусливая Энастения и не умеющая читать Лимуника чем-то управлять! Скорее всего, это подставные фигуры!    - Лимуника не умеет читать?! - паук Оль Тобра рассмеялся.    - В то же время Морена, в этом плане, является вполне реальной фигурой: образована, обеспечена, популярна, умна. Если выходить на реального правителя, то выходить надо через неё. Морена сейчас в монастыре, в пятнадцати километрах на север.    - И как нам купить её лояльность?    Анжей усмехнулся:    - Доверьте мне это дело и дайте с собой Роджера.    - Валяй, генерал!       Марика:    Мы проболтали с Нандрель ни о чём полночи. Напились. Потом пьяные, в компании ещё десятка местных ами, ходили купаться на пруд и танцевать у костра.       - Хранительница, - меня тихонечко трясла за плечо молоденькая эми-ученица. Она говорила шёпотом, - Там к вам приехали.    Я выкопалась из-под одеяла. Зрелище в спальне было то ещё: в одной постели со мной, по диагонали, спала Нандрель, а в промежутках между нами ещё, кажется, трое мужчин.    - Ко мне? Кому я понадобилась?    - Там два молодых даккарца прибыли, они спрашивают вас.    Я резко начала просыпаться. Зачем это я понадобилась даккарцам?    Из-под одеяла показалась Нандрель:    - Убейте меня сразу! А лучше дайте опохмелиться!    Она, не глядя, пошарила рукой, нащупала ногу одного из мужчин, поднялась выше:    - Ну, это тоже подойдёт!    - Нандрель, просыпайся. К нам там даккарцы прибыли.    - Даккарцы - это хорошо! А то наши парни уже ни на что не способны!    Я рассмеялась. Да, похмелье было жуткое. Мужчины явно не справились!    - Сейчас я оденусь и разберусь, что там за даккарцы.       Когда я вышла, меня ожидал сюрприз: на подоконнике сидел Роджер. С ним был ещё один парень постарше.    - О! Смотри, сам пришёл! - шепнула Нандрель, хихикнув позади меня.    Даккарцы сидели на подоконнике, потому что большой круглый диван в нашей гостиной был занят ещё одним спящим мужчиной.    - О! Нашёлся! А я думаю, ну не могла я взять на двоих трёх мужчин!    Нандрель подошла к дивану, подхватила мужчину на руки и утащила в спальню    На даккарцев вид голых тел в моей гостиной, кажется, не произвел никакого впечатления.    - Привет! - Роджер мне хитро улыбался, - Долго же ты спишь!    - Здравствуй, чертёнок. Какими судьбами?    - Генерал Анжей хотел с тобой поговорить.    Он показал на своего спутника. Парень, около тридцати лет, был симпатичный, рожа хитрая, усики торчком. И, кроме генеральских орденов, носил орден высшего паука - спецслужбы. Что ж, уже наслышана: Анжей Ан Тойра, собственной персоной! Только я уже не занимаюсь делом Даккара! Если бы генерал пришёл один, я бы с ним разговаривать точно не стала. Прикинулась бы глухой, слепой, пьяной. Но отвергнуть общество Роджера я ведь не могла. Значит, чертёнка взяли в качестве приманки.    - Генерал? - я посмотрела на Анжея, - Вообще, я не разговариваю с мужчинами, кроме тех, что принадлежат роду Арнелет или являются моими настоящими или будущими любовниками. Вы в каком статусе хотите со мной говорить?    - Не разговариваете? А мне говорили, что вы, Ами Армариакка очень умны и демократичны. И ещё, что никогда не упускаете своей выгоды.    Генерал усмехнулся. К разговору со мной он был готов. То, что он упомянул моё имя Цуе и мою репутацию в мирной вселенной, было ненавязчивой демонстрацией этого.    - Да? И что же, в данном случае, будет выгодой для меня?    - Об этом судить лучше вам. Я не стану настаивать. Не захотите разговаривать, и мы сейчас же уедем обратно в Костры. Согласитесь, и мы задержимся на сутки для неторопливой беседы.    Да! Он не просто привёз Роджера, он хорошо понимал, что привёз его в качестве приза для меня. Меня предупреждали: опасный мужчина!    - Хорошо. А если я соглашусь поговорить, но не стану отвечать на какие-то вопросы?    - Главное, чтобы не на все.    - Ну, или солгу.    - Вы соврёте в некоторой части, в любом случае. Кроме того, я постараюсь не спрашивать такого, о чём вам захочется лгать.    Самоуверенный парень. Нандрель подошла сзади, положив мне голову на плечо, и хитро шепча на неолетанском:    - Отдашь мне этого усатика?    - На здоровье! Устрой нам уединённое место на четверых, с коньяком. Но первым - бочонок с Ибикой.    - Так точно, хранительница! - последнюю фразу Нандрель произнесла на межпланетном.       Я вернула рассеянный взгляд на генерала:    - Хорошо, генерал, ничего не обещаю, но я попытаюсь с вами поговорить. Присядьте, мне понадобится время, чтобы привести себя в нормальное состояние.       Выпив огромный бокал отвара Ибики, в качестве завтрака, я немного уняла своё невыносимое похмелье. Вообще, опьянение амосой у неолетанки легко снимается. Всё, что для этого нужно, это хороший секс. Собственные эротические переживания, возбуждение, оргазм быстро нейтрализуют действие наркотика. Но! Главным в этом правиле было слово "хороший". Такой секс, в который ныряешь с головой. Вчера я явно барахталась на поверхности.    Нандрель явилась, шумно хлопая дверями:    - В трёх километрах отсюда лесной домик настоятельницы. Коньяк и шикарный стол уже там.    Она плеснула себе в бокал Ибики и жадно выпила большими глотками.    - Давно мечтала трахнуть даккарского генерала!       Дже:    На следующий день мы с Анжеем отправились говорить с Мореной.    - Что от меня требуется?    - Ничего. Улыбайся и позволь ей с собой заигрывать.    Мы прибыли в неолетанский монастырь около полудня. Небольшая территория, обнесённая высокими рыжими стенами. А внутри куча домов, террас, и всё плотно засажено кустами и пальмами, вокруг которых стоит лёгкий туман.    Охранница у ворот лишь мельком оглядела нас и велела проводить к Хранительнице. Ну, и охрана! Даже оружие не забрали! Проходи, кто хочешь, убивай, кого хочешь!    Неолетанка-подросток, впустившая нас в комнаты Морены, на некоторое время замешкалась.    - Хранительница ещё спит...    В комнате, которая, скорее всего, была гостиной, стоял полный разгром. На полу валялись вещи, одежда, пустые бутылки, а на диване калачиком спал голый раб.    - Эээ... пожалуй, я сама разбужу её.       Морена появилась минут через десять. Заспанная, завёрнутая в огромный шёлковый халат на голое тело, зевая и пялясь на нас, с полным отсутствием осознания в глазах. Потом её взгляд сфокусировался на мне:    - Чертёнок! Какими судьбами?!    Она явно была не в духе и, может, оттого вполне лояльна. Генералу легко удалось уговорить её пообщаться.       Ещё через полчаса мы прибыли в какую-то хижину на берегу. Морена, уже вполне бодрая и болтливая, пригласила нас на террасу. Сама с размаху плюхнулась на широкий диван и ловко опрокинула меня к себе на колени. Я попытался вырваться, она хитро шепнула мне на ухо:    - Ты ведь сильно хочешь, чтобы я ответила на вопросы твоего генерала? Тогда сделай мне приятное, посиди со мной.    Я взглянул на Анжея. Генерал сделал вид, что не заметил ситуации. Я молча выругался на него, неё и себя и терпеливо остался на Морениных коленках.    Явилась та самая неолетанка, которая вела мой бой в Чаше. Она принесла тарелки с фруктами и сок и скромненько села в кресле неподалёку.    - Ну, генерал!? Что бы вы хотели у меня узнать?    Анжей, казалось, чувствовал себя спокойно и уверенно. Он сидел в кресле, свободно откинувшись на спинку, и крутил в руке яблоко.    - Последнее время между Арнелет и Даккаром явно выявилось сильное непонимание. Неолетанки всеми силами противостоят договору между нами и женщинами САП. Причём очень настойчивы в этом противостоянии, как будто подписание этого договора лишит их чего-то важного. Изначально мы считали, что понимаем причины этого сопротивления. Но сейчас, когда Арнелет продолжает драться, несмотря на потери, не отступая, мы пришли к выводу, что, возможно, интерпретируем их неправильно. А ведь, возможно, поняв, мы могли бы пойти на уступки и договориться!    Морена хмыкнула:    - А почему вы не задали этот вопрос кому-нибудь из великих?    - У нас как-то не складывается взаимопонимание с этими ами. На разумный диалог они не идут, свои действия и условия объяснить не могут. Так что мы пришли к выводу, что ваш способ мышления для нас самый понятный и, следовательно, наиболее перспективный в диалоге.    Морена хмыкнула:    - Конечно, вы не можете с ними найти взаимопонимание: вы же с ними не спите! А я была абсолютно честна в том, что неолетанки разговаривают только с мужчинами, принадлежащими роду Арнелет, или с любовниками. Вы же сами понимаете, что если бы пришли один, я бы не стала разговаривать.    Пальцы Морены легонько гладили мне шею. Я сжал зубы. Она же улыбалась и говорила с генералом вполне доброжелательно.    - И всё же, хранительница, вернёмся к причине раздора. Чем помешает Арнелет договор между Даккаром и САП?    - По большей части, всё банально: деньги! Основные доходы влиятельных ами - это торговля людьми. А если быть точнее, торговля мужчинами на территории САП. Причём неолетанки торгуют мужчинами-иностранцами. Думаю, мне не надо вам объяснять, что это парни, насильно увезённые со своих планет?! Сейчас, ежегодно законы, связанные с миграцией мужчин в САП, только упрощаются. Партии противников таких упрощений не имеют веских аргументов. Одна из таких партий - Драконы. С заключением договора с Даккаром потребуется, как минимум, включить поправки, чтобы предотвратить похищение самих Даккарцев. А это уже повод и первый шаг к ограничениям.    - Насколько мне известно, лично вы не торгуете людьми. Но именно вы выступили ударной силой в этом противостоянии. Почему?    - Всё очень просто, у нас принято подчиняться старшим по рангу. Так же, как и у Даккарцев.    - На данный момент вы прекратили эту деятельность?    - Да, Роджер позаботился, чтобы меня уволили со скандалом.    Она зарылась носом мне в волосы и чмокнула за ухом. Я не мешал, просто терпеливо сидел у неё на коленях и слушал.    - Этот бизнес - работорговля - основная и единственная причина?    - Основная, но не единственная. Ещё есть Неолетанская культура, мировоззрение, очень хрупкое наследие наших предков. Именно это мировоззрение делает неолетанок живучей и целостной расой. А в нём, в этом мировоззрении, женщина может быть иногда воином. На Арнелет всегда существовали племена с двуполым обществом, где доминировали женщины. А вот мужчина - всегда чья-то собственность. Причём это особенность менталитета не только неолетанок, но и нэрми. Просто амазонки более беспечны к своей культуре. Вы знаете, что Ника добилась безопасности для миссии Даккара, только объявив вас всех собственностью Драконов?    Морена рассмеялась:    - Вам известно было это?    - Да, конечно.    - Тогда давайте сделаем допрос взаимным. Зачем? Зачем обществу мужчин понадобилось искать союза с матриархальным САП? Не с республикой, не с империей, не с тысячей других более мелких, зато вполне патриархальных обществ?    - У Даккара большие проблемы с республикой. Возможно, назревает война. Империя пока лишь тихо осуждает наше общество. Все остальные чересчур слабые союзники. Союз с САП сможет вытянуть ситуацию. САП не осуждает наш милитаризм, работорговлю, пиратство. Это единственное крупное и сильное государство, которое не видит в нашем образе мышления порока.    - Да! Только объект сексуальных желаний... Вы поражающе откровенны, генерал.    - Надеюсь на взаимность.          Глава 12    Марика:    Молодой даккарский генерал оказался интересным собеседником. Очень умный, проницательный мужчина. И всё же такого азарта, как Роджер, в моей душе он не рождал. Чертёнок же, притихший на моих коленках и весь превратившийся в слух, наоборот, занимал мой разум, несмотря на интересную беседу. Невероятно, но я всё-таки влюбилась!    - Хранительница, если вопрос покажется неприемлемым, не отвечайте. Ваши великие официально приняли сторону Драконов четыре дня назад, но вы всё равно продолжали действовать. Как я понимаю, приказ вам они не отменили. И это при всей реальной опасности положения... Почему?    Он очень верно формулировал вопросы: я не выдавала тайн. (Хотя на тайны Энастении я плевать хотела) Я лишь подсказывала, в чём ошибка его понимания событий.    - Мммм... Генерал, на неолетанок нельзя давить. Подчинение силе предполагает разум, благоразумие, а неолетанки - это эмоции. Кроме того, у неолетанок в этом плане плохо с чувством самосохранения. (На меня не смотрите. Я в этом смысле ненормальная.) Неолетанки быстро восстанавливают численность и готовы легко отдавать себя будущим поколениям. Не пытайтесь понять их головой. Воспринимайте их как... как явление природы. Арнелет переводится как "Край всепоглощающей любви". Вот именно этой любовью и руководствуются мысли неолетанок, - я рассмеялась, - Именно из-за этого вы их и не понимаете.    - Явление природы... Скорее, стихийное бедствие! То есть Великая ами легко готова погибнуть? И всё из-за законов, не мешающих работорговле?    - Скажем так: работорговля - это источник доходов. Эти доходы великие добровольно вкладывают в развитие расы, в целом, на них содержатся планеты протекторатов: больницы, школы, дороги, порты, доставка лекарств и продовольствия, содержащего атакву. Перебой в таких поступлениях, хотя бы на месяц, будет стоить около миллиона жизней. В основном, детей до одного года.    Генерал Анжей некоторое время смотрел мне в глаза, осмысливая сказанное:    - И... как бы нам выработать компромисс? Как объяснить вашим Великим, что мы согласны на уступки, и на ваших детей не покушаемся?    - Как я уже говорила, генерал, чтобы разговаривать с неолетанками, надо с ними спать. Заведите при генерале, ведущем переговоры, молодого капитана, который будет любовником этой великой. Неолетанка будет вас лучше понимать, читая мысли любовника, и будет охотнее общаться, понимая.    Он вопросительно поднял бровь:    - Читая мысли?!    Про себя я усмехнулась.    - Да. Читать мысли любовников способны почти все взрослые неолетанки. Есть мастера и школы, которые способны делать это с любым мужчиной.    Вообще, идея создавать мифы вокруг Ар принадлежит не мне. Ещё Лимуника, войдя в должность Хранительницы Ар, завернула такую систему в монастырях, что породила множество мифов и невероятную сложность узнать истину даже для неолетанок. Ар приписывались возможности буквально магические.    Задумывая свои книги об искусстве Ар, я сделала то же самое. Кроме реальных методов и возможностей, включила море легенд и откровенной лжи. Например, о чтении мыслей. Хотя это не ложь, это полуправда. Неолетанки способны заставить любовника говорить. Но только говорить! А чтение мыслей - это миф.    Анжей недоверчиво покосился на меня:    - Вы способны читать мысли?    - Любовников - да, конечно.    - То есть, например, вы читали мысли Роджера?    Чертёнок на моих коленях напрягся.    - Нет, не было такой необходимости.    - То есть это сознательное действие? Надо применить какие-то усилия, специальные действия?    - Да, это специальная техника. Вернее, несколько техник. Наиболее распространенная довольно трудоёмка. Без необходимости неолетанка не станет этим заниматься.    Ну, или если она такая же чокнутая, как я, и не вмешивается в сознание своих любовников.    - А насколько глубоко можно читать мысли?    - Настолько, насколько мужчина их помнит. Или настолько, насколько ами интересно.    Он ухмыльнулся:    - Ладно. Вернёмся к переговорам. Значит, к генералу приставить молодого помощника. Любого?    - Ни в коем случае! Неолетанки гурманы в любви. На кого угодно согласится только подросток, а их мужчинам следует избегать. Для Великой лучше предоставить выбор. Подсылать ей разных мужчин по разным вопросам, она сама проявит интерес. Причём подобрать любовника нужно до переговоров.    - Чего ещё нужно избегать?    - Ещё? Ну, пожалуй... пожалуй, хорошо бы не опускать планку. То есть, если переводить на даккарский: "Спишь с генералами, ниже в звании уже не спускайся". Это относится только к неолетанкам. Женщины, даже амазонки, значения не имеют.    - Я до сих пор плохо понимаю неолетанскую иерархию и звания. Просветите?    - Правильно, мы ведь не носим погон! - я задумалась, - Есть две ветки: Цуе и Мевы.    - Мирная и военная?    - Не совсем. Мева у неолетанок это не война. У нас же даже армии нет. Только диверсионные отряды. Поэтому Мева - это, скорее, мастерство Ар. По линии Цуе неолетанки бывают Великие, Первого круга, среднего круга и остальные. Всё перечисленное только про Ами, Эми, по определению, ниже. По линии Мевы, Главы школ, мастера, ученицы.    - Как соотносятся две линии между собой?    - Никак: эми может быть мастером Ар самой высокой, четвёртой, ступени. А Великая ами может не иметь статуса мастера даже первого уровня.    - И кто кому в таком случае подчиняется?    - Ну, это индивидуально для каждой пары и ситуации...    Роджер, увлечённый разговором, тоже решил вмешаться:    - Ты говорила, что главная хранительница подчиняется Великим.    - Да. Статус Великой Ами уникальный. Он высший и в Цуе и в Меве. Но... Например, в Цуе я отношусь к первому кругу свиты великой Энастении. В Меве являюсь помощницей Хранительницы Ар Эдоллы. Но Эдолла в Цуе носит имя Лимуника, и сама является Великой ами. Кому, по-вашему, я подчиняюсь, если их приказы противоречат друг другу?    - Хранительнице. Она прямой командир, - Роджер смотрел на меня увлечённо    - Не угадал, чертёнок, Энастении. Потому что она ещё и моя бабка.    Ну, и потому, что с Лимуникой мы друг друга просто терпеть не можем.    - То есть родственные связи тоже влияют?    - Не однозначно, генерал. Например, вы же знаете, что Ника моя мать...    - Мать?! Эта мелкая? - чертёнок уронил челюсть от удивления    - Да, малыш. Ника в Цуе зовется Даниэлла Энастения, а я Армариакка Даниэлла Энастения.    - Это значит, что Энастения мать Ники?    - Ты жутко наблюдателен, чертёнок.    - Ты воюешь под руководством бабки против матери?    - Если перевести на даккарский: Ника выступает против своего рода. Она предательница.    - Почему тогда Энастения её не убила?    Я мельком взглянула на генерала. Анжей, молча, откинувшись на спинку кресла, внимательно наблюдал за нашей увлечённой беседой с Роджером.       Дже:    Глупо, как ребёнок, сидя на коленках у Морены, я внимательно слушал разговор. То, что она рассказывала, было очень удивительно. Хотя я понимаю, что половина сказанного ложь.    В какой-то момент я даже вступил в разговор. Настолько удивился, что несуразная карлица Ника мать Морены. Они не походили друг на друга до полной противоположности. Морена улыбчивая, высокая, сильная фигура, авантюристка. И Ника с кислым выражением лица, мелкая, почти без грудей, зануда.    - По-моему, позор выносить разногласие между родственниками на общее обозрение. И если Ника предательница, почему Энастения её не убила?    - Роджер, разве ты не помнишь, неолетанки не убивают никого. Даже нож, который ты у меня стащил, можно было применить только к одному определённому существу... А против женщины, или даже даккарца, я бы им не воспользовалась    Рассказывая, казалось бы, серьезные вещи, Морена успевала, не торопясь, лазить у меня под футболкой руками и хитро улыбаться. Потом, в какой-то момент, задумалась с хулиганской усмешкой и без смущения выдала Анжею:    - Генерал, честно говоря, я уже устала разговаривать. Но если вы дадите мне перерыв часов на пять, примерно, то я согласна потом продолжить.    - Ну, что мне остаётся сказать? Хорошо. Надеюсь, вы не против, если я пока порасспрашиваю вашу помощницу.    - О! Абсолютно за.    И после этой фразы она подхватила меня на руки и потащила из комнаты:    - Юбля! Морена, я сам ходить умею!    Она затащила меня на второй этаж и бухнула на кровать:    - Блин, чертёнок, как я по тебе соскучилась, - потом игриво нахмурилась, - Назовешь меня ещё раз именем Мевы, буду звать тебя, как ребёнка: "Дже".    Я вскочил, поправляя одежду.    - Ты ведёшь себя, как подросток. Могла бы хотя бы при генерале обращаться ко мне уважительней.    Морена рассмеялась:    - После того, как он недвусмысленно намекнул, что привёз тебя в качестве платы за мою лояльность?!    Я опешил:    - Что?!    - Твой генерал хорошо понимает, что я согласилась говорить с ним только из-за тебя! Потому что хотела тебя видеть, - она броском повалила меня на кровать, прижимая сверху своим телом, - И не только видеть! Хочу касаться тебя губами, хочу смотреть в глаза, хочу пробегать легонько пальцами по сильным плечикам, спинке, попе...    Заявление о намерениях Анжея по поводу меня я заставил себя забыть. Я потом это обдумаю... Я обещал служить Даккару, как угодно.    Морена хихикнула и, изогнувшись, не больно укусила меня за ягодицу.    - Рррр! - вообще, я, конечно, возбудился уже. Поваляйся-ка вот так в кровати с молодой, бойкой, пусть не совсем женщиной, особенно, когда она рассказывает, как собирается тебя ласкать. Но в отношении Морены ко мне чувствовались нотки собственника. А позволять относиться к себе, как к рабу, я не собирался, - Перестань!    Я выскользнул из её захвата.    - Я тебе не игрушка и не приз!    - Вот это, чертёнок, мне в тебе особенно нравится. Просто так в руки ты не даёшься!    Она резко сделала подсечку, я ушёл. Развернулся с прямым ударом, - она увернулась. Удар, блок, захват. Морена сменила технику, и я оказался прижат к кровати с вывернутыми руками. На запястьях щёлкнули наручники. Я вывернулся, ударяя ей в грудь коленом. Она громко ахнула. Потом, извернувшись, загнула меня дугой, перевернула и ловко пристегнула обе ноги к металлической спинке.    - Ты попался!    Я восстанавливал дыхание, пока не рыпаясь. Морена сидела у меня на бёдрах и тоже дышала тяжело. Я дёрнулся. Надо признать, скрутила она меня мастерски. Без шансов вырваться. Последний раз так меня связывали малолетние неолетанки, когда имели по кругу...    - Эй, ты чего?! - она чмокнула меня, поглаживая по щеке, - Да ладно, не расстраивайся так! ...Ну! ...Ну не буду больше.    Морена расстегнула наручники на ногах, потом аккуратно на запястьях.       Я ничего не делал и не говорил ей. Не возмущался и не дрался. Но она отпустила меня и выглядела проигравшей.    Я потёр запястья.    - Почему ты меня отпустила?    - Ты так помрачнел. А я не хочу делать тебе больно. Я люблю тебя, - она улыбалась.    Бред! "Любить" - по отношению к человеку - означает находиться в психологической зависимости. Полный бред!    - Когда ты меня на коленках, как раба, тискала, я тоже не особо радовался.    - Не так. Тебе было просто стыдно немного. А, вообще, приятно.    Я поднялся с кровати, поправляя на себе одежду. Морена не препятствовала.    - Роджер, останься. Давай поваляемся. Тебе ведь нравится со мной спать.    Спать с Мореной было очень даже не плохо. Но!    - Ну! Роджер, ты же хочешь секса?!    Она развалилась на кровати и, кажется, командовать больше не собиралась.    - Ты не договорила с генералом.    - Роджер, я, как голодный зверёк, хочу секса с тобой. От этого голода я ничего делать неспособна. Утоли его, и я в благодарность побеседую с твоим генералом ещё.    Я уселся на край кровати:    - На что ты ещё способна, чтобы со мной потрахаться?    - А что ты хочешь?    - Ну, не знаю, выступить сторонником договора с Даккаром.    - Ввергнуть Арнелет в экономический кризис, надломить мировоззрение простых неолетанок? Воспользоваться тем, что мне в рот смотрят миллионы необразованных ами, и вогнать их в хаос? - она как будто задумалась, - Не! За одну ночь многовато! Вот если за тебя целиком... Скажем, ты едешь со мной на Селену и остаёшься столько, сколько мне будет угодно!    Издевается надо мной, просто в открытую!    - На Селену?! В САП?! Твоим рабом?! Ни за что!    - Ну, я так и подумала! - она изобразила на лице расстроенность, а потом засмеялась. Издевается!       Марика:    - Ввергнуть Арнелет в экономический кризис, надломить мировоззрение неолетанок? Воспользоваться тем, что мне в рот смотрят миллионы, и вогнать их в хаос? - я притворилась, что задумалась, - Не! За одну ночь многовато! Если бы за тебя целиком... Скажем, ты едешь со мной на Селену и остаёшься столько, сколько мне будет угодно!    Я внимательно смотрела чертёнку в глаза. Скажи, что согласен! Я искупаю тебя в роскоши, избалую. Я открыто поддержу этот дурацкий договор. Ну, переметнусь от бабки к матери! В конце концов, они ведь просто ищут защиты. Почему бы роботам САПа не защитить таких хорошеньких парней!    Глаза Роджера расширились, выражая гнев:    - В САП?! Твоим рабом?!    Свободу мой чертёнок ценит гораздо больше. Почему-то не сомневалась! Я рассмеялась, сведя всё в шутку. Не хочу, чтобы его заставили согласиться. У его командиров чести значительно меньше. То, что ВСЕ даккарцы очень честные, байка из того же разряда, что и та, что на нэрми не действует Ар. Даккарские солдаты, капитаны, действительно, честны, порой, до глупости. Но даккарские генералы врать умеют очень искусно, особенно те, что носят знаки пауков.    Я вытянулась на кровати, смешно поджав губки:    - Ну что? Я сегодня напрошусь на секс, или мне стоит уже начать жалеть, что так легко и наивно согласилась болтать с твоим генералом?    Чертёнок наклонился надо мной, утыкаясь носом мне в грудь.    - Какая же ты стерва! М...    - Марика!    Я извернулась, подставляя под его поцелуй губы. Рай! Он сам приехал ко мне, и сам меня поцеловал! Ну, почти сам! Я блаженно расслабилась, позволяя чертёнку самостоятельно затягивать меня в дурман своей страсти. Желание собиралось между ног, грозя, разбить разум в мелкие осколки и втихаря замести веничком под шкаф. Нереально! Божественно! Рррр! Умеренно грубо, сильно, источая желание... Аааа! Что я готова отдать за то, чтобы спать с тобой? В такие минуты всё!       Дже:    Как всегда, после секса с Мореной, я ненадолго вырубился. Очнулся от того, что она гладила меня по щеке.    Она улыбнулась мне, потом взглянула на часы:    - Три часа двадцать минут! Невероятно!    - Почему невероятно?    - У меня на губах наркотик, помнишь. Он усиливает ощущения. Но после него требуется довольно продолжительный сон. Мужчину можно просто пинать ногами, не проснётся. Обычно мужчина, привычный к амосе, просыпается через семь - восемь часов. Ты проснулся через три! Сознайся, сколько раз ты спал с неолетанками?    - Ты считать разучилась?    Морена довольно заулыбалась.    - Значит, на первый раз ты проснулся через четырнадцать часов, второй через пять, третий - четыре, четвёртый - три. Сногсшибательная адаптация!    Я встал. Подобрал свои штаны.    - Ты поговорила с генералом?    - Нет. Когда я спустилась вниз, ему уже было не до меня, он ублажал Нандрель.    С чего это он вдруг? Или, чтобы разговорить? Я плюхнулся в кресло. Если Морена, действительно, хоть немного психологически зависима от меня, надо этим пользоваться. По крайней мере, попытаться:    - Тот план, как найти подход к вашим Великим, имеет ещё какие-то подводные камни?    - Как любой план.    - Рассказывай!    Она улыбнулась:    - Может, чаю?    - Можно и за чаем.    Морена встала, с хитрой ухмылкой подхватила меня на руки и перекинула через плечо.    - Юбля! Отпусти!    Она аккуратно опустила меня на диван уже на террасе, расставляя на столе чашечки и вазочки с печеньем.    - Ну?!    - Во-первых, великие между собой не равны. Старшими являются Энастения, Перлиада и Лимуника (она же хранительница Эдолла). Первые две - самые крупные торговцы людьми в САП. Последняя просто очень популярна из-за распространенности учения школы Владык Ар. Первых двух можно купить. Денег им не хватает всегда. Ну и, конечно, пообещать, не препятствовать их бизнесу. С Лимуникой говорить не нужно. Это ничего не даст. Лучше для количества привлечь Великих помладше. Хорошо подойдут Гардеона и Растенья. Гардеона занимается фармацевтикой, не торгует людьми и не имеет статуса в Меве. Честно говоря, она и в Цуе одна фикция. Всё могущество Гардеоны - это могущество её мужа Луиса. То есть здесь не нужны любовники, просто поговорить в присутствии Луиса. Он почти всегда молчаливо присутствует на её встречах. Решения принимает он. Луис имперец, аргументы для него соответствующие. Цитируйте незабвенную императрицу. А она, мадам Эвиг, любила говорить: "Вселенная прекрасна в своём разнообразии. И мы будем защищать в ней это качество". Объясняйте, что просто ищете защиты от республики.    Рассказывая это, Морена улыбалась и как кошка терлась щекой о мою руку, растянувшись на диване:    - Растенья тоже не торгует людьми. Зато она владеет целой сетью добывающих колоний. И ей, если это, конечно, не противоречит каким-нибудь вашим правилам, нужно пообещать военную защиту от бандитов. Вам всё равно, где базы строить, постройте в её секторе. Ни один бандит в сектор к даккарцам не полезет!    - Я думаю, установить охрану из наших людей вполне возможно.    - Ну вот! Проще всего переманить Растенью. Одновременно нужно подбирать мужчин для Великих сестёр и разговаривать с Гардеоной. Луис, отец Энастении и Перлиады, и имеет на них значительное влияние.    - Ещё?    - Ещё один камень в том, что договариваться нужно не только с неолетанками, но и с нэрми. Драконы сейчас единственная партия, которая вас поддерживает. Короли пока молчат, но если Арнелет перестанет бороться, они начнут активные действия. Надо встречаться со Стрелой. Чем их заинтересовать, придумывайте сами.    Она некоторое время молчала. Я тоже обдумывал то, что она сказала. Какой бред эта бабская политика: к этой иди, к этой не иди, эту трахай, эту не трахай.    - Роджер, а если без громких восклицаний, чем тебя так пугает идея поехать со мной на Селену? Я могу пообещать вернуть тебя через месяц.    - Чем? А с какой радости я должен стремиться в рабство?    - Ну, "рабство" бывает разное. Я просто хочу узнать, какие конкретно моменты жизни на Селене тебя пугают?    - Моменты?! Ходить с тряпкой на лице, размалёванный, как клоун?! Как собака в ногах валяться?! Я, по твоей милости, и сейчас ежедневно читаю про себя в газетах тонны грязи. Что бы ни сделал - вывернут! Ежедневно покрываю свой род толстым слоем позора! Представляю, сколько они бы мусолили мой визит на Селену!    Морена вздохнула:    - Поняла: сшафа, косметика, пресса... Хотя немного косметики тебе бы пошло! - и она с хохотом увернулась от бокового удара.          Глава 13       Марика:    Роджера мы проводили к обеду. Потом сидели в гостиной с Нандрель и пили чай. Она была говорлива и жутко вдохновлена общением со своим генералом:    - Изумительно, какой умный мужчина! Я так замучилась понимать, что он там складывает у себя в голове из наших ответов, что не удержалась и хорошенько порасспрашивала его.    - Ты рылась в мыслях генерала?    - Ну, немного. Представляешь, у него нет ни отца, ни матери. Он сын рода! Общий, ничейный ребёнок! Всё, что мальчик должен был бы испытывать к родителям, этот несчастный пытается испытывать к роду целиком, к имени. Хранительница, у них очень жестокое общество!    Я рассмеялась:    - Так ты расспрашивала генерала о его детстве?    - Ну, вообще, я пыталась спрашивать его о политике: что он решил из нашего разговора, что собирается делать. Но когда пыталась понять, поняла, что ничего не понимаю. Там так всё неправильно! Поэтому я начала с основы, с того, чтобы понять его самого... Жестокий мир! Человека должны любить! Хоть кто-нибудь!    Нандрель помолчала, потом, хитро улыбнувшись, повернула голову на бок:    - Как я понимаю, ты решила играть за Даккар?!    - Не то, чтобы! Я согласна бы помогать... Но Роджеру дороже свобода! Быть со мной для него рабство.    - А немного подкорректировать понимание?!    - Нет! - на какой-то момент я стала серьезной. Потом улыбнулась и вновь заставила себя расслабиться, - Нандрель, я понятия не имею, что в этом мальчике меня привлекает. А вдруг, исправив его, я уберу этот маленький штрих?! Я за сотню лет не встречала мужчин, способных настолько занимать мои мысли... Нет уж! Пусть остаётся таким, как есть! Я подожду. Придумать повод для общения я смогу, а дальше пару лет, и он ко мне привыкнет...    - Поняла, мы готовы играть за Даккар, но пока не сошлись в цене!    - Вредная ты!       Через несколько часов я была уже на Селене. Настроение, в сомнениях, колебалось между "молча сдохнуть" и "разнести всё к чертям". И зачем я сюда приехала? Здесь всё и без меня хорошо вертится. Моя кислая рожа только испортит что-нибудь. А куда было деваться? Там я тоже особо никому не нужна! Бабка обозвала меня дурой и выставила. Роджер пока избегает общения. Нандрель, Арсе и другие мои помощницы в Меве с удовольствием будут приезжать с докладами на Селену (здесь значительно больше возможностей для развлечений).    Упиваясь жалостью к себе, никому ненужной, я вытащила большую бутылку "Ночи желаний" и высокий бокал. На пороге появилась Мидея - пухленькая ами, в два раза старше меня, выполнявшая здесь, в землях Цуе, роль моего доверенного лица, пресс секретаря и заместителя:    - Нандрель сказала, что ты собираешься выступать за Даккар?! - удивлённо выпалила она с порога    Я нахмурилась:    - Что ж вы такие болтушки-то?!    - Я должна знать, каких позиций держаться, а какие вопросы обходить!    Она внимательно посмотрела на меня:    - Неужели ты, действительно, влюбилась? Твой несчастный вид, Армариакка, способен растрогать кого угодно!    - Ничего, ты найдёшь, как правильно использовать это состояние для моего имиджа!    Мидея некоторое время молчала, внимательно изучая меня взглядом:    - Ладно, вижу, что тебе плохо! Совсем плохо! Поэтому просто скорректируй меня, куда мы плывём и за кого воюем.    - Самой бы узнать! - я налила себе второй бокал амосы    - Понятно... Утром Пэётис звонила, говорит, ты так и не ответила ей, сколько денег дать Энастение. Её фонды ещё первого числа финансирования запросили, Хён Чон, наверное, нас уже матом кроет.    - Да пошли они все! Знаешь, пусть пошлют Энастение счета за обслуживание порталов в лагерях работорговцев! Сколько можно их бесплатно катать! Это и будет наш ответ на пожертвования в фонды.    - Даже так?! Мы меняем Великую?! На кого?    Зла я сейчас была на Энастению безмерно. Не хочет меня видеть, - не очень-то и хотелось! Драться ещё за меня со своей взбалмошной сестрёнкой будут.    - Мы пока просто откажемся от покровительства Энастении. К кому пойдём, решу позже. Пусть великие за нас повоюют.    Мидея ухмыльнулась. Да, вокруг меня одни авантюристки!    - А что с Даккаром? Журналисты терзают. Плохо будет, если твоё личное мнение неожиданно разойдётся с информацией, выдаваемой твоей пресс-службой.    - М-да! Короче, даккарцы - хорошие парни, просто подход к ним нужен... Да и не просто так их создали наши же боги.    Я ухмыльнулась, устраиваясь в кресле и опять пополняя бокал:    - В них столько страсти, открытости. Они просто чудесно легко переносят амосу. Да и это сочетание: сила и сексуальность! Более явного портрета Мевы я не видела во вселенной! Причём Мевы неолетанского! Нэрми столько мужской страсти в руках удержать не смогут. Да и не каждая неолетанка сможет...    Я замолчала. Бокал опять был пуст, и содержимое половины бутылки уже легонько гудело в голове.    - Чудесные мальчики это хорошо. А что мы будем делать? Ты поддержишь Драконов в вопросе военного договора?    Поддержать Драконов? Зачем? С этим договором примут какие-нибудь законы, оберегающие даккарцев, и до Роджера будет совсем не дотянуться.    - Договор?! Нет, военный договор Даккара с САП нам не нужен. Кризис работорговли и на наших кошельках тоже эхом отзовётся. Я бы поддержала договор, по которому САП охранял бы Даккар. Только на такое, боюсь, гордые даккарцы не пойдут. Поэтому... Просто не поддерживаем никого!    - Поняла. Выдадим в лучшем виде! Знаешь, твои сторонники даже обрадуются такой позиции. Ещё тебе бы с журналистами поговорить, по поводу этой подставы с убийством...    - Поговорю, - я налила себе ещё один бокал, - Завтра.       Дже:    К обеду, поняв, что Анжей, скорее всего, отсыпаться будет долго, я связался с капитаном Мартионом, и он приказал мне забирать генерала и возвращаться. Морена не препятствовала. В какой-то момент я даже подумал, что, может быть, она действительно впала в это своё непонятное состояние зависимости "Люблю" и готова честно помогать мне. Понять это было сложно. Проверить невозможно. Поэтому, взвесив риски, я всё-таки решил для себя считать её поведение искусной игрой, сочетанием правды и лжи.    Когда я был готов отправляться, она обняла меня за плечи:    - Будь осторожен. То, что я в обиде на Энастению, знают все, кому это интересно. В том, что могу предать её, не сомневается никто. Твой приезд ко мне, предполагаю, заметили. О твоём Анжее ходит слава, как о самом проворном "пауке" в этой истории с даккарским договором. Поверь, факты сложат многие. И многие сочтут вас слишком опасными после этого визита. Будь осторожен!    Зачем это предупреждение? Игра? Глаза Морены искренние и встревоженные. Хотя думаю, она умеет врать с любыми глазами! Или всё-таки... Бред! Она слишком умна и искусна, чтобы допускать слабости к противнику! Или эта слабость - слабость всего Арнелет?! Интересно, она всё-таки читала мои мысли?    Я запрыгнул в лайнер.    - Я всегда осторожен! - и, не оборачиваясь, направил лайнер к городу.       До штаба в Кострах мы добрались без приключений. Через час после прибытия я представил Гардману полный отчёт о нашем визите. Анжей очнулся только к вечеру. И продолжительно ругался в полголоса. Хотя и сказал, что от Нандрель узнал много интересного. В том числе то, что Энастения выставила Морену самым грубым образом, и теперь у хранительницы на неё зуб. И если найдётся способ подставить лично Энастению, не задевая Арнелет в целом, Морена с удовольствием примет в этом участие.    Он внимательно читал мой отчёт, кое-что переспрашивал, на что-то просто кивал.    - Видишь, не зря я решил, что ты способен её разговорить!    - Думаешь, она была честна?    - Не думаю, что она умеет быть честной. Но, думаю, она, действительно, в чём-то пыталась быть полезной.    Доклад Анжея Гардману был на порядок содержательнее моего:    "Оценивая мотивы Арнелет в противостоянии нам, мы не учли некоторой специфики. САП для Арнелет, в целом, является необходимым источником дохода. Неолетанские колонии в свободных землях (так называемые протектораты) полностью обеспечиваются из этих доходов. Основной бизнес неолетанок - работорговля. И здесь, в даккарцах, они видят угрозу и конкуренцию. Кроме того, анализ информации и исторических фактов Арнелет показал, что, ради выживания расы в целом, неолетанки готовы легко жертвовать жизнями немногих, и своей в том числе. За период выживания неолетанок, после уничтожения планеты Арнелет, эта формула несколько раз подтверждалась и помогала Арнелет выигрывать. Они партизаны-смертники. Поэтому предлагаю сменить тактику с угроз на подкуп.    Разногласия и споры между Великими (и другие бабские разборки) могут позволить вычленить некоторых из них и привлечь на нашу строну, используя, как аргумент, военную защиту на территориях свободных земель..."    Вот так! Морена говорила одно Анжею, другое именно мне, Нандрель, вообще, как я понял, болтала просто о бабских разборках, не затрагивая Даккар, а, сложив всё вместе, генерал вывел стройную чёткую позицию. Аргументировано и обосновано. Единственное, что не понимала моя голова, - как он её вывел?! Лично у меня эти отдельные факты ни в какой узор не складывались, пока меня не ткнули носом в результат. Отчего я только чётче понимаю, что "паук" из меня никудышный. Неужели, так трудно жить честно, говорить прямо... Чувствую себя бесполезным тупицей!    За доклад и проделанную работу Гардман похвалил. Он, вообще, был в хорошем расположении духа: днём Драконы всё-таки объявили съезд правящего совета своей партии по вопросу договора с Даккаром. Теперь оставалось не вляпаться ни во что до съезда этого совета и дать Нике убедить собравшихся подписать договор.       Вечернее знакомство с прессой настроение ухудшило. Ничего особо нового. Мне просто опять перемывали кости. Обсуждали мои отношения с одной из девочек Драконов. Какие отношения!? Ну, трахнул девочку! Что из этого было писать на полстраницы?! Где здесь "Тайны сердца Роджера Об Хайя"?! С привычным ощущением макнутости в помои я отправился к Анжею за дальнейшими инструкциями.       Вывернув в коридор, я резко остановился. Не сам. Вернее, сам, но не по своей воле. Ноги остановились сами, руки прижались за спиной. Ар! На плечи легли тонкие руки с красными ногтями, и сверху на меня взирала улыбчивая рожица рыжей, впервые выкравшей меня для Морены. Я постарался взять себя в руки:    - Что, ей ещё чего-то захотелось? Успела соскучиться за полдня?    - Кто? - Рыжая посмотрела на меня удивлённо.    - А кто тебя прислал? Кому я опять мог понадобиться?    - А! Ты вот о чём подумал! Морена?! Ты был у неё с утра?! О! Это серьезно?! - она сжала губы, изображая расстроенность, - Значит, сладкое мне опять не грозит! Что же я такая невезучая!    Из тирады рыжей я не понял ровным счётом ничего:    - Что тебе надо?    - Да так, мимо шла, смотрю - ты! Можешь не хмуриться, уже поняла, что могу идти дальше, куда шла.    Я огляделся, откуда и куда она шла в резиденции Даккара? По этому коридору можно было идти только из кабинетов штаба. Что она там делала?    - Тебя не Морена послала?    - Я вольная птица, сладенький. Я бы, с удовольствием, сделала что-нибудь для Морены, но она как-то не прибегает к моим услугам. А я очень бедная! - она усмехнулась, - Да и Хранительница, вообще, по моим сведениям, в глубокой печали. Не ты ли, мальчик, вверг её в эту печаль? Что же ты такой неловкий? Мужчины должны не печаль вызывать, а эмоциональный подъём!    Тут она щёлкнула передо мной пальцами, и мир выключился.       Марика:    Я тупо напивалась. Женщины тихонько вздыхали, заходя ко мне в комнату то с предложением поесть, то просто спрашивая, не нужно ли мне что-нибудь. Подчинённые делали вид, что ничего не происходит. Мидея исчезла очень быстро и так же быстро прислала вместо себя своего зама - Димуану.    - Тебя определили мне в собутыльники?    - Скажем мягче, на роль психоаналитика и тамады.    - Но выпить со мной тебе придётся!    - Другого я и не ожидала.    Она, улыбаясь, наполнила нам бокалы. Молоденькая ами Димуана была хорошим психологом. Из тех неолетанок, кому боги дали способность читать души по глазам. Угадывать мысли, чувства, страхи. Кроме того, Димуана была в доску моим человеком. Вернее, человеком Мидеи, но в верности пухленькой ами я никогда не сомневалась.    - Обычно для тебя нехарактерно уныние, Армариакка, что так подкосило твой азарт?    - Обычно для меня нехарактерна влюблённость! Обычно для меня характерно более потребительское отношение к мужчинам! Обычно мужчины готовы со мной хоть на край света...    - Он посмел отвергнуть твою любовь?    - Он назвал её рабством!    - Расскажи мне об этом мальчике. Чем он особенный? - она подмигнула, - Ну, кроме того, что он красавчик и жутко сексуален. Об этом уже вся вселенная знает!       Дже:    Я очнулся в том же коридоре, на полу. Рыжая исчезла. Судя по часам, я выключился не более чем на пять минут. Достаточно, чтобы уйти далеко! Странно, зачем она приходила?    В раздумьях я всё-таки дошёл до кабинета Анжея. Адъютант заглянул к генералу сообщить о моём приходе и тут же, удивлённый, вернулся в приёмную:    - Прости, кажется, я отвлёкся и не заметил, как он вышел. Подождёшь?    Тут у меня в голове сложились кусочки: "И многие сочтут вас с генералом слишком опасными после этого визита...", рыжая, владеющая Ар, в коридоре: "Морена не прибегает к моим услугам. А я очень бедная!...", неожиданная рассеянность всегда внимательного адъютанта...    - Срочно ищи его! Скорее всего, он в опасности!    Я, оттолкнув парня, влетел в кабинет Анжея, тщательно оглядывая обстановку. Всё, вроде, как обычно... бумаги на столе. Бумаги по какой-то операции спецдесанта. На папках коды секретности. Он не мог оставить их вот так, открыто, на столе!    Я набрал телефон КПП.    - Генерал Анжей уже вышел?    - Да, минуты две назад.    Я бегом выскочил в приёмную. Адъютант удивлённо таращился на телефон:    - Генерал не берёт трубку. Может, тревогу поднять?    Тревогу? Это, может быть, подстава! Я, молча, выскочил и бегом бросился к кабинету Гардмана.    - Срочная информация для мастера!    Секретарь пустил меня. В кабинете, кроме Гардмана, был паук Оп Вэкра. Мастер поднял на меня тяжёлый взгляд:    - Что стряслось?    - ЧП, генерал! - я взглянул на Оп Вэкра соображая говорить при нём или нет. Гардман перехватил мой взгляд.    - Говори!    - Есть подозрения, что генерала Ан Тойра минут десять назад с помощью Ар запрограммировали на что-то и куда-то отправили!    - Из чего выводы?    - В коридоре я видел неолетанку, владеющую дистанционным Ар. Генерала нет в кабинете, и адъютант не видел, как он выходил. На столе у генерала неубранные бумаги первого или второго уровня секретности. Охрана на КПП сообщила, что генерал вышел в город, буквально несколько минут назад. На телефон он не отвечает.    Гардман нажал селектор:    - Дежурную группу ко мне срочно!       Через три минуты мы уже летели к КПП, и я быстро объяснял ситуацию командору дежурной группы реагирования. Примерное местонахождение Анжея мы вычислили легко. На генерале был маяк спецслужб, о присутствии которого не знал даже он сам. Но этот след привёл нас в гостевой городок Драконов. А здесь, среди извилистых лесенок и мостиков, да ещё и отрядом пробираться было сложновато, мы разделились. Мы с командором и ещё три пары его бравых парней по отдельности. Выделили район и бросились искать по этажам.    Зачем направлять Анжея сюда? Городок Драконов впускает даккарцев без вопросов, так же как и резиденция Даккара впускает девочек Драконов. Если это подстава, он должен совершить что-то, однозначно вызывающее осуждение. Убить?! Убить жестоко, зверски! После такого совет Драконов однозначно отвергнет все Никины аргументы.    Лестница разветвлялась: ресторан и жилые помещения. В ресторане убийство может не получиться, - там есть охрана. Я свернул в жилые помещения. Командор двигался за мной:    - Есть сигнал! Направо, метров тридцать!    Мы бегом неслись по коридорам:    - Командор, генерал, скорее всего, не в себе. Нам придётся его обезвредить и незаметно вывести.    - Обезвредить Анжея Ан Тойра?! М-да! Непростая задачка! Тут нужно что-нибудь типа транквилизатора. У меня такого нет!    Думать было некогда! Мы шумно хлопали дверями, заглядывая в комнаты, когда неожиданно влетели в одну пустую, но сильно заляпанную кровью:    - Сюда! - В помещении было несколько дверей. Распахнув первую, мы безошибочно наткнулись на генерала.    Крови было море. В крови - стены, пол, в крови - Анжей, лупивший ногами полуживую нэрми, в крови - сама девчонка. Не задумываясь, я налетел на Анжея, сбивая его с ног. Удар откинул генерала, но он быстро вывернулся, переключая внимание на меня. Я встретился с ним глазами. Ярость! Привычной рассудительности и сарказма ни капли. Слепая ненависть, застилающая взгляд! Ар!    Анжей не пытался приказывать, объясняться или, вообще, говорить. Он молча нападал. На меня, безоружного, были направлены два коротких даккарских меча.    Быстрым кувырком я вылетел в предыдущую комнату, уводя Анджея от девчонки. Кроме того, здесь была небольшая коллекция оружия.    В мою задачу входило остановить, а не убить генерала. Было бы катастрофой убить единственного человека, который захотел заново поверить в меня! Я усмехнулся: сфера применения неолетанского Дора! Последнее время, после того, как Отардан перестал заниматься моими тренировками, я много экспериментировал с этой штукой, изучая приёмы работы с ней и придумывая обманные манёвры. Дора в коллекции девочки-нэрми не было. Зато была очень похожая тонкая палица, около метра длиной, с металлическим сердечником. Подойдёт!    Буквально секунда, и эта штука спасла мне жизнь, остановив мечи Анжея. Ещё раз. Слепая ярость делала генерала предсказуемым и уязвимым. Но он был силён. Да и наручи на мне были кожаные, так что оказались разрезаны даккарской сталью уже в нескольких местах.    В бой, наконец, попробовал вступить командор. Против Анжея он не выстоял и десяти секунд, мечи генерала прошлись по плечам, оставляя глубокие раны. Но, воспользовавшись моментом, я в это время сбил Анжея с ног и, наконец, вырубил его.    Генерал рухнул на пол. Я моментом отшвырнул от него мечи, и заломил руки за спину. На какое время удар отключил сознание Анжея - неизвестно!    - Командор, наручники, быстро!    Металл уже щёлкнул на запястьях, плотно скрепив между собой руки и ремень генерала, когда Анжей дёрнулся, приходя в себя.    - Всё будет хорошо, генерал, сейчас прибудешь в штаб и оклемаешься. А здесь мы всё причешем.    Командор смотал ноги Анжея какой-то крепкой тканью и взвалил усиленно брыкающиеся тело на плечо.    - Забери его оружие и убери явные следы, что здесь был даккарец. Уходим через окно в той комнате, там будет проще скрыться.    Я кивнул и быстро метнулся, поднимая мечи Анжея и скользя взглядом по комнате. Крови много, это не убрать! Будем надеяться, что здесь только кровь девчонки. Я заглянул в ванную, кровавых следов и здесь было предостаточно. О! Кинжал в стене, даккарский! И как вбил! После пятой попытки я всё-таки выдернул оружие из стены и спрятал в высокое голенище ботинка. Так, вроде всё! Остальное не убрать! Я скользнул обратно в комнату и остановился: на меня смотрели пускатели полиции Драконов.       Глава 14       Дже:    Картина была более чем однозначная. Я весь в крови (с Анжеем дрался и по полу валялся), с окровавленными мечами в руках, выхожу из окровавленной ванной.    - Не двигаться! Бросай оружие!    Часть женщин полицейских уже была во второй комнате:    - Доктора сюда! Морриган ещё жива!    Судя по всему, командор успел утащить Анжея. Что мы получаем? Ситуация паршивая! Нет, это конечно лучше, чем если бы здесь поймали озверевшего генерала. Всего так лишь ещё одна выходка Роджера Об Хайя, во вменяемости которого сомневаются уже давно. Но, боюсь, для того, чтобы пошатнуть сомневающийся совет Драконов, хватит и этого.    - Брось оружие, я сказала!    Девчонка-полицейский смотрела на меня в прицел пускателя. Ещё секунда и моему позору конец.    - Не трогай его, девочка! - в комнату прошагала Артемида.    После того похищения меня из-под её опеки мы виделись лишь мельком. Думаю, из политических соображений ей запретили со мной общаться.    - Роджер, пожалуйста, положи оружие на пол.    Несмотря на четкую командирскую осанку и голос в глазах чемпионки читалась тревога, чем-то напомнившая мне состояние Морены во время моего отъезда. Неужели ещё одна зависимая?    Я спокойно, не обращая внимание на приказы женщин, достал из кармана платок и, аккуратно вытерев мечи, положил их на пол. Теперь ни отпечатков Анжея, ни крови командора, которая сильно усложнит картину, на них нет. Артемида, не мешая, наблюдала эту процедуру.    - Зачем ты это сделал?    Она говорила явно о полуживой от ран девчонке. Но я сделал вид, что не понял:    - Нельзя оставлять оружие грязным.    Артемида глянула на меня ещё более обеспокоено. Гадает, не поехала ли у меня крыша?! Разговаривает, как с больным или ребёнком:    - Роджер, эта девушка, Морриган, тебе что-то плохое сделала?    - Нет вроде.    - Ты спал с ней?    - Не помню. Может быть.    Что я, помню всех девчонок-драконов, с которыми спал?! Продолжая наглеть, я сел на пол у стены и вытянул ноги. Артемида, не возражая, присела рядом на корточки:    - Роджер, ты можешь объяснить, что здесь произошло?    Я помотал головой.    К Артемиде подошла женщина-полицейский.    - Мастер.    - Как там Морриган?    - Доктор говорит, жить будет. Мы успели вовремя!    Ага, это я успел вовремя! Ещё несколько ударов, и Анжей бы её добил!    - Мастер, он вменяем, вообще? Крови по всей квартире столько, что как-то начинаешь в этом сомневаться.    - Капитан, я и раньше удивлялась, как у него сохранялся рассудок после той выходки неолетанок с Кругом Власти. А сейчас ситуация явно ухудшилась.    Она опять повернулась ко мне:    - Роджер, ты недавно не сталкивался с неолетанками?    - С неолетанками? Сталкивался... Сегодня в 7:20, примерно, в резиденции Даккара, с рыжей.    - Кто это, "рыжая"?    - Я не знаю как её зовут. Она похищала меня когда-то для Морены.    - Что она хотела сегодня?    - Я не понял её слов. А потом она меня вырубила.    Артемида нахмурилась:    - Капитан, откуда вы узнали о нападении на Морриган?    - Анонимный звонок.    - Ясно! Ещё одна попытка подставить даккарцев перед Советом! Роджер, ты можешь встать? Пойдём, тебе надо умыться и выпить чего-нибудь, чтобы успокоиться.    Она потянула меня за руку, помогая подняться:    - Мастер, ты не можешь его забрать. Он пойман на месте преступления и должен быть взят под стражу.    - Капитан, если хочешь, пусть твоя стража следует за нами, запереть мальчика в камеру в таком состоянии я не дам!       Капитану пришлось отступить. Артемида, послав её ко всем чертям, вытащила меня из квартиры Морриган. Через полчаса я уже плескался в душе где-то в комнатах чемпионки, моя одежда крутилась в стиральном автомате, нож, остававшийся в ботинке, Артемида почистила самолично у меня на глазах. Улик нет! Только мечи в моих руках, формой лезвия совпадающие с ранами, равно как и со всеми существующими даккарскими мечами.    Я вылез из душа. Артемида заботливо набросила мне на плечи большое пушистое полотенце:    - Пойдём, тебе надо поесть.    В комнате меня ждал богатый ужин. За дверью комнаты и единственным окном маячили силуэты охраны. Я решил не напрягаться по этому поводу, нашёл среди соусов более-менее острый и, залив им мясо, принялся за еду. Пока они верят что у меня поехала крыша - Даккар имеет шанс отмыться от этой истории. А я... Может, чемпионка ещё и вытащит меня из всего этого дерьма как-нибудь по-тихому?    Артемида налила мне вина. Ничего там вкус, хотя слабовато. Арестован со всеми удобствами! Интересно, а в кровать она со мной пойдёт?    Когда я наелся, она потянула меня в постель:    - Тебе надо немного отдохнуть. Лучше, если сможешь поспать.    Усадила меня на подушки, забрала полотенце, аккуратно укрыла одеялом.    - Мне надо уйти ненадолго. Я скоро вернусь. Но на всякий случай... если вдруг в твоей головке что-нибудь переклинит опять...    Она ласково поцеловала меня в висок, потом в шею, а потом на этой шее щелкнул замок ошейника.    - Юбля!    Я дёрнулся рыкнув. Она осталась на месте глядя мне в глаза:    - Это необходимо! Успокойся. Так будет безопасней.    Я быстро ощупал эту штуку, злобно сверля чемпионку глазами. Какая-то тоненькая и мягкая полоска, замка на ощупь не найти. От неё верёвочка к штуке на стене, я потянул, верёвка легко поддалась разматываясь из стены на нужную длину, отпустил - уползла обратно.    - Он тебе не помешает, длины шнурка легко хватает путешествовать по комнате и в ванну.    Верёвка смотрелась совсем несерьезно. Я попытался просто порвать её руками.    - Шнурок очень крепкий. На таком можно поднять небольшой космический корабль.    Забросив попытки, я скрестил руки на груди, откинувшись на подушки. Рано обрадовался! Вот на цепь, как собаку, тебя ещё не сажали!    Артемида гладила меня по макушке, как кантуженного, пытаясь успокоить:    - Ты ведь не можешь поручиться, что через час в твоей головке не включится ещё какая-нибудь неолетанская программа? Да и забрать тебя отсюда в моё отсутствие с этой штукой ни у кого не получится. Ключ только у меня. Это только для твоей безопасности!    - Зато убить получиться легко!    - Убить тоже нелегко, в коридоре полиция. Постарайся расслабиться и поспать.    Она налила ещё бокал вина и протянула его мне.       Марика:    Мой запой затянулся на несколько дней. Мидее пришлось вывернуться и отменить мою встречу с прессой. Интервью записали в студии и без меня (просто воспользовались современными технологиями). Обо всём этом мне самой рассказывали уже только сегодня утром. А оно получилось трезвым лишь по случаю приезда фати. Моя родительница женщина активная и очень деятельная. За полчаса она построила всех женщин в моём доме, заставила их напрочь спрятать всю амосу и заварить мне большую кружку Ибики.    - Что за варварское отношение к себе?! Детка моя, ни одна проблема не стоит того, чтобы так убиваться!    Морщась от головной боли, я усмехнулась: Алина звала меня деткой, несмотря на то, что сама давно ростом доставала мне только до пояса.    - Дани сказала, что тебя обвинили в убийстве. Как ты такое допустила?! И, говорят, ты поссорилась с Энастенией? Зачем?    Я была не способна разумно отвечать. Впрочем, фати этого и не требовалось:    - И в любом случае, это не повод пить! - Алина поправила рыжие косички, - обвинение Дани с тебя снимет. Она же знает: я не переживу, если тебя посадят в тюрьму! - женщина подмигнула, - А Энастения сама приползёт, как только деньги кончатся.    Да, мне тоже порой казалось, что все иногда просыпающиеся в Нике материнские чувства обуславливались только тем, что меня любит её любимая Алина.    - Так, тебе нужно развеяться! Сейчас мы ткнём наугад в каталог самого крупного туроператора, возьмём с собой парочку молодых и красивых мужчин и поедем отдыхать!    Алина уже разворачивала на экране какой-то туристический каталог. Порой удивляюсь, как Ника от неё не устаёт?    - Ты была на озере Аяптон? А в Долине змей на Аралии?    Они ведь живут душа в душу уже более ста лет. Иногда я поражаюсь этому союзу.    - Фати, давай просто посидим в саду. Для путешествий у меня голова раскалывается сильно!    - Марика, детка, ты же мастер по всяким там травам! Завари себе какой-нибудь лечебный чай!    - Я не хочу никуда ехать. Я семь месяцев дома не была!    Алина посмотрела на меня жалостливо:    - Ладно! Тогда мы пойдём по магазинам! Поверь, это тоже очень хорошо помогает развеяться.       Дже:    Интересно, осталось ещё в этом дурацком мире хоть что-нибудь, к чему я не смогу привыкнуть. К ошейнику я привык. Уже на следующий день почти его не замечал. Полицейских, пытавшихся меня забрать, и саму Нику Артемида выставила за дверь:    - С каких это пор у нас мужчин садят в тюрьму?    - С тех пор, как мы пытаемся признать их воинами!    - Не вижу никакой связи! Он прекрасно дождётся суда и здесь, у меня, в более приличных условиях!    Ника угрюмо помолчала, сверля нас обоих глазами, но сдалась:    - Хорошо, пусть останется здесь, но ты отдашь мне ключ от ошейника. Обещаю, когда соберусь его забирать, предупрежу тебя заранее. Сама его на суд поведёшь.    Артемида вздохнула и отдала недоросле-неолетанке какую-то магнитную карточку. Ника подошла к штуке на стене, пикнула карточкой, быстро набрала что-то на внутренней клавиатуре и, защёлкнув её, удовлетворённая, удалилась.    - Я смотрю, она круто ориентируется в твоей спальне.    - Да что тут ориентироваться, это же стандартная штука, одна из самых распространенных моделей.    Ах да! Как же я забыл! Цивилизованное рабство государства САП! Вот иссякнет Моренино терпение, увезёт она тебя, парень, на Селену, и познаешь в полной мере во всех тонкостях!       В обед того же дня приходил капитан Мартион:    - Что ты им рассказал?    - Да, почти ничего. Удобно вышло. Упомянул что в тот день натыкался на рыжую неолетанку, владеющую дистанционным Ар. И они как-то без вопросов просто решили что я свихнулся.    - Ну и не разубеждай их.    - Чем и занимаюсь. капитан! Что там с советом?    - Собирается сегодня вечером. Ника пока уверена, что сумеет вытянуть ситуацию. Скандалы, связанные с тобой, уже никого не удивляют. Должно получиться.    Это было самым главным. Я всё-таки прикрыл Даккар в этой истории. Мне, кажется, удалось...    Мартион же рассказал мне, что Анжея привести в чувства всё ещё не смогли, он рычит диким зверем, не разговаривает и рвётся драться. Подумав, я посоветовал ему найти мастера Нандрель, помощницу Морены. Наложенное неолетанским мастером скорее всего другой неолетанский мастер может снять. А мастеру Нандрель Анжей более-менее доверяет, раз полез тогда с ней в постель, даже услышав, что неолетанки умеют читать мысли любовников.    Мартион уже собирался уходить.    - Как думаешь, капитан, что мне за всё это будет?    - Не знаю пока. Если получиться, выбьем право судить тебя по законам Даккара и сошлём домой. Если не получится... за покушение на мастера-Дракона наказание одно - расстрел.       Мартион заходил ещё дважды, но поговорить нормально больше не получилось, Артемида разделалась со своими делами и не отходила от меня ни на шаг. Впрочем, она была вполне послушна и терпелива: приносила мне газеты, рассказывала новости в совете и поясняла некоторые непонятные для меня вещи:    - Если Ника - глава Драконов, и она решила заключить договор с Даккаром, зачем ей этот совет?    - Ника лишь первая из равных. Принимать такие важные решения в одиночку она не имеет права. Такое может решить только совет. А Ника лишь вносит предложение и высказывает свои аргументы. Хотя, конечно, то, что это именно её предложение, сильно играет в пользу положительного решения.    - Странный уклад для военной организации.    - Драконы не только военная, но и политическая организация. На территории мирного САП Драконы это политическая партия, имеющая основной процент в правительстве. В этом и есть смысл: Даккар, вроде как заключая военный договор с организацией Свободных земель, реально договаривается с политическими кругами САП.    - А зачем этот договор Нике?    - Ника фанатична. Она яростно отстаивает идеи партии. А среди них есть и имперское "Сохранить разнообразие вселенной", и ограничение работорговли на мирных территориях, и много ещё что.    Я махнул чемпионке налить мне вина. Она уже довольно хорошо понимала без слов:    - Как думаешь, что мне грозит на этом вашем суде?    - Если будут судить как мужчину, признание недееспособности. Просто назначат над тобой опекуна. Если Ника будет настаивать, и осудят как воина... за покушение на мастера - только смерть.    - Какова вероятность, что она настоит?    - пятьдесят на пятьдесят.    Милая ситуация. Я пристёгнут, как собака, на ошейник, ключ от ошейника у Ники. Меня убьют и я не могу доказывать, что не нападал на ту девчонку, потому что при более глубоком расследовании легко может всплыть присутствие Анжея. Должны ведь быть, если подумать, камеры охраны, свидетели, видевшие нас на улице. Заварушка с чокнутым мальчишкой и заварушка с Даккарским генералом - это разные вещи.    - Эта Морриган-то, кстати, очнулась?    - Да, её жизнь уже вне опасности. Но ты сильно её стукнул, она ничего не помнит.       Меня несколько раз пытались допрашивать полицейские:    - Роджер, ты сам пришёл к Морриган, или она позвала тебя?    Почти на все вопросы я молчал.    - Роджер, ты сильно ухудшаешь своё положение тем, что отказываешься сотрудничать!    Но я сильно ухудшу положение Даккара, если заговорю. И это на много важнее!    Наверное, если бы я был в тюрьме, признание из меня давно бы выбивали более жёсткими методами. Но здесь, в комнате Артемиды, дознавателям приходилось быть вежливыми и терпеливыми, иначе чемпионка выкидывала их взашей. Да и продолжительность допроса сильно ограничивалась: стоило мне просто сказать, что я устал, полицию провожали вон. Хотя сама Артемида периодически доставала:    - Роджер, почему ты молчишь. Ты настраиваешь следствие против себя. Это серьезно. Я не смогу вытащить тебя после суда, да и помочь избежать его тоже не смогу. Никто не сможет!    Никто?! Я задумался, хватило бы у Морены, интересно, смелости вытащить меня из этого?    - Даже если тебя выкрадут с суда, тебе вынесут приговор заочно и объявят врагом Драконов. Тебя убъёт первый кто увидит. Поверь, это стопроцентный приговор. Есть множество азартных охотников за такими головами. Целая бизнес-индустрия использует такие приговоры, как объекты для экстремальных игр - охоты. Ты даже до границы территорий не доберёшься.    Ну что ж, значит судьба такая! Я не имею права защищаться!       Марика:    За полдня Алина умотала меня в полный ноль. А наш налёт на торговые центры столицы, наверное, войдёт в историю. Самой родительнице гардероб сменили, думаю, полностью, ну и мне неизвестно чего накупили целую кучу.    Поедая клубничное мороженное на террасе в своём саду, я уже думала, что, наверное, понимаю Дани. Несмотря на усталость и, вроде бы, бесполезность всех проделанных действий, тоска моя немного ослабла, и мне хотелось снова улыбаться хотя бы в ответ на эту никогда не угасающую улыбку. Мою фати было легко радовать: она искренне улыбалась солнцу, голубому небу, цветам, мороженному, новым платьям, пушистым игрушкам, новой модели коммуникатора, красивым мужчинам. Она не уставала радоваться всему этому, несмотря на то, что Дани почти не ограничивала её в деньгах. Правильней было сказать, что Алина до сих пор абсолютно не умела следить за деньгами, и Дани приходилось постоянно проверять и пополнять её счета. Сейчас, когда у них опять не было ни мужа, ни маленьких детей, Алина свободно путешествовала по просторам САП, периодически неожиданно сваливаясь на голову кому-нибудь из взрослых дочерей Дани. Сама Алина после меня детей иметь не могла. Но всех Даниных детей считала своими. Она так же легко являлась и в свободные земли к Дани. Только в этом случае отряд Драконов встречал и провожал её от портала. Она бывала, кажется, на всех молодёжных фестивалях и крупных концертах.    - И что ты не хочешь завести детишек?! Я бы перебралась к тебе и воспитывала внучку!    - Дани не простит мне твоего похищения!    - Дани сама уже сорок лет, как погрязла в своей политике, и заводить снова семью, кажется, не собирается!    - Помниться, ещё лет двадцать назад, ты говорила, что рада такому её решению, и что если тебе понадобиться повозиться с детишками, ты разыщешь таких среди внуков!    - Ну, - Алина с тоской сжала губки, но тут же снова улыбнулась, - За двадцать лет я соскучилась по маленьким пискунам так сильно, что уже согласна снова обзавестись своими.    - Она не хочет нового мужа потому, что до сих пор скорбит о Макси?    Последний брак Ники закончился сорок лет назад, когда её мужа случайно подстрелили при нападении на туряхту. Нападавшие были - одна из самых разбитных банд Нэрми "Милые". Дани потратила четыре года и очень крупную сумму, чтобы экономически растоптать Милых. А троих главарей банды вытащила на риг. Никто никогда не боялся неолетанок на риге до этого боя. Что может быть опасного в существе, которое по моральным устоям неспособно убить! Что могло быть опасного для бывалых бандитк в неолетанке-карлице. Ника никогда не была по-настоящему неолетанкой. И никогда не была физически слабой. Это она в детстве учила меня драться. Своих соперниц будущая глава Драконов буквально порвала на куски. Кадры о том, как она (маленькая даже для нэрми) голыми руками сворачивает шею первой сопернице, облетели вселенную, как самое шокирующее видио. Неолетанки, и так не особо любившие карлицу, в ужасе отшатнулись. А вот нэрми заворожено признали чудом и приняли в Драконы.    Дани нашла себе новое занятие и стала Никой. Только вот взять нового мужа вот уже сорок лет снова не решалась.    Алина крутила в руках рыжую косичку:    - Не знаю! Мне всегда казалось, что тогда я любила Макси больше, чем она. Но кто её поймёт, у неё же всё внутри. Я уже отошла! Она думаю, тоже. Просто сильно увлеклась политическими играми.       Глава 15    Марика:    Расслабившись под счастливое щебетание Алины, я решила не возвращаться сегодня ни к каким другим вопросам. Поэтому, когда явилась Мидея, с испуганным лицом пискнув, что сюда несётся Энастения, требуя меня живо и немедленно, я велела ей объяснить Великой, что я уехала куда-нибудь на конгресс каких-нибудь адских авиаторов имени Икара в Ирбе, или ещё в каком-нибудь самом дальнем уголке галактики. А сама, забрав фати, не сообщая никому, куда направляюсь (Энастения умеет выбивать из женщин правду), свалила в свой загородный дом на глухом озере. Коммуникатор выключила. В конце концов, все вопросы, по которым мне звонят, может решить или Мидея, или Нандрель.    Хотелось тишины и улыбок. Хотелось купаться в фатиной любви и искренней радости. Я даже подумала, что давно ничего не писала. Может, выдать философский трактат о вреде неразделённой любви? Или нет, лучше о взаимопонимании представителей различных рас... Как сухо звучит! Нет, мысль должна быть простой и доступной. О взаимопонимании с мужчинами Даккара. "В постели Даккара"... На фоне текущих событий книжка имела бы успех!    Алина напрочь отвергла мою идею завернуть в магазинчик горячительного. Зато, хитро улыбаясь, указала на карте квартал борделей. До мужчин эта женщина большая любительница. Что ж, возможно, в этом и есть истина: отдохнуть с трезвой головой, осмыслить всё самой, дать чертёнку Роджеру время как-то переварить события. А то, у него ведь даже дня обдумать всё не было. Да! Спешка хороша, только при ловле блох. А в любви нужна гибкость и своевременность! Вот именно с этой фразы и начну свою книгу.       Дже:    Артемида тихонько выскользнула из-под одеяла, стараясь меня не будить, и на цыпочках вышла из комнаты. Любовница из неё было неплохая. Вполне опытная и умелая. Хотя, конечно, до изобретательности Морены ей было далеко. Может, потому что Морена неолетанка, может, потому что Артемида чересчур послушна и податлива.    Дождавшись, когда за чемпионкой закроется дверь, я открыл глаза. Надо вставать! Надо хоть немного размяться. Тело, привыкшее к ежедневным тренировкам, требует адекватной нагрузки.    На столе лежали вчерашние вечерние газеты: "Совет Драконов признал за Даккаром звание воинов и дал срок для ввода представительских подразделений в свободные земли. Подписание основных пунктов договора о военном сотрудничестве отложено на год." "Мы хотим дать Даккару время, отстоять своё право равного военного образования в Свободных землях, отстоять право мужчин называться воинами, - заявила прессе председатель совета Драконов, мастер Сехмет, - Со своей стороны, мы будем оказывать помощь в адаптации Даккара и всячески препятствовать дискриминации". "Принятое советом Драконов и Даккарскими представителями соглашение накладывает свой отпечаток ещё на одно дело: суд над Роджером Об Хайя отныне может идти только по правилам воинов..."    Однозначно и бесповоротно: меня расстреляют! Настоять на другом сейчас - значит, отступить от достигнутой договорённости между Даккаром и Драконами.    И что я чувствую, осознавая, что сегодня или завтра меня приговорят к казни? ... А через сколько после суда они расстреливают? Обычно военные делают это сразу... а я, оказывается, боюсь умирать. Трус! Не будет меня, - род избавится от всего позора, который я принёс ему. Школа, отряд, дед - все с облегчением выкинут меня из памяти. Как, наверное, стыдно сейчас деду за всё, что тут со мной происходит!    Я уткнулся лицом в подушку. Самым лучшим выходом сейчас будет уснуть. Уснуть и проспать ещё сутки. Чтобы явиться на этот суд спокойным и собранным, молчать и снисходительно улыбаться... Юбля!    Меня всегда учили, что лучший способ смыть позор - смерть! Почему же для меня это так сложно?    Дверь тихонько скрипнула, я обернулся:    - Проснулся уже?    Артемида, уже умытая, вошла в комнату с широким подносом с завтраком:    - Я специально для тебя заказала самый острый соус.    - Ты уже закончила с тренировкой? - обычно, по утрам, чемпионка пропадала на тренировке. Это единственное дело, которое она не отложила в сторону ради того, чтобы кудахтать надо мной.    - Суд назначен на одиннадцать. Я же говорила тебе вчера.    - Одиннадцать?! - видимо, говорила она это, уже после того, как я прочёл о подписанном соглашении. После того, как узнал, что вероятность моего расстрела равна ста процентам. В одиннадцать... Что ж, это даже к лучшему! Не нужно ждать! Просто прямо сейчас придать себе спокойный, самоуверенный вид, позавтракать и явиться на суд. Если боги будут милостивы, к вечеру меня уже расстреляют.    - Хорошо, - я встал и отправился в ванную. Я должен выглядеть достойно!       Зал суда представлял собой большое квадратное помещение, которое по всем четырём сторонам опоясывал широкий коридор, отделённый колоннами. Серые стены расписаны крупными красными символами - символами Драконов. Сцена (или как называется это место) слегка приподнята над основным залом, и по двум её концам огромные алтари Мевы и Цуе. Зал вмещал, наверное, несколько сотен человек и ещё примерно столько же на широком балконе. И надо сказать, что он был практически полон. Пёстрое общество, в основном, нэрми различных объединений, но есть и несколько неолетанок, и в углу около десятка даккарцев. Ни Анжея, ни Мартиона среди них не было. Зато были Ритнер, Отардан и Архо, и они в мою сторону даже не смотрели. Ритнер сидел рядом с Никой и, казалось, разговаривал о своём.    Меня провели на сцену. Замечая меня, голоса в зале затихали. Я медленно поднимался по ступеням, стараясь следить за осанкой, твёрдостью шага и спокойствием на лице. Осталось совсем немножко! Сколько нужно времени, чтобы вынести приговор? По-моему, и получаса хватит! Полчаса, и ты свободен от своего позора, парень! Полчаса, и нет угрозы новых подстав, скандалов, рабства... Почему же так страшно?    Передо мной открыли дверцу металлической клетки, и только когда я вошёл в неё, расстегнули ошейник, всё это время связывавший меня с запястьем крепкой охранницы через недлинный поводок.    Я сел на единственный в клетке стул и поднял спокойный взгляд на собравшихся. Зал замолчал совсем.       Когда-то, подростком отправляясь на первые в своей жизни общедаккарские соревнования, я думал, что если проиграю, убью себя. Убью, чтобы не нести такой позор! Сейчас моё имя - синоним позора, а я всё ещё цепляюсь за жизнь.    - Встать, суд идёт!    Я поднялся и выпрямился. Разум постепенно привыкал к мысли, что сегодня всё закончится. К мысли, что скоро я наконец-то избавлюсь от позора. Внутри меня как будто что-то приходило в равновесие.       Марика:    Мы лежали на берегу озера и разговаривали ни о чём, просто о чувствах, любви, счастье. Солнце уже клонилось к закату. Мальчики, которых мы взяли для компании, плескались в тёплой воде. Милая картина спокойствия и безмятежности!    Нарушил её телефон Алины. Она сняла трубку, потом удивлённо протянула её мне:    - Это тебя. Мастер Нандрель.    Голос моей помощницы был взволнованный:    - Не делай так больше, хранительница! Я не могу служить тебе хорошо, если не знаю, как связаться с тобой вовремя!    - Прости, Нандрель, мой номер был у Энастении... А что случилось?    - Так, мелочь: твоего Роджера собираются расстрелять сегодня!       На мгновение я потеряла дар речи. Они что там, совсем крышей поехали! На пару дней исчезнуть нельзя! Бред! Зачем нужно расстреливать девятнадцатилетнего мальчишку?! Мужчины?!    Нандрель продолжала говорить:    - Я знаю, что тебе такой поворот не понравится. И я бы, честное слово, вытащила его оттуда, если бы знала способ. Вернее, выкрасть-то я его могу из этого зала суда. Я уже и армию прикупила и дистанционников немного, на всякий случай. Но, во-первых, это будет прямое противостояние с Драконами. Считай, объявление войны. Во-вторых, на мальчишку сразу объявят охоту. Ни одно агентство киллерских забав не упустит шанса охоты на мужчину. Тем более такого мужчину. А как можно спрятать парня ото всех свободных земель сразу, я не знаю. Арсе находится на этом суде и не даст ему закончиться раньше времени. Сказала, хоть на несколько дней затянет. Я в твоём доме с Мидеей и Димуаной, жду твоих указаний.    Я медленно пыталась сложить два и два. Какой суд?! Охота на мальчишку, как на сбежавшего головореза?! В чувство меня вернул голос Алины:    - А что, разве мужчин расстреливают? Я думала, в крайнем случае, усыпляют? Ну, если совсем не в себе...    Связь была включена чересчур громко, и она слышала наш разговор.    - Так! - я встала - Фати, мне придётся уехать.    Алина кивнула:    - Ладно. Из депрессии я тебя, явно, вытащила. Езжай. Я ещё позагораю здесь. Может, подруг позову.    - Хорошо. Позови. Нандрель, сейчас я включу свой телефон, и ты расскажешь мне всё толком по дороге.       Мой лайнер выворачивал на основное шоссе в то время, когда Нандрель старалась всё-таки объяснить мне, что случилось:    - Я тебе статью об аресте Роджера в тот же день, как ты уехала, посылала! Его поймали с окровавленным оружием над телом недобитой Морриган. Всё было настолько однозначно, что никто даже разбираться ни в чём не стал. Тем более что Роджер о своей невиновности не заявлял. Он, вообще, молчит.    - Зачем?    - А вот это я узнала только вчера, когда даккарцы отловили меня и тайно притащили в свою резиденцию. Ты бы видела, в каком состоянии я застала Анжи. Бедненький, он чуть об стенки не бился, связанный. Как зверь дикий метался. Представляешь, трое суток препятствовать исполнению программы на уничтожение и самоуничтожение?! Я часов пять потратила, чтобы вывести его из всего этого... Короче, моего бедного генерала запрограммировали. Поймаю эту рыжую Хинти, задушу! Запрограммировали, чтобы он зверски убил Морриган и потом дрался с полицией до последнего. Твой Роджер его перехватил, вырубил и вынес. А вот самого Роджера поймали. Морриган выжила, но ничегошеньки не помнит. А Роджер молчит, чтобы, не дай боги, не начали нормальное расследование и не вычислили генерала.    - И ты думаешь, что его расстреляют?    - Не сомневаюсь! Вчера Драконы подписали с Даккаром предварительное соглашение. Дали, так сказать, испытательный срок в один год, для того чтобы Даккар смог доказать, что способен выступать в свободных землях на равных, как воины, без поблажек и уступок. Суд над Роджером, - это их первое испытание в этом ключе. И что-то мне подсказывает, что они положат мальчишку на этот алтарь без сомнений.    - Бред! Судить девятнадцатилетнего мальчика, как воина?! Мужчину, подверженного воле любой, способной к Ар, осуждать как самостоятельного, отвечающего за свои действия бандита?! Бред! Ника совсем свихнулась! Может, она его ещё и в общую камеру с женщинами посадила?    - Нет! Он, вообще, в камере не был. Всё время, до суда, он жил у Артемиды. Под круглосуточной охраной, в ошейнике, но тщательно оберегаемый ею от бесчинств полиции.    - Артемиды?! Собаки?!    - Да! Честно говоря, я надеялась, что она заодно что-нибудь придумает и вытащит его из всего этого. Она не придумала. И повторюсь, у меня тоже нет плана.    - Когда суд?    - Начался около часа назад. Я готова доставить тебя в Костры отсюда за сорок восемь минут, портал натянула. А ты за это время должна придумать, что будешь делать. Ещё раз повторю, у меня есть армия - человек триста нэрми, группа дистанционников, человек двадцать, в основном, мастера Хинти, Дотси и даже одна Суани. Ну, та эни, помнишь? И ещё подкуплен кое-кто из охраны квартала Драконов, чтобы мы могли на этот суд ворваться без особых препятствий.    - А где суд?    - В основном зале совета. Народу любопытного много собралось, в обычный зал суда не влезли.    - Это тот, что с высокими алтарями?    - Да.    Бред! Сколько раз убеждалась, стоит отвернуться, - мир свихнётся и уйдёт не туда. Сколько раз давала себе зарок не отпускать поводья. Ами, блин! Хранительница! Отдохнуть захотелось!    - Арсе на суде?    - Да, Арсе и пара её людей из Хинти. Затягивают процесс. Ждут твоих распоряжений.    Я некоторое время молчала, обдумывая. Дебилизм ситуации делал её тупиковой. Тупиковой, если мыслить стандартно. А стандартно мыслить было как раз нельзя. Когда-то молоденький мастер, учившая меня в монастыре, в самом начале, любила ворчать, что любой нормальной неолетанке даже в голову бы не пришёл тот бред, который я периодически выдаю за истину. И самое страшное, что я умею этим бредом, этими своими истинами заражать других. Сейчас мне срочно нужно родить какую-нибудь такую истину и заразить ею как можно больше народу.    - На сколько Арсе сможет затянуть суд?    - Ещё часов на шесть, без проблем. Про двое суток, думаю, это она преувеличила. Хотя она там хорошо подсела на мозги обвинителю и адвокату.    Так! Вычитая дорогу, у меня есть четыре часа! Двести сорок минут, чтобы придумать что-нибудь настолько неожиданное, чтобы никто даже возразить не смог. Что-то сравнимое с находкой с Кругом власти - старый обычай, постулат, запретить исполнение которого не может никто. Да, какой-нибудь обычай мне бы сейчас очень подошёл! Какой-нибудь очень старый, даже варварский, чтобы челюсти на полу лежали, не в силах выдать возражения... А ещё нужно, чтобы за мной не объявили погоню. Чтобы чертёнок стал им неинтересен, не нужен или недосягаем. Вот задачка!    - Нандрель... Мне кое-что понадобится...    Нандрель радостно вскрикнула:    - Я знала, что ты придумаешь! Всё, что угодно! Диктуй!    - Я пока не уверена... Но идея есть! Дурная, как всегда! Короче, яви мне вот что: клеймо металлическое, сантиметра три в диаметре, с иероглифами моего полного имени Цуе, такое, чтобы можно было нагреть его на огне и оставить аккуратный ожёг в виде этих символов.    - Оппа! Я уже заинтригована! Клеймо, записала.    - Ещё мне нужно два браслета, мужских, с красными камнями. Что-нибудь поизящнее и обязательно с умной застёжкой, которую только специальным ключом расстегнуть можно.    - Ээээ... Записала!    - Ещё нужно тех мастеров, что у тебя есть, одеть в официальные платья их школ, и моё платье хранительницы откопать.    - Ага!    - Так, что ещё? Выкопайте у меня там старое писание на неолетанском, полное которое, ещё без редакций Эдоллы. И комментарии Максимильянь Буаротти по обрядам разных провинций Арнелет.... Всё вроде! Буду через тридцать минут!    Я вывела лайнер на высокий полёт. Блин, что я задумала!? Сумасшествие! Как, в принципе, всё, что я обычно устраиваю! Получится? Вероятность процентов сорок. Как всегда, игра на неожиданность и наглость! Блеф! Только бы в этих старых книжках нашлась хоть одна веская фраза... Это было бы бомбой!       Дже:    Уже через полчаса я пришёл к выводу, что просто жажду уже услышать, наконец, фразу "Виновен! Расстрелять!". Суд был настоящим показательным позором. Никто не обсуждал, что именно произошло в квартире той нэрми, никто не спрашивал, за что я её избил и избивал ли, вообще. Одна за другой выходили разные непонятные свидетельницы и подробно рассказывали об обстоятельствах их знакомства со мной. Казалось ли им, что я агрессивен, опасен, неадекватен. Что и как я говорил, делал, воспринимал, что им там в их глупых головах, по этому поводу, померещилось. Долгий, подробный допрос. Бесконечное перемывание костей!    Через час мне показалось, что сюда решили вызвать всех, до единой, женщин, с которыми я спал! Зачем? Для чего доказывать, что я неадекватен? Если в кодексе Драконов чёрным по белому написано - за нападение на мастера - смерть!    Через четыре часа, когда, наконец, объявили перерыв, и Артемида притащила мне поесть, я уже думал, что ничего ужасней этого суда со мной в жизни никогда не происходило. Сидеть, пытаясь сохранить самообладание, и слушать, как публично трясут твоё грязное бельё - самая изощрённая пытка! Я спросил чемпионку:    - Для чего они так всё это затягивают? Зачем доказывать, что я сумасшедший?    - В городе много недовольных. Молодые воины любят тебя, много кто любит, - Артемида налила мне чай из термоса, - Поэтому нужно не просто привести статью закона, но и убедить этих недовольных, что ты действительно опасен. Осудят они тебя всё равно. Это просто игра на зрителя.    После перерыва и обвинитель, и защитник вдруг неожиданно заявили, что более не считают нужным вызывать свидетелей. Комедия подходила к концу.    Судья удалилась для принятия решения. Как будто это решение было кому-то неизвестно. Сколько лжи!    - Суд принял решение признать Роджера Об Хайя виновным и приговорить к казни через расстрел!    Я сам поразился тому, как легко воспринял эту фразу. Она казалась мне освобождением. Ещё немного, и мой позор будет смыт.    Смыт...    Тут я с ужасом начал замечать, что количество неолетанок в зале после перерыва резко увеличилось. Два десятка высоких, явно, неолетанских фигур в длинных чёрных плащах возвышались в разных концах зала. К чему бы это? Ответ пришёл почти мгновенно, когда во втором ряду, прямо за обвинителем, я заметил появившуюся в таком же чёрном плаще Нандрель.    Она подмигнула мне. Юбля! На шоу прибыла Морена! Зачем? Хочет посмотреть, как в меня пулю пустят? Или вытащить с фанфарами в последний момент?    Почему-то ничего хорошего от хранительницы я не ждал. Ситуация с самого начала была безнадёжна. А сейчас и приговор уже объявлен. Да и методы Морены имели особенность обливать меня таким слоем позора, что лучше бы она не приходила       Глава 16    Дже:    - Встать! Суд удаляется!    В этот момент по периметру зала выступили женщины-нэрми со взведённым оружием.    - Всем оставаться на местах! Не двигайтесь, и никто не пострадает!    Широкие двери распахнулись, впуская в зал хранительницу Морену, собственной персоной. Войти спокойно, без всего этого фейерверка, она, конечно, не могла!    - Господа зрители, судья, уважаемая пресса, прошу не расходиться. У спектакля будет второй акт!    Она была ходячей провокацией, кроваво красная юбка распахивалась на каждом шагу, открывая стройные мускулистые ноги и бёдра, затянутые в короткие шортики. В глубокий вырез такого же красного топа свисало несколько крикливых амулетов, а длинные тёмные волосы были забраны в сложную конструкцию из мелких косичек и красных цветков. За спиной у хранительницы висел длинный изогнутый меч, что делало её внешний вид окончательно неожиданным и вероломным.    Широким шагом она поднялась на сцену.    - Правда, вы ведь ждали меня?! - она усмехнулась. А потом придала своему лицу строгости и добавила лекторским тоном, - Сегодня я решила опять вспомнить о своих обязанностях Хранительницы Истины и продолжить знакомить уважаемое общество Свободных земель с традициями малых религий. А именно, с традициями Арнелет, официально признанными государством САП ещё сто двадцать один год назад, как одной из конфессий основной религии.    Она сделала судье знак пересесть в первый ряд, и нэрми с оружием быстро препроводили туда женщину.    - Сегодня мы поговорим о правах собственности на мужчину. Тема, как сами понимаете, актуальная! Конституция САП утверждает: "Мужчина должен иметь хозяйку. Если, по какой-то причине, мужчина остался бесхозным, властям или старшим представителям общественных или религиозных организаций, в чьих владениях установлен такой факт, следует найти данному мужчине новую хозяйку".    Она улыбалась:    - Кодексы Драконов, Королей и ещё около сотни объединений воинов в свободных землях гласят: "Если у мужчины нет хозяйки, или её права сомнительны, любая женщина или неолетанка может объявить на него свои права, а в спорном случае отстоять их силой" Сегодня я, хранительница Истины школы Владык Ар, Морена, собираюсь заявить свои права на собственность по отношению к Роджеру Об Хайя.    На мгновение перестав дышать, я был готов провалиться сквозь пол. Ты ведь ожидал чего-то подобного, парень! Правильно, чем ещё тебя осталось унизить после всего этого, только объявить собственностью, рабом, вещью!    Морена выдержала театральную паузу:    - Если есть желающие поспорить со мной по этому поводу, пусть выйдут сюда, получат в челюсть и успокоятся. Хотя не думаю, что такие будут, потому что два часа назад в этом зале заявили, что этот мальчик свободный воин и никому не принадлежит.    Юбля! Я не раб!    - Я принадлежу только себе, и никому другому никогда принадлежать не буду!    Морена обернулась ко мне, приподняв бровь:    - Вякнешь ещё хоть слово, заклею рот пластырем! - она сделала знак, и из толпы на сцену поднялась неолетанка. Она тоже была в чёрном плаще, да ещё и в маске. Но даже по одним тонким белым косичкам я легко узнал Аурелию, ту, что похищала меня последний раз. Та, чьё мастерство повергло меня просто в первобытный ужас. Оценив, что или я заткнусь сам, или мой рот прекратит меня слушаться, я замолчал.    Морена, довольная, повернулась обратно к залу:    - Итак, мы остановились на том, что я заявила право собственности на Роджера Об Хайя. И так, как я не буду это своё право ни с кем делить, ни сейчас, ни впоследствии, я собираюсь провести ритуал, укореняющий эти мои права до максимума. Свадьбу! Неолетанскую! Настоящую неолетанскую свадьбу! Перед богами!    Морена сделала знак, и несколько неолетанок поднялись на сцену, разжигая в алтарях огонь.    - Описание этого обряда легко найти в писаниях, выпуска двухсотлетней давности. Такие есть почти в каждой крупной библиотеке САП. А также в трудах Максимильянь Буаротти Ар Танталь. Эти книги, вообще, можно найти по всей вселенной, и они переведены на большинство языков. Итак, в отличие от современной версии, традиционная неолетанская свадьба не требует обязательного присутствия представителя власти. Достаточно авторитетных деятелей религии, такими, в нашем случае, будем выступать я и приглашённые мной мастера Ар.    На край сцены вступили шестнадцать неолетанок. Под их плащами оказались ритуальные одежды зелёного и чёрного цветов.    - Проводить обряд может старший из присутствующих мастеров, а в спорном случае Хранительница. Мой случай явно спорный, так что обряд я буду проводить сама.    Морена опять сделала знак, мою клетку открыли, и Аурелия вывела меня на середину сцены.    Морена, ухмыляясь, уселась по-турецки прямо на пол:    - Раздевайся!    Я аж челюсть уронил. Мало того, что при всех объявила меня рабом... Ещё и раздеваться?! Как ещё можно поиздеваться надо мной в присутствии полутысячи народа и репортеров нескольких телеканалов?! И ведь Ритнер с Отарданом молчат!    Аурелия нагнулась, шепча мне на ухо:    - Сам справишься или помочь?    Положение было безвыходным, про себя ругая Морену последними словами, я начал раздеваться. Весь полутысячный зал и несколько камер телевидения наблюдали за этим процессом. В тишине было даже слышно, как пряжка ремня брякнула о деревянный пол сцены.    Наконец, я был абсолютно гол. Аурелия взяла меня за руку, заставляя медленно повернуться вокруг себя. Кто ещё не видел голого Роджера - любуйтесь!    Морена улыбалась:    - Я утверждаю, что на этом мужчине нет никаких знаков, кроме даккарских, а они нас, в данном случае, не интересуют. Прошу мастеров подтвердить мои слова.    Мастера, восседавшие по краю сцены, последовательно кивали, как болванчики.    Когда последняя из мастеров-болванчиков кивнула, Морена встала и продолжила свою напыщенную лекцию, в то время как Аурелия потащила меня к алтарю Цуе.    - Наши предки отличались удивительной продуманностью и рациональностью в вопросах мужчин. Сейчас, отойдя от древних обычаев, мы часто сталкиваемся с проблемой, когда факт принадлежности мужчины кому-либо сложно доказать. Сорвал медальон и можешь считать, что меток на нём не было.    Алтарь Цуе представлял собой большую медную чашу с пламенем, окружённую на расстоянии метра восьмью колоннами причудливой формы.    - Ручки вверх и в стороны - шепнула Аурелия. И принялась привязывать меня в позе распятого курёнка на алтаре    - Зачем всё это? - спросил я шёпотом.    Она нахмурилась:    - Воспитанные мальчики не задают лишних вопросов. Надеюсь, потом хранительница найдёт время и научит тебя хорошим манерам.    И она быстро отошла в сторону. К алтарю приближалась Морена:    - Метка, оставляемая непосредственно на теле, у наших прабабок называлась "Миту". Очень разумный обычай.    Морена взяла широкую кисточку и, окуная её в банку с какой-то вязкой розовой штукой, начала рисовать на моей груди и плечах символы, не переставая давать свои объяснения публике.    - И, кстати, очень красивый.    От алтаря шел жар и сладковатый запах каких-то трав. Штука, которой стерва-Морена разрисовывала меня, тоже пахла чем-то дурманящим. Голова кружилась. Если бы я не был привязан, наверное, давно потерял бы равновесие.    Она отошла к огненной чаше:    - Я, Хранительница Истины школы Владык Ар, Морена, объявляю этого мальчика, Роджера, своим мужем.    Она снова возникла передо мной и чем-то ткнула мне в грудь. От неожиданности я аж забыл, как дышать. Юбля! Она что, раскалённой головешкой меня подписать решила.    - Юбля! Морена! Мать твою!    Морена усмехнулась и заткнула мне рот поцелуем.    - Свадебные украшения у наших предков тоже существовали, но такие, которые трудно снять.    Она развернулась, держа в руках и демонстрируя публике две каких-то женских побрякушки с красными камушками. Она собирается надеть это на меня?! Ага, ещё колокольчик привяжи!    Морена аккуратно застегнула побрякушки на моих запястьях и отвязала мне руки.    - Кстати, символику цветов этих украшений мы сохранили в современных медальонах и кольцах. Зелёный - брак по расчёту, дорога власти. Синий - знак старшего мужа, почтение. Красный - символ огненной любви. Выбранные мной камушки говорят о сумасшедшей страсти, о том, что я желаю обладать этим мужчиной до неразумности и, кажется, сверну шею любому, кто попробует у меня его отобрать. Мамины гены, наверное, говорят.    Она, ухмыляясь, оглядела зал.       Марика:    Когда мы прибыли в Костры у суда был перерыв. Арсе, радостная, выскочила мне навстречу.    - Наконец-то! Я уже начала бояться, что кто-нибудь сообразит, что мы сидим в мозгах обвинителя и защитника. А они нэрми! Правда ведь, ты придумала изящный выход?    - Придумала! Сейчас Нандрель всех посвятит в их роли.    Вообще, сказать, что я нашла изящный выход спасения чертёнка, было бы не совсем верным. У меня был план действий. Как всегда: наполовину враньё, наполовину блеф. Зрелищное начало, а там по ситуации.    К сожалению, единственная фраза из нужных мне, которую я нашла в признанном нэрми писании, была о том, что женатый мужчина и его хозяйка не могут нести ответственность за поступки, совершенные им до свадьбы. Эту ответственность должна нести мать или прошлая хозяйка мужчины. Всё остальное в моем спектакле было фантазией на тему. Не то, чтобы я всё совсем придумала. Часть когда-то мне рассказывала Морок. Часть была из малоизвестных книг и статей, которые я когда-то читала. Часть мои собственные дополнения для усиления эффекта. Зрелище ожидалось яркое.       Как и планировалось, я вошла в зал через секунду после объявления приговора. Моя временная армия захватила зал. Плюс пара Хинти незаметно прижали волю группе даккарцев, чтобы те молчали.    - Здравствуйте, дорогие! У спектакля будет ещё один акт!    Ставка была, в первую очередь, на то, что расстреливать Роджера, по сути, всем было не выгодно. За дверями толпы девочек-нэрми и молоденьких неолетанок, требующих сохранить мальчику жизнь. А лучше, отдать его им. За это недолгое время Роджер стал любимцем и имел много фанаток, причём не только в Кострах и на Острове богов. Не у каждого актёра или порнозвезды такая армия поклонниц.    В то же время сделать чертёнку поблажку Ника тоже не могла, потому что пыталась защитить весь Даккар.    Я собиралась предложить в их глазах альтернативное наказание. Ритнеру, скорее всего, не понравится. А вот Ника должна оценить. Девочки останутся довольны, - их любимый мальчик жив. И в тоже время вроде как сурово наказан. То, что брак со мной, а я собиралась сегодня изобразить именно это, является для Роджера наказанием, нужно было подчеркнуть отдельно, в очень доступной форме.    - Вякнешь ещё хоть слово, заклею рот пластырем!    Кроме того, помогать мне и таскать чертёнка по сцене я выбрала Аурелию. Во-первых, он её боится так, что это читается на его лице невооружённым глазом. Во-вторых, юное дарование за это время всё-таки успела пройти испытания на мастера и сегодня носила в волосах два маленьких тонких кинжала, парадный символ Суани. Учитывая, что остальную мою свиту составляли зелёные платья Хинти и чёрные мантии Дотси, те, кто разбирается, могли просто вжиматься в стенки от страха. Самые опасные школы Ар в комплекте!    Я зрелищно разрисовала чертёнка иероглифами повиновения, густым настоем розовой туманки, и отпечатала на груди Миту.    - Юбля! Морена! Мать твою!    Потом защёлкнула на запястьях браслеты.    - Кстати, символику цветов этих украшений мы сохранили в современных медальонах и кольцах. Зелёный - брак по расчёту, дорога власти. Синий - знак старшего мужа, почтение. Красный - символ огненной любви. Выбранные мной камушки говорят о сумасшедшей страсти, о том, что я желаю обладать этим мужчиной до неразумности и, кажется, сверну шею любому, кто попробует его у меня отобрать. Мамины гены, наверное, говорят!    Эта фраза рассчитывалась на Стрелу, нахмурено застывшую в углу зала. Чтобы даже не думала в это соваться! Воевать лично со мной, в открытую, она никогда не решалась. А ещё это была фраза для Ники, ну, должно же быть в ней что-нибудь от неолетанки и матери, не станет же она забирать первого и единственного за пятьдесят лет мужчину, которого я пожелала в мужья. И пожелала не из расчёта, а просто потому, что люблю! Ну, хотя бы для того, чтобы её Алина дома не убила.    Конечно, сама я не верила, что люблю Роджера настолько, чтобы жить с ним семьёй. Но, во-первых, я была готова прикинуться кем угодно, чтобы сохранить этому мальчику жизнь. Во-вторых, думаю, Роджер и сам для семьи особо не годится. Так что шеренга детишек, чопорные балы, заговоры против меня с моими же женщинами, сходки теневой лиги и показательные общесемейные обеды, думаю, мне не угрожают. А Роджер, в качестве постоянного любовника, меня очень даже устраивал.    - И последнее. Наши предки считали, что женитьба мужчины, это тот рубеж, с которого начинается его новая жизнь. Новое имя, новый статус. И никакие грехи прошлого более не висят на нём. Аналогичное есть в кодексах всех крупных объединений Свободных земель и в конституции САП: "Женатый мужчина и его хозяйка не могут нести ответственность за поступки, совершенные им до свадьбы".    Я сделала паузу, улыбаясь, как можно спокойней. Ну, вот он, час истины! Прокатило или нет? Я прижала полупьяного от туманки Роджера к себе спиной, обнимая за плечи.    - На этом мой экскурс в традиции Арнелет можно считать завершённым. Меч Драконов и опора величия богов, Ника, поздравь меня.    Ника выдержала паузу, потом улыбнулась и зааплодировала:    - Браво! Красивый обряд! Ты воспользовалась тем, что договор с Даккаром подписан только вчера, и никакие поправки в кодексы ещё не внесены! Что ж, я послушна собственным правилам и уважаю ритуалы богов. Роджера Об Хайя больше не существует! А к Роджеру Ар Армариакка Даниэлла Энастения Драконы претензий не имеют.    Я вздохнула с облегчением.    - Но! - продолжал чеканить голос Ники, - если ты забудешь зарегистрировать этот брак у официальных властей, или у кого-нибудь возникнут основания подозревать, что он фиктивный, я отберу у тебя этого мальчишку и расстреляю!    Ну, должна же она была показать силу! Я изобразила сладкую улыбку:    - Спасибо, меч Драконов! - я обвела глазами зал. - Этот брак будет зарегистрирован в официальном порядке, в САП, сегодня. И все желающие меня поздравить приглашаются на Селену, в Краско, во "Дворец Первой Звезды" через пять часов.    На этом я подхватила Роджера на руки и лёгким шагом с ощущением удавшейся авантюры покинула зал суда.       Дже:    Ника, ухмыляясь, хлопала в ладоши:    - Роджера Об Хайя больше не существует! А к Роджеру Ар Армариакка Драконы претензий не имеют!    В голове у меня был толстый слой тумана. Я пытался сосредоточиться, что-то сказать, понять, в конце концов, почему молчат Ритнер и Отардан. Слова не вязались. Мысли тоже.    Морена вынесла меня из зала суда на руках, как малого ребёнка. Нандрель смеялась:    - Ты была неподражаема!    Лайнер взмыл в высокий полёт.    Я был готов к тому, что сегодня меня убьют. Но я не был готов к тому, что меня вычеркнут из жизни, объявив вещью!    Меня доставят на Селену, как барана. Я даже на ногах держаться не могу, не то что сопротивляться.    Но самым болезненным было то, что ни один воин Даккара даже не попытался остановить это. Никто не сказал ни слова. Ритнер сидел и улыбался, внимательно слушая Нику. Отардан хмурился и молчал. Архартер... даже он, Архо, брат, больше всего чувствовавший мой позор... Да он должен был одним рывком сдёрнуть пускатель и пристрелить меня на месте! Наплевать на всю политику, но не дать так запятнать честь рода! Убить, но не отдать меня в рабство. Нет! Все хранили политический нейтралитет!    Морена, довольная, гладила меня по щекам и что-то говорила. И хотя я понимал её слова, суть их в моём сознании не отфильтровывалась, слишком густой туман и отчаянная безысходность наводнили разум.       Марика:    Лайнер шустро скользил над городками и одинокими домиками. Роджер спокойно лежал на моих коленях. Туманка, кажется, подействовала на него чересчур сильно: он был глубоко подавлен и разочарован. Не то, чтобы неожиданность. Я же уже знаю, что даккарцы немного по-другому переносят наркотики Арнелет. Как только доберёмся до дома, надо отпоить его антидотом.    Сегодня я впервые за последние семьдесят лет была благодарна матери. С тех пор как я уехала учиться Ар, это было первое хорошее, что она решила сделать для меня. Хотя я, конечно, не так наивна и понимаю, что Никой больше руководили политические причины, ну, в крайнем случае, желания Алины... но настроение всё равно было светлое, и хотелось улыбаться.    Я тихонько гладила по щеке Роджера. Моего чертёнка Роджера! Вряд ли он понял, но полным именем теперь его будут именовать все, и в любом случае. У мужчин Арнелет одно имя. И на церемонии я назвала его Роджером, а не домашним Дже.    - Теперь всё точно будет хорошо. Самое страшное мы уже отыграли. И зритель аплодировал! - я рассмеялась, - признаться, это намного больше, чем я ожидала. Теперь остался ещё один маленький спектакль. Официальная свадьба САП. Это уже намного проще и предсказуемей. Самое главное, тебе никого там не убить! Там просто соберётся куча важных шишек, чтобы ещё раз сказать мне, что я сама дурная неолетанка из всего рода Арнелет.       Глава 17       Марика:    Я сильно забеспокоилась, наблюдая за Роджером, пока мы летели. Состояние у него было жуткое: депрессия, отчаянье, даже, кажется, нежелание жить. Блин! Никогда больше не буду использовать на нём травки этой группы!    Как только мы добрались до цивилизации, ещё в зале пограничного контроля на Селену, я нашла аптечку и вколола чертёнку антидот с антидепрессантом.       На границе нас встретила Димуана.    - Как там дела у Мидеи?    - Ну, если откинуть всю брань по поводу того, что ей приходится столь важное событие твоей жизни организовывать за несчастные восемь часов, то всё хорошо.    - Я была уверенна, что она способна творить и не такие чудеса!    Несмотря на некоторую язвительность, общий вид у Димуаны был очень торжественный. Вся такая радостная, праздничная.    Я подумывала уже начинать возмущаться, что пограничные службы так медленно сегодня работают, нас до сих пор никто не спешил регистрировать, когда заметила, что женщина-регистратор стоит неподалёку от нас и просто не решается подойти. Я поманила её рукой. Она натянуто улыбнулась и, стараясь не подходить к нам особо близко, протянула планшет для снятия отпечатков пальцев.    - Ами Армариакка, чтобы оформить документы на вашего нового мужа, нужно вот...    До меня медленно дошло, что женщина просто боится Роджера. Весь САП видел его с мечами в руках на кольце власти, потом в дурмане амосы готового порвать цепи и убить своих мучительниц, потом суд и яркие кадры того кровавого нападения, в котором его обвиняли, а сегодня опять же все уже видели мою зрелищную свадьбу.    Я улыбнулась женщине-регистратору:    - Не бойтесь, у меня в руках он не опасен.    Сглотнув, она подошла чуть ближе, правильно располагая планшет на столе.    - Сначала расположите правую руку, а после того, как загорится зелёный индикатор, левую.    Я, смеясь, огляделась. Все сотрудники пограничной службы, казалось, замерли, косясь на нас с Роджером.    Я расположила ладошку чертёнка на планшете. Женщина кивнула и начала заполнять анкету:    - Домашнее имя?    - Роджер.    - Дата рождения.    - Ээээ...    Кажется, я очень немного знаю о своём новом муже.    - Подожди-ка! - Нандрель вытащила свой коммуникатор, - У меня тут где-то его личное дело из даккарских закромов было.    Она подсела к регистратору, диктуя все необходимые данные. На всё это ушло ещё минут десять. Потом служащая опять опасливо подошла ближе.    - Ами Армариакка, по правилам нужно сделать фотографию. Это не в документы, просто на случай возникновения споров...       Роджер (Дже):    Мне что-то вкололи, и туман в голове постепенно стал рассеиваться. А вместе с этим появился жуткий пофигизм, и хотелось глупо улыбаться. Я некоторое время наблюдал, как какая-то нэрми в форме трусливо пристраивается напротив меня с фотоаппаратом.    - Гав!    Нэрми отпрыгнула, выронив фотоаппарат. И, вылупившись на меня испуганными глазами, вжалась в стену.    Морена рассмеялась:    - Слава богам! Ты очнулся! Ну что, дорогая, вы закончили с нашей регистрацией?    Женщина судорожно закивала.    Морена снова подхватила меня на руки:    - Я умею ходить сам!    - Радость моя, ты босой, и на ногах ещё держишься плохо. Да мне и нетрудно тебя носить.    Я попытался сосредоточиться на своей одежде. Хи! Я голый, босой и как ребёнок завёрнут в покрывало. Морена с участливым выражением на лице гладила меня по макушке и поправляла покрывальце:    - Как ты себя чувствуешь?    - Как парень, которого долго полоскали в толчке.    - Ну, юмор - это уже хороший показатель. Сколько пальцев?    Изображение в глазах сильно двоилось и расплывалось:    - Вижу шесть! Хи! Но думаю, что это многовато!    - Ну, видишь пока плохо, зато голова уже работает.       Открытый лайнер, приборная панель, нашпигованная как у дорогущей космической яхты, город из стекла и камня, пафосные металлические ворота, длинная белая каменная лестница в дорогой особняк. Морена склонилась, заглядывая мне в глаза:    - Через четыре часа нас ждёт публика. Сейчас попробуем умыться и одеться. Кушать хочешь?       Марика:    После антидепрессанта Роджер, явно, начал приходить в себя и даже шутить. Я с облегчением вздохнула. Он хорохорился, требовал не таскать его на руках. Съел пару бутербродов. А когда я вынесла его из душа и, уложив на кровать, пошла за одеждой, уснул буквально в считанные минуты.    Я просто стояла, любуясь. Он улыбался во сне. Взглянула на часы. Пусть спит! Если он от амосы за три часа отходит, пара часов могут полностью снять этот ненормальный эффект от туманки.    Думать не хотелось. Хотелось улыбаться. Пьянящая эйфория от удавшегося блефа и шаткой игры. Я вернулась в зал к своим помощницам. Рядом с Димуаной топтался мужчина, с волосами ярко синего цвета и чемоданчиком с явно парикмахерским инструментом. Помощница удивлённо глянула на меня:    - А где наш молодожён? У меня всё готово наводить марафет!    - Спит. По-моему, туманка дала на нём какой-то не тот эффект. Пусть. Успеем.    Нандрель вытянулась в кресле, потягивая коктейль:    - Думаю, дело не только в туманке. Его же к смерти сегодня приговорили. Неслабенькое, я тебе скажу, потрясение. Поспать - это хорошо.    Димуана отослала парикмахера:    - Хорошо, чем займёмся пока?    Я тоже плюхнулась в кресло:    - Посмотрим, что там о нас говорят центральные каналы?       Центральные каналы о нас ГОВОРИЛИ! Много всего и разного.    "Неожиданно закончился сегодня в Кострах суд над даккарцем Роджером Об Хайя, обвиняемом в нападении на мастера Морриган. Сразу же после оглашения приговора в зал суда ворвался крупный вооружённый отряд, во главе со скандально известной хранительницей Мореной. Пользуясь невнесёнными пока поправками в кодексы основных объединений, Морена объявила Роджера Об Хайя своей собственностью и провела старый неолетанский обряд свадьбы с ним".    "Мастер Сехмет заявила для прессы, что Драконы не имеют претензий к хранительнице Морене по поводу Роджера Об Хайя".    Нандрель усмехнулась:    - За главную в штабе драконов отдувается Сехмет. Полагаю, Ника уже едет к нам.    Димуана подмигнула:    - Ничего, произнесёт поздравительную речь, а потом нальём ей бокал лёгонькой амосы и дадим пару парней для снятия напряжения. Даниэлла Энастения лёгкий гость. Вот заткнуть язву Перлиаду будет значительно сложней.    "Официальный Даккар пока воздерживается от комментариев".    - Ещё бы они что-то сказали сейчас прессе. Пришлось бы объяснять, почему они молчали в зале. Поведать широкой публике, что Арсе сидела у них в мозгах! А эти упрямцы до сих пор не хотят честно признать, что легко поддаются влиянию Ар.    Меня окружают авантюристки и хулиганки! Впрочем, ничего неожиданного ни один канал СМИ нам не поведал. Все очень дисциплинированно, в разной тональности, вещали лишь то, что я, собственно, и хотела донести до общественности.       Роджер(Дже):    Я проснулся в большой светлой комнате, на просто невероятных размеров кровати. Тонкая ткань заслоняла окна, почти не препятствуя яркому дневному свету. На улице чирикали какие-то птицы, и слышался шум листвы...    Сознание было ясным и чистым. Я понимал, что нахожусь где-то в доме Морены. Что меня официально объявили рабом. Даже отпечатки пальцев сняли и бумаги выписали. Я скосил взгляд на свою грудь. Дикарка! Клеймить меня калёным железом! На груди чётко читался непонятный иероглиф. Убью!    Я обессилено сел на кровати. В том, что в прямом бою Морену мне не победить, я не сомневался. А хитрить - ниже чести даккарца. Только какая у меня теперь честь?! Какая честь у раба?! Почему Архо не помог мне там, в зале, почему не пристрелил?! ...Кроме того, Морена бессмертна...    Рыкнув сам на себя, я встал. Не думаю, что у меня много времени. Но, чтобы покончить с этим позором, хватит и десяти минут. Просто убить себя! Я уже смирился с тем, что умру сегодня. Ничем другим такой позор не смыть! Надо только найти, чем. Своего оружия у меня давно нет. Придётся искать оружие у Морены. Я огляделся. В этой комнате ничего такого не было. Я проверил коридор, за ним оказалась ещё одна комната, потом зал с картами и картинами. За ним, неслышно отворив широкие густо украшенные орнаментом двери, я нашёл библиотеку. Есть! На стене, в большой стеклянной витрине, красовалось оружие. Хорошее оружие, видно профессиональную заточку и качественную сталь. Я подхватил небольшой столик и разбил витрину. Из зала раздался женский визг. Молодая женщина в тонком розовом платье кричала, вылупив на меня испуганные глаза:    - Вот, дура!    Я осторожно вытащил осколки и, раскручивая крепления, отцепил небольшой меч, чуть длиннее традиционного даккарского. Потрогал лезвие. Не даккарская работа, но хорошая. И конец хорошо заострён... Только надо, чтобы наверняка. Трус! Чего ты тянешь?!    В комнату с размаху влетели Морена, Нандрель и ещё какая-то неолетанка.    - Чёрт! Роджер, брось оружие! Нандрель, Димуана, оставьте нас! И Фику захватите.    Я сделал шаг назад, поудобнее перехватив меч. Одно сильное движение...    - Оставь меня одного! Я не собирался трогать эту женщину.    - Оставить?! Ага, чтобы через полчаса найти здесь твой труп?! Может, я не особо читаю души, чертёнок, но отличить взгляд человека, решившегося на самоубийство, могу!    - Это моё дело! Тот слой позора, которым я покрыт, смывается только кровью!    - Тот позор, о котором ты говоришь, от твоей смерти никуда не денется! Ты в центре событий. Так получилось, что эти события закрутили именно тебя. Не было бы тебя, они бы так же закрутили другого сына Даккара. Я всё равно тогда бы привезла на бой в Чашу самого симпатичного чемпиона. И он всё равно бы проиграл. И всё равно бы все СМИ трепали бы его имя вдоль и поперёк. Только ему, скорее всего, не удалось бы подставить меня и вывести из игры. Возможно даже, у него не хватило бы сил пережить всё это и остаться гордым, как ты. И Свободные земли смеялись бы ещё над хрупкостью Даккара. Возможно, даккарцы и воспринимают самоубийство очищением, но жители этих земель считают его трусостью. Убьешь себя сейчас и дашь им возможность ещё и посмеяться!    Я опустил оружие. Из глаз текли слёзы. Слабак! Расплакался, как ребёнок!    - Но быть твоим рабом позор не меньший!    - Чушь! Ты не раб мне! Я назвала тебя мужем, а не рабом! Понимаю, что на даккарский, может, это и переводится как-то похоже, но на местных языках это очень разные понятия. Я назвала тебя своим человеком, в смысле, человеком из моей команды. Семья, в нашем понимании, - это самая крепкая команда. Неолетанки способны предать друзей, сестёр, мать, взрослых детей, но неспособны предать тех, кого называют своей семьёй. Единственное, что может заставить неолетанку обнажить меч, это угроза её семье. И в первую очередь эта семья состоит из мужчин, названных ею мужьями.    Я кулаком утирал глаза. Юбля! Что-то прорвалось во мне. Как будто не выдержало давления всего, что накопилось... Морена стиснула меня, обнимая, без усилий забирая оружие.    - Роджер, мне более ста лет. Полсотни из них я имею право завести семью. Но ты первый мужчина, кого я согласна принять в свою команду. Да, я командую. Но ты достойный помощник. Я бы никогда не сделала этого без твоего согласия. Я была согласна ждать твоего согласия столько, сколько нужно. Но, прости, я не могла допустить, чтобы тебя расстреляли!    - Почему мне кажется, что ты просто опять ловко вывернула истину.    - Перестань уже подозревать меня во вранье. Я уже не играю против тебя. Всё! Мы уже играем заодно.    Я тщетно старался взять себя в руки:    - И за что мы играем?    - Помнится, я обещала что, если ты поедешь со мной, выступить в защиту Даккара. Конечно, авторитет мой сейчас сомнителен, но я, по мере сил, собираюсь выполнить своё обещание.    - Твои оговорки сразу наводят на мысль, что сил у тебя вдруг может оказаться очень мало.    - Я сделаю всё, что смогу, и ты будешь принимать в этом самое непосредственное участие. Так что, могла я сделать что-то или нет, сможешь судить из первых рук. Я не собираюсь ничего от тебя скрывать. Вся информация, которой я обладаю, для тебя будет доступна. Традиции Арнелет разрешают мужчине вникать в любые вопросы, связанные с его ами, и присутствовать в любом месте, где она находится, кроме отношений с другими мужчинами.    - Морена, если ты меня опять обманешь...    - Роджер, всё, заканчиваем паранойю! Ты учишься доверять мне. Я тоже, между прочим, рискую многим, но между тем собираюсь полностью доверять тебе. И ещё! Мы уже как-то договаривались, что для тебя меня, при любых обстоятельствах, зовут Марика.    Мне, наконец, удалось как-то успокоиться. Чёрт, второй раз у неё на руках сопли развожу. Глупо, конечно, спрашивать себя, за что мне всё это. Но порой эта мысль просто грызёт мозг. Чем я так провинился перед богами?    - И что теперь? Ещё одна публичная церемония моего позора?    - Ну, столь пафосно я бы этот приём не назвала. Приятным он, конечно, будет вряд ли. Но никаких ритуалов там уже не будет. Просто интриги и игра на публику и прессу.    - И что я там должен делать?    - Лучше, если ничего. Мы просто оденем тебя прилично по местным меркам. И твоей главной задачей будет просто никого не бить. Просто присутствовать и внимательно слушать.    - Прилично!? В рабских тряпках с размалёванной рожей?! - я представил себя с тряпкой на лице, размалёванными глазами и губами, и с новой силой возжелал сдохнуть прямо на месте.    - Так! Я помню твоё отношение к местной моде. Во-первых, "тряпку на лице", эта штука называется Сшафа, ты носить не будешь. На планете, где я родилась и выросла, мужчины не закрывали лиц, и я имею право перенести этот обычай в свою семью. Натянуто, конечно, но букве писания не противоречит. Во-вторых, я понимаю, что тебе не нравится косметика, но её не обязательно должно быть много. Да и заплаканные глаза, по-моему, смотрятся хуже. А под подводкой этого не будет видно.    Она взяла меня за плечи, выводя из библиотеки:    - Пошли. Я, знаешь ли, по жизни занимаюсь политикой. А это значит, что ты теперь тоже, однозначно, занимаешься ею. А в политике такие мелочи, как внешний вид и суждение прессы, имеют очень большое значение. Так что сейчас мы сделаем всё так, чтобы никто не смог подкопаться. Мы их всех уделаем!       Глава 18       Марика:    На дикий визг Фики мы выскочили все втроём. Блин! У меня аж сердце в пятки ушло. Роджер, в чём был. То есть в полотенце на бёдрах и браслетах на руках. Снимает короткий меч из моей коллекции оружия королей династии Аливца. А в глазах такая чернота... Как чёрные глаза могут стать ещё черней?! Сколько ненависти, боли, отчаянья. Срочно что-нибудь придумать! Уговорить?!    -...Возможно, даккарцы и воспринимают самоубийство очищением, но жители этих земель считают его трусостью. Убьешь себя сейчас и дашь им возможность ещё и посмеяться! ...Ты не раб мне! Ты человек из моей команды!    Чертёнка прорвало. Из чёрных глаз градом покатились слёзы. Бедненький, сколько боли в тебе накопилось!    Блин! Читала же я отчёты маньячки Урсуданы: хрупкие и склонные к суициду. Я с ума сойду, если он убьет себя. Сегодня же договориться о приёме в центре дистанации. Никакие деньги не измерят ценности его жизни для меня. Ну, чем тебя успокоить? Что ты сочтешь достаточно ценным, чтобы это перевесило твой "позор"?    - ...Я обещала, что если ты поедешь со мной, выступить в защиту Даккара. Я собираюсь выполнить своё обещание. ...Сейчас мы тебя прилично оденем, и ты просто поприсутствуешь на приёме.    У меня было время подумать над словами Роджера, насчёт сшафы, косметики и внимания прессы. Было время найти некоторые выходы. У некоторых народов Арнелет сшафа не была обязательным элементом мужской одежды. Например, мужчины Суани никогда не закрывали лица. И в этом текст писания звучал чётко: "Ами, на чьей родине мужчины не закрывали лица, может велеть своим мужьям поступать так же". Если исходить из формальной буквы закона, я родилась и выросла на Визионе. Так как это, вообще, про-республиканская планета, то, естественно, лица там никто не прятал. С косметикой было сложней: красиво подведенные глаза у мужчин мне всегда нравились.       Роджер скептически осматривал себя в зеркало. Красавец! Тяжёлые военные ботинки, чёрные штаны, плотно обтягивающие бёдра, лёгкая красная рубашка, распахнутая почти до пояса. Волосы подровняли и немного удлинили, чтобы слегка прикрывали ушки. Глазки легко подвели одной тонкой чёрточкой. Портрет демона-искусителя!    - Я похож на раба из борделя.    - Ты похож на взрослого мужчину, смелого и уверенного в себе. А ещё понимающего, что он дерётся на стороне более сильного противника.    - Твои откровенные шортики тоже символизируют сторону сильного противника?    Я рассмеялась. Платье, в которое я переоделась, имело лёгкую прозрачную юбку с множеством крупных вышитых цветов. Естественно, под такую юбку полагались шортики такого же красного цвета, в тон платью. Декольте тоже было в дымке Алышей. Это символ школы Владык Ар, и я собиралась напомнить о своём положении. Зато волосы я распустила, закрутив в крупные кудри.    - В моём случае, шортики символизируют, что я не особо зависима от чужого мнения и порой плевать хотела, что они обо мне думают.    - Для этого обязательно так обтягивать зад?    Я усмехнулась:    - Они ещё, и на ощупь, очень мягкие и гладкие. Потрогаешь... потом... после приёма!       Лайнер влетел на лужайку перед банкетным залом с опозданием на пять минут. Журналисты защёлкали камерами. Я приобняла Роджера за плечи. Он вопросительно покосился на меня:    - Сможешь, назло всем, сегодня поулыбаться? Доброй улыбки не нужно. Достаточно и презрительной.    Он хмыкнул и улыбнулся. Наглой, самоуверенной такой усмешкой-полуулыбкой. Журналисты защёлкали камерами. Если кто-то в мире ещё не верил, что этот брак совершён по моей большой любви, то, глядя на такого Роджера, он легко в эту любовь поверит. Не просто любовь - огненную страсть, пожирающее желание. Если бы обучение Хинти не включало в себя способность контролировать свои сексуальные желания, я бы прямо сейчас и здесь накрыла бы эту усмешку поцелуем и не смогла бы остановиться.       - Оказывается, если его помыть и причесать, он вполне похож на мужчину! - шепнула Перлиада, обнимая меня. И уже громче добавила:    - Но я рада, что ты нашла себе хоть кого-нибудь. В конце концов, главное в муже здоровье и любовь к женщинам. И этого, как я понимаю, в нем достаточно. А остальное ты способна исправить.    Хорошо, что мой чертёнок не замечает в её словах оскорбления. Стерва толстая! Я изобразила улыбку:    - Рада видеть тебя, Великая, и спасибо за поздравления.    Рядом со мной материализовалась Мидея:    - Женщина из государственной регистрации готова торжественно вручить тебе документы.    - Давай.          Мы прошли в зал на своё почётное место. Роджера я усадила к себе на колени: вполне допустимо для свадебного приёма. А кроме того, вряд ли он бы согласился сесть на пол.    Здесь центром внимания была парочка Ника и Энастения. Они мирно сидели друг напротив друга, как добрые подруги, и, усмехаясь, поглядывали на меня. Ника хитро прищурилась:    - Ну, я хочу увидеть официальную бумагу.    Недолгой речи представительницы государственной регистрации браков эта парочка аплодировала громче всех. Энастения молчала, улыбаясь. О наших разногласиях сегодня она как будто не помнила. А вот Ника продолжала гнуть своё. Она подсела рядышком, обнимая меня:    - А ещё я хочу, чтобы ты отдала мне эту сверхтехнологичную нашлёпку, которая, будучи на твоём теле, не позволяет тебе наделать мне внучек.    Взгляд матери был однозначный: или я исполню её желание, или она меня утопит. А, в отличие от Энастении и даже стервы Перлиады, Ника была очень последовательна в своих решениях. Выругавшись про себя, я изобразила улыбку и, отодвинув за ухом волосы, отодрала контрацептив-контроллер.    - И если случится так, что я замечу на тебе эту штуку снова, или решу проверить этого мальчика, и он не будет носить твоего семени, я аннулирую этот брак в течение семи дней.    Ника ещё раз, тепло улыбаясь, обняла меня и удалилась обратно к Энастение.    Блин! Ладно, просто надо обговорить с Роджером, чтобы был поосторожней и не наделал мне детишек, а лучше просто завтра же посадить на контрацептивы всех женщин в доме.       Мидея начала официальную программу моего поздравления. Большинство из поздравляющих были моими людьми: ами, работающие на моих предприятиях, управляющие моими рудниками, портами, службами. Видеть их было приятно. Но, по мере прибытия, вклинивались и более знатные особы. Эдолла вошла в зал, с шумом распахивая двери:    - Мои сердечные поздравления, Армариакка. Тебе давно следовало это сделать, - В глазах хранительницы чётко читалось желание порвать меня на ленточки.       Гардеона, как всегда, была спокойна и безэмоциональна:    - Поздравляю тебя, Армариакка. Брак, это всегда хорошее дело.    Роджер склонился к моему уху:    - Педик рядом с ней и есть тот всемогущий Луис?    - Тшш! Роджер, постарайся выражаться вежливей. Да, тот увешанный украшениями мужчина и есть Луис.       Роджер:    Поверил ли я заверениям Морены? В том, что моё самоубийство сочтут трусостью - да! Ежедневно читая местную прессу, я, кажется, уже немного начинал понимать их критерии чести и бесчестия. Я легко представил себе заголовок: "Хрупкая психика даккарца не выдержала...". Что мне теперь оставалось? Других выходов из этого дерьма я не видел. Оставалось довериться Морене. Юбля!    Я напялил те шмотки, что она дня меня принесла, позволил синеволосому пидорасу подстричь себя. И даже согласился с аргументом, что, чем выглядеть заплаканным, лучше тупо накрасить глаза по местной традиции. Может, я так хоть менее узнавабельным стану?!       Приём был скучный. Неолетанки приторно улыбались и поздравляли Морену. Даже Ника, всего несколько часов назад собиравшаяся меня расстрелять, обнимала её, как самого дорого человека, не выражая никаких претензий.    Периодически Морена шёпотом представляла мне гостей:    - Это Мидея, моя правая рука.    - А Нандрель кто?    - Прошу заметить, что у меня даже на теле две правых руки. Мидея помогает мне на Селене, Нандрель на Острове богов.    - Думаю, Энастению с Никой ты узнал. Нику здесь зовут Даниэллой.    - Эта толстуха - великая ами Перлиада. Та ещё стервь!    - А это нас озарила своим явлением Эдолла. Здесь она Лимуника.    - Это Гардеона...    В зале было и множество мужчин. Смешно разодетые, с тряпками на лице. Глядя на них, становилось понятно, почему неолетанки такие голодные в плане секса: они же, тут у них, все педики. Ну, какой нормальный мужик напялил бы на себя столько женских побрякушек. Сразу понятно - педик! Я с тоской посмотрел на побрякушки на собственных запястьях - снять их не получалось.    Ещё меня удивило, что двигались местные мужчинки по залу абсолютно свободно. То есть Луис, например, без вопросов оставив Гардеону улыбаться Энастение с Никой, молча двинулся куда-то по своим делам. Мальчишка, до этого сидевший на полу перед Энастенией, как бы не специально догнал его у колонны. Юбля! Как непродуманно. Эти порабощённые мужчины должны быть лучшими шпионами в этих землях.    Конфликт Даккара с Арнелет оставался нерешённым. Из того, что рассказывал мне Мартион в последние дни, следовало, что Гардеона отказала даккарцам в переговорах. А если верить Морене, убедить нужно было даже не Гардеону, а этого самого Луиса. Хмыкнув, я молча встал с Морениных коленок и отправился прогуляться по залу. Морена на это и не пикнула. Но меня почти сразу догнал какой-то толстый мужичонка, на голову ниже меня ростом:    - Си Роджер, меня зовут Арни Ар Мидея. Позволь составить тебе компанию.    Как я уже понял, Ар Мидея означало, что это мужик Мидеи, помощницы Морены в этих землях. Ха! Морена не возразила явно, но отправила за мной этого колобка.    - Я и так не заблужусь.    - Да, но ты пока очень плохо понимаешь местные реалии и можешь наделать ошибок. Я не собираюсь тебя удерживать, - он, усмехнувшись, оглядел меня, - У меня и не получится. Но объяснить некоторые тонкости могу.    Я задумался: а что, гид по этой стране пидорасов мне может понадобиться.    - Ладно.    Я огляделся. Юбля, пока разговаривал с этим колобком, Луис с приятелем куда-то улизнули.    - Кого ты ищешь?    - Луиса, белобрысый такой мужик, увешанный побрякушками. Я хотел с ним поговорить.    - Хм. Ты не можешь сам подойти к Луису Ар Гардеона. Это будет грубостью, и он точно проигнорирует тебя.    - Почему грубостью? Я просто поговорить хочу.    - Луис женат на Великой ами и, даже если не брать в расчет его взрослых дочерей, это означает, что он занимает в иерархии Арнелет одно из самых высоких мест. Ты женат лишь на ами первого круга, а кроме того, женат недавно, и у тебя нет от неё дочерей. Я не очень ориентируюсь в даккарских званиях, но представь, что какой-нибудь мелкий, совсем молодой командир свалился на голову самому главному командиру, с целью поговорить.    - Юбля! Я же о деле поговорить хочу.    - Всё равно. Если это важно, можешь написать ему. На твоё письмо он может ответить и, если сочтёт нужным, сам пригласит поговорить. Но вот так подойти и заговорить на празднике ты можешь только с теми, кто ниже тебя. Те, кто равны или выше, могут подойти сами, или ты можешь быть представлен им кем-то, равным с ними по положению. Если хочешь, я могу представить тебя мужчинам территорий, подвластным Армариакке.    - Нет уж.    - Зря. Пока ты не докажешь, что способен придерживаться традиций Арнелет, никто, из стоящих высоко, с тобой общаться не станет. А лучший способ начать это доказывать - это наладить контакт с нижестоящими.    Я огляделся, юбля, я должен общаться с этим?!    - Нет.    - Можешь просто сказать "Привет". Этого будет достаточно. Сами подойти к тебе они не могут. А так ты формально решишь этот вопрос. Не волнуйся, навязываться тебе с разговорами никто не будет. У нас работает телевиденье, и твои кровавые приключения заранее отбили эту охоту, даже у самых болтливых.    - Ты всегда такой назойливый, парень?    - А ты всегда так упрям? Что за мальчишество?! Армариакка политическая фигура, и ты обязан способствовать, а не мешать её имиджу близкой к простому народу личности. На неё и так сегодня из-за тебя все с кулаками готовы наброситься... Пошли, просто постоишь и покиваешь.    Юбля! Колобок был упрям и говорил со мной, как мастер с совсем молодым капитаном. Как я устал от всего "политического". Молча выругавшись, я двинулся за мужчиной.       Марика:    Эдолла обняла меня за плечи, нашёптывая на ухо:    - Через три дня назначено заседание Владык. У мастеров накопилось очень много вопросов по оправданности твоих действий и заявлений. Многие всё чаще задаются вопросом, на своём ли ты месте. Может, тебе было бы более к лицу одеяние простого мастера Хинти, а не хранительницы Истины? На рассвете в "Заре", не опаздывай.    Блин! Как они все меня достали! А ведь я ещё даже не заявила о своей поддержке Даккару. Когда заявлю, совсем в чёрные списки попаду. Надо всё обдумать заранее.       Краем глаза я следила за Роджером. Он умудрился попасть в крепкие лапки Арни и теперь с кислым выражением лица знакомился со всей теневой лигой моего региона.    Я залюбовалась. С какой кошачьей грацией он двигался по залу. Крупный хищный зверь среди хомяков и кроликов! Скучающая сила самой стихии...    Я взглянула на часы. На этом празднике "Кто больше гадостей нашепчет Армариакке" я уже полтора часа! Вполне достаточно! В конце концов, мне сегодня ещё полагается сладкое. Про себя облизнувшись, я опять нашла глазами Роджера.    - Мидея, я ухожу.    Она взглянула на часы:    - Мне поговорить с прессой за тебя?    - Да. Сегодня мне не до них.    - Хорошо. Кстати, Дистанерский центр согласился принять тебя завтра в пять утра.    - Пять утра?!    - Ну, ты просила срочно. А у них график расписан на полтора месяца вперёд. Обычно, понимаешь ли, люди не идут на такие расходы внезапно. Только из уважения к тебе они нашли это время.    - Ясно. Пять утра так пять утра.       Роджер:    Из дурной затеи знакомства с местными мужиками меня вырвала Морена.    - Мы уходим!    Я был рад. Смотреть, ещё хотя бы пять минут на эти испуганные рожи, не было никаких сил.       Мы неслись в закрытом лайнере по узким зелёным улочкам.    - Я хочу позвонить своим, - спокойно обдумав всё, я решил, что самым лучшим будет посоветоваться с Анжеем. То, что говорит Морена, может быть ложью. А генерал нормально изложит мне на это позицию Даккара.    Морена, абсолютно не слушая меня, самозабвенно целовала мне грудь, распахнув рубашку.    - Морена, Юбля! Я хочу позвонить своим, на Остров богов.    - Рррр! Я уже предупреждала тебя не называть меня именем Мевы!    Лайнер вывернул на площадку перед большим домом и остановился. Она подхватила меня. Я с силой лягнул её в бок:    - У тебя такое множество имён, что чёрт ногу сломит! Поставь меня на ноги!    Что за дурная привычка таскать меня, как щенка! Я попытался вывернуться.    Выругавшись, но не выпустив меня, она занесла меня на второй этаж и плюхнула на кровать:    - Ты чертовски заводишь меня сегодня. И сейчас я хочу секса. Потом можешь звонить кому хочешь.    - А я хоч... - рот мне заткнули поцелуем. Юбля!    Хотя разницы, поговорить с Анжеем сейчас или через несколько часов, не было. И, подумав, я плюнул. Тем более что уговаривала на секс Морена очень профессионально. Не каждая шлюха так умеет.    Она оторвала губы от моего паха:    - Так как меня зовут?    - Марика. Юбля, не останавливайся!    Она хитро улыбнулась и, пробирая до пяток, лизнула меня там шершавым языком.    - Морена - это личное звание. Армариакка - можно сказать, личный статус. А зовут меня Марика.    И она с хитрой улыбкой продолжила лизать меня, потряхивая взлохмаченными волосами.    Ага! Рысь хитроухая тебя зовут! Ой, юбля... очень умелая и настойчивая рысь!       Глава 19       Марика:    Спала я ужасно. Всю ночь мне снилось, что я не успела. Что суд закончился, и Ника убила Роджера в ту же минуту одним выстрелом в голову. Или что Даккарцы, каким-то образом, не подчинились давлению Ар и в ярости застрелили Роджера, прямо привязанным к алтарю Цуе. Или что, выбежав на тот самый крик Фики, я опоздала, и Роджер уже умело перерезал себе горло...    Разбудила меня нервная песенка будильника в ухе. Роджер спал, отодвинувшись от меня на другой край кровати, да ещё и стянув и запинав себе в ноги оба одеяла.    Я хорошо понимала, что, скорее всего, он будет против дистанации . Вчера он сильно колебался, когда решил не убивать себя. Вероятно, просто склонился к мысли, что с этим всегда успеет. Я собиралась это право у него забрать. Нечестно! Но иногда надо быть эгоисткой.    Я тихонечко встала и, прогулявшись до своей комнаты, вернулась с очень хорошим средством от возражений из коллекции Ар. Флакончик "Дыханья спящего", поднесённый к носу чертёнка, обеспечил ему очень крепкий сон ещё часов на пять. Надеюсь, что на пять. В конце концов, нахождение Роджера в сознании совсем не требуется для Дистанации.       Роджер:    Я проснулся от яркого света в глаза. В ушах стоял какой-то шум, и по всему телу словно пробегали молнии. Я открыл глаза и с трудом сфокусировал взгляд. Ни место, ни лицо, склонившееся надо мной, опознать не удалось. Время как будто растянулось. Застыло вязким аморфным сгустком в пространстве. Я постарался успокоиться. Вчерашний день закончился в постели с Мореной-Марикой. Эта сексуально озабоченная кошка просто выжала меня. Профессионально так выжала. Мне понравилось.    Сквозь шум в ушах начал пробиваться голос:    - Это скоро пройдёт. Подожди немного, и все реакции восстановятся...    Юбля! Во что я опять вляпался?! Мысленно досчитав до ста, я снова открыл глаза. Помещение походило на больницу. Рядом со мной сидела Марика и, довольно лыбясь, наглаживала меня по макушке.    - Что случилось?    Собственный голос показался мне чужим, да и язык заплетался, как у пьяного.    - Всё хорошо. Ещё полчасика, и большинство твоих реакций восстановится.    - Я спросил, что случилось, а не когда это закончится.    - Мы с тобой в центре Дистанации. У меня появились данные, что тебя хотят убить. Я с этим не согласна! Теперь тебя убить невозможно!    Ээээ... мысль медленно пролезала в мой мозг. Что значит "Убить не возможно?" Мне говорили, что Марика сама бессмертна... Она что-то сделала со мной? Это клиника, в которой людей делают бессмертными? Юбля! Я попытался резко встать и чуть не свалился с кровати.    - Подожди немного. Я же говорю, реакции восстановятся через полчасика!    - Юбля, а спросить моего мнения по этому вопросу не полагалось?!    - Дело в том, что ты сам был в списке потенциальных убийц... - Марика натянуто улыбнулась - Не обижайся, я согласна на любые уступки, но потерять тебя я не могу!    Бред! Сумасшедшая! Я попытался успокоиться. Махать кулаками сейчас поздно, да и не получится.    - И что означает "убить невозможно?" Меня теперь не режет меч?    - Нет. Режет. И боль от ран та же самая. И все переживания и мучения смерти в полной мере получишь. Только в последний момент отправишься не в небытие, а очнёшься здесь на кушетке, абсолютно целый и невредимый. И поверь мне, второй раз испытать этого не захочешь. Мне случалось пару раз прочувствовать смерть в полной мере. Один раз меня милосердно застрелили в сердце, второй раз я несколько часов подыхала от холода и потери крови. Незабываемые ощущения!       Марика:    После Дистанации Роджер оклемался довольно быстро. Через сорок минут он уже вполне сносно шёл самостоятельно, демонстративно отвернувшись от меня. Если учесть, что сама я смогла встать, в своё время, только через три дня, - это очень быстро.    Всю дорогу до дома чертёнок молчал. Когда вошёл в приготовленные лично для него комнаты, небрежно усмехнулся:    - Как я понимаю, это моя комната?    Комнаты для Роджера я заказала отделать немного в даккарской манере. Было приятно, что он заметил это. Работы сдали только сегодня утром.    - Да. Тебе нравится?    Он, молча, окинул взглядом интерьер:    - Если это моя комната, то я, по крайней мере, имею право выставлять из неё нежелательных гостей! Исчезни! Не хочу тебя видеть!    Возражения пришлось проглотить. В конце концов, чтобы он научился чувствовать себя здесь дома, можно чем-то и пожертвовать. Поэтому я просто скорчила обиженную мину, молча покидая помещение.    Хотя дуться не стоило, он в чём-то прав, и ему надо побыть одному. Обдумать всё спокойно.    Надрывно запищал коммуникатор.    - Армариакка, у нас проблемы! Понимаю, что у тебя медовый месяц и всё такое, но, кажется, это очень важно.    Я устало вздохнула:    - И что на этот раз?    - Энастения сегодня заявила, что ты совсем двинулась крышей и собираешься поддерживать Даккар. Ты что-то говорила ей вчера?    Я даже немного ошалела. За вчерашний день мы ни разу не говорили с Энастенией. Её поздравления в мой адрес и мой ответный кивок благодарности вряд ли можно считать разговором. И, главное, я точно ни словом не обмолвилась великой насчёт Даккара. То есть или меня кто-то сдал, или бабка сама угадала мои намеренья, во что легко поверить, зная таланты Энастении. Блин! Я опять замешкалась, и меня тут же опередили и подставили!    Теперь признать желание поддержать Даккар будет признанием собственного сумасшествия и всего, что она там на меня повесила. Слово великой, да ещё и Энастении - это вам не хухры-мухры. Не признать - опять поругаться с Роджером. Второе даже фатальней. Блин!       Роджер:    Я, не раздеваясь, завалился на кровать. Юбля! Какого чёрта я, вообще, решил, что Марика способна считаться с моим мнением?! Поверил мастеру лжи! Ага, команда! На Даккаре даже у рабов есть право на самоубийство! Свободный человек свободен распоряжаться своей жизнью, в том числе и прервать её. Если это не так, он раб! Кошка драная!    Дверь скрипнула. Я повернулся, готовый обругать Марику, но обнаружил на пороге маленькую, худенькую женщину с пышными белыми кудряшками.    - Хозяин... Хотите завтракать? Я чай с пирожками принесла... с мясом.    Женщина была молодая. А ещё это была первая нормальная женщина за последние... Юбля, ощущение, что я уехал с Даккара целую вечность назад! Все эти амазонки и неолетанки, конечно, годились для секса, но на нормальных женщин походили мало. А вот это была самая нормальная. Маленькая, хрупкая и испуганная.    Я поманил её к себе:    - Поставь жрачку и иди ближе.    Да, и фигура у неё нормальная. Грудь такая маленькая, торчком, попа круглая, ножки тоненькие. Такую подмять, само по себе, кайф!    Я опрокинул женщину рядом с собой на кровать:    - Ой!    Рывком расстегнул на ней кофточку. Ага, замечательная грудь! Правильная! Женщина тихонько пискнула, когда я легонько укусил её за сосок. Пищит она тоже замечательно! И на ощупь вся такая гладенькая, беззащитная. Я задрал на блондиночке юбку и, рыкнув, порвал маленькие трусики. Юбля! Даже сам не понимал, как соскучился по нормальным женщинам.    Спешно расстегнул свои штаны. Такой девке даже делать ничего не надо, чтобы её поиметь хотелось.    Она опять лишь тихонько пискнула, когда я вошёл в неё. С такой женщиной хотелось быть аккуратным. Просто положить на спинку и аккуратно поиметь, ритмично вбивая в мягкую кровать. Такую маленькую, испуганную и попискивающую. Что очень важно! Не дающую указаний, что с ней делать в постели, и не разваливающуюся с довольной рожей кошки, обожравшейся сметаны. Ой... Юбля! Хорошо-то как!    Я отвалился на подушку, восстанавливая дыхание. Потом выудил из принесённой тарелки пирожок и надкусил:    - На специях-то экономишь?    - Что? - она уставилась на меня удивлённо.    Да, и мозгов у неё тоже, как у нормальной женщины, - отсутствуют!    - Я люблю, когда в еду кладут специи. Пища должна быть пряной и острой.    - Я не знала. Хотите, соус принесу, их туда макать можно будет?    - Тащи.       Блондиночка счастливо одёрнула юбку и исчезла за дверью, появившись через минуту с подносом маленьких тарелочек с соусами.    - Вот...    Я макнул пирожок в первый попавшийся. Рот обожгло приятным букетом пряностей:    - Вот, это я понимаю!    Женщина заулыбалась. Очень правильная женщина! Радуется, когда её жрачку едят с удовольствием. Вот таких баб приятно видеть рядом.    - Тебя зовут-то как?    - Зара, - нормальное женское имя. Короткое, чтобы язык не ломать.    Я хлопнул рядом с собой. Шустро понимая без слов, Зара счастливо присела рядом.    - Роджер... А я вам нравлюсь?    - Нравишься. Приятная девка, и готовишь хорошо.    Она немного покраснела:    - Это Эсти пирожки пекла... но я тоже умею.    - Роджер... А вы совсем детей не хотите?    - Почему? Родишь мне сына, - очень даже обрадуюсь. Родишь девку или кого ещё, тоже бить не буду.    Зара восхищённо хлопнула глазами и заулыбалась во весь рот.    - А можно... Можно, я скажу, что вы мне приказали не носить эту штуку. - Она показала какой-то браслет, типа маленького медицинского прибора, на запястье, - А то Марика собрала всех утром и велела их носить, не снимая, чтобы детей не было. Сказала, что вы детей не хотите. А я так хочу родить вам сына... А так скажу потом, что вы приказали.... а я так сильно испугалась, что и не сказала никому...    Я усмехнулся. Дурдом! Зачем мешать женщинам рожать детей? Зачем, вообще, держать женщин, если у тебя сдвиг по фазе, и ты детей не хочешь? Да, и даже если не хочешь, размер этого дома позволяет отселить их куда-нибудь в уголок, даже видеть их не будешь, пока до порога воина не вырастут.    - Терпеть не могу ложь! - Зара поникла испуганно, вжав голову, - Видишь этот кулак? - я поднёс кулак к носу женщины, - Так вот, сейчас ты снимешь эту штуку, и чтобы я впредь не слышал ни об одном извращении, мешающем тебе нормально родить. Не послушаешься или нажалуешься идиотке Марике, побью!    Зара пару раз испуганно хлопнула глазами, потом, видимо, наконец, сообразив, о чём я, расплылась в восхищённой улыбке и с визгом бросилась мне на шею.       Глава 20       Роджер:    Я уже успел осмотреть дом Марики полностью. Обнаружить кучу комнат и нескольких женщин. Нормальных таких женщин. Потом прогуляться по саду, длиной в пару километров, и наткнуться на пятиметровый забор с силовым полем. Выругаться. Познакомиться с грудастой брюнеточкой Эмани. Выяснить, что выход с территории дома возможен только через портал. Установить, что этот самый портал на моё приближение задраивается напрочь. Выругаться ещё раз. По запаху жареного мяса найти кухню. Познакомиться с ещё одной совершенно нормальной женщиной, толстушкой Эсти, которая действительно хорошо готовит. Нарыть в закромах кухни коньяк.    Даккарские боги твердили, что нельзя опускать руки, нельзя пускать события на самотёк. Сражаться или погибнуть! Но у них не было совета, что делать, если ты покрыт позором, заперт и бессмертен. Единственное, что я смог придумать - попытаться быть полезным своей Родине. Чем? Вчера была хорошая идея, зажать в углу этого Луиса и объяснить ему, что надо встретиться с генералами Даккара и поговорить. Даже это оказалось не по силам. Этот авторитетный пидор просто сбежал!    Было ещё обещание Марики выступить за Даккар. Но настолько туманное, что в такую возможность я не верил совсем. Собиралась бы действительно - объявила бы вчера на том грёбанном сборище.    Чем ещё можно быть полезным?    Я тупо валялся на кровати и лакал коньяк прямо из горла. Чудесный напиток при каждом глотке приятно обжигал горло, хоть как-то отгоняя накатывающее желание лечь и не двигаться, заснуть, забыться и попытаться не просыпаться.    Ещё можно поработать с информацией. Наверняка Марика имеет доступ к чему-то, что недоступно даже даккарским паукам и может быть полезным. Можно разыскать в этом доме её кабинет и порыться. Проблема только, как потом передать это своим. Моя попытка отправить письмо по сети успехом не увенчалась. Связь здесь как-то хитро фильтровалась. А я не большой спец по этому делу. Выйти удалось только на новостные каналы и всякие сетевые магазины. Телефоны тоже работали только на ограниченный список адресатов.    Хорошо закрытая тюрьма! Комфортабельная, но тюрьма. Как домашнего зверька, положили в клетке на подушку и дали миску со жратвой. Радуйся!    СМИ сегодня мирно перемывали кости Марике. Самой главной была новость о том, что у неё поехала крыша. Как будто она у неё когда-нибудь на месте была! Обо мне было море фотографий, на которых я сильно смахивал на раба-проститутку, и совсем мало текста. Только типа: "На официальной церемонии Роджер вёл себя на удивление тихо и культурно". Или: "Тайрес Ар Римтейка поведал журналистам, что, вопреки ожиданиям, Роджер произвёл на него вполне благоприятное впечатление. Он, может, и горяч, но вполне разумен. А это главное". Короче, местным пидорасам я понравился.    Были ещё новости про Даккар в Свободных землях. Опять позор. И теперь-то я уж точно понимаю, что это подстава от неолетанок. Раверстон Об Хайя наговорил кучу постыдной грязи журналистам, такой, которую ни один нормальный даккарец просто не мог бы сказать. И, хоть я не знаком с Раверстоном близко, понимаю, что это на сто процентов не слова даккарского воина. Сейчас, для войны с неолетанками, у Даккара не было оружия. Их нельзя было тупо перебить, не получалось договориться или откупиться... Возможно, теперь Марика будет со мной откровеннее, и из неё удастся вытащить более подробные советы о том, как договориться с этими чёртовыми Великими? А потом придумать, как связаться с Анжеем... Если он, вообще, захочет со мной разговаривать...    Наверное, под действием коньяка и тяжелых размышлений я задремал. Потому что проснулся от лёгкого ощущения пальцев, ласково скользящих по груди:    - Зара?    - Ну, вижу, с моими женщинами ты уже поладил.    На краю кровати сидела Марика. Изогнувшись, как кошка, и опершись на одну руку.    - Разве я разрешал тебе войти?    - Ты спал, разрешить было некому, - она рассмеялась, - Кроме того, я хотела позвать тебя на тренировку. Ты когда-то хотел научиться противостоять Ар. Теперь я согласна тебя поучить.    Противостоять Ар? В нынешней ситуации Даккара, умение было более чем важное.    - С чего вдруг такая щедрость?    - Ну, ты же теперь человек моей команды. У меня нет причин скрывать от тебя что-то. Мне, конечно, придётся взять с тебя слово, не учить напрямую этому никого. Давать советы по тактике и вооружений даккарцам - пожалуйста, но не объяснять почему, не раскрывать секреты техник.    - Чтобы давать советы, я должен иметь возможность разговаривать со своими.    - Угу, - Марика растянулась рядом на кровати, - я уже вызвала на завтра ребят из шифросвязи. Прямой канал с твоим генералом Анжеем сделают через пару дней. Идёшь на тренировку?    Какая-то она сегодня подозрительно спокойная и сговорчивая. Но терять мне уже нечего, будем пользоваться.    - Ты ещё обещала выступить за Даккар!    - Я помню. Завтра вечером назначена пресс-конференция. Там всё и объявлю.    - Почему не объявила вчера?    - Сначала надо было поговорить с моими людьми и всё им объяснить. А ещё нужно было договориться с новой Великой. Делать такие заявления, не открестившись от Энастении, опасно.    - Ты нашла себе новую Великую?    - Почти. Я договорилась с Растеньей завтра утром обсудить моё вступление под её защиту.    - Что тебе даёт эта защита?    - Почти ничего. Только официальную позицию в обществе Арнелет. У Растеньи даже армии нет. Она самая слабая из Великих.    - Тогда, не понимаю, зачем она тебе?    - В обществе Арнелет есть свои правила. Чтобы жить в нём, нужно иметь чёткое место в иерархии. У Даккара ведь тоже так: звания, командиры. Можно сменить отряд, но нельзя не принадлежать совсем ни к одному отряду.       Марика:    Наверное, это был самый провальный день моей карьеры. Казалось, сыпалось всё. На меня лились какие-то обвинения в безответственности, заявление о моём сумасшествии. Три из крупнейших ами в моём втором круге объявили, что уходят от меня. Журналисты чуть ли не через щели просачивались в офис с одним вопросом: действительно ли я собираюсь сделать такую глупость, открыто поддержать Даккар?    Собираюсь! Взвесив образ разъяренной общественности и напрочь разочарованного во мне Роджера, я решила, что с общественностью ещё что-то можно делать, а вот с Роджером это будет уже фатальным. Поэтому весь свой завтрашний день расписала, как шаги на эшафот. Утром Растенья, потом мои ами в Краско, потом мои мастера в Чаше, и напоследок открытая пресс-конференция.    Чувствуя себя заранее повешенной и распятой, домой я вернулась ближе к вечеру, надеясь хотя бы с Роджером как-то подзарядить свою решимость.    Дом жил своей жизнью. Сначала меня поразила Фика, весело пролетевшая мимо меня по тропинке. А я боялась, что она, вообще, запрётся в дальнем углу, в страхе столкнуться с Роджером. Потом на кухне я застала напевающую Эсти. Подкрашенную и в каком-то совсем несерьёзном платьишке.    Я стянула из тарелки кусочек мяса. И тут же бросилась запивать, - оно оказалось жутко острым.    - Мэээ!    - Ай-я-яй, Марика! Сколько раз говорю, таскать до обеда вредно. Тем более это не тебе!    - И кого ты решила так изощрённо наказать?    - Почему наказать? - Эсти надула губки, - Си Роджеру, между прочим, очень понравилось. Я ему на завтрак такой соус делала. То, что тебе не понравилось, не значит, что другим такое не по вкусу.    - Прости, Эсти, я не хотела тебя обидеть. Кстати, как он тут, Роджер?    Почему-то, именно сейчас, мне пришли на ум строчки из рапорта маньячки Урсуданы об особенностях мужчин Даккарской крови: "Мы категорически не рекомендуем даккарцев на роль мужа. Даже никогда не видевшие Даккара мальчики слишком агрессивны и жёстки для общения с женщинами и детьми". Если мне сейчас ещё скажут, что Роджер запугал весь дом, и они готовы на что угодно, лишь бы он куда-нибудь отсюда делся, я, честное слово, расплачусь. Сил справляться ещё хоть с чем-нибудь, у меня сегодня не осталось.    - Роджер? - Эсти немного улыбнулась и почему-то покраснела, - Хорошо. Погулял, дом посмотрел, покушал хорошо. Потом забрал у меня две бутылки коньяка и ушёл к себе. Спит, наверное.    Ну, хоть с этим всё хорошо! Неизвестно как, но чертёнку удалось очаровать даже жутко строгую Эсти. И слава богам!    Бегом поднявшись по лестнице, я заглянула в спальню мужа, слово-то какое. Он, действительно, спал. Прямо в пыльных штанах и ботинках. На тумбочке стоял недопитый коньяк. Потреблявшийся, видимо, прямо из горла.    Я присела на край кровати. Чертёнок ровно посапывал, чему-то хмурясь в своём сне. Подложив под щёку сжатые кулаки и поджав коленки. Такой трогательный, и в то же время такой решительный. Готовый драться до конца, драться, пока есть силы, и продолжать драться, когда сил уже не будет. Да, разочаровать его, я не смогу!    Я тихонько коснулась пальчиком его груди, почти на грани касания, рисуя дорожку вниз, потом вверх. Было чудом, само по себе, касаться его. Чувствовать рядом, в своём доме... Может, это подарок богов? Если бы не этот дурацкий суд, я никогда бы не решилась назвать его своим мужем, а он никогда бы не согласился переехать ко мне. Пальцы продолжали скользить по серой коже... Вдруг Роджер потянулся и, не открывая глаз, заулыбался:    - Зара!    Я рассмеялась. Да, с моими женщинами он поладил! Интересно как?    Роджер открыл глаза и нахмурился:    - Разве я разрешал тебе войти?    Ну вот, а на меня ещё злится! И чем мне его умаслить?    - Ты когда-то хотел научиться противостоять Ар. Теперь я согласна тебя поучить.    Я согласна, что угодно рассказать. Только не прогоняй меня. Я и так готова вот-вот заплакать.       Мы вышли во двор. На ступеньках столкнулись с Эмани, которая, совершенно игнорируя меня, начала увиваться вокруг Роджера.    - Ой, Си Роджер, вы уже проснулись?! А хотите ужинать, Эсти там уже столько вкусного приготовила...    - Позже.    Роджер отмахнулся от маленькой Эмани, как от назойливой мухи. Но она не обиделась. А, наоборот, проводила его восхищённым взглядом. Блин! Что он такое с ними сделал? Она смотрит так, как будто увидела парня своей мечты. Героя одного из тех сериалов, которые смотрит пачками. Они прознали, что он не особо привередлив к женской красоте, потому что, вообще, не знает такого понятия? Или он уже успел эту непривередливость продемонстрировать? Ну, не всем же... Или... Меня разобрал смех.    - Роджер, ты уже со всеми женщинами в доме переспал?    Чертёнок остановился, удивлённо разглядывая меня исподлобья.    - С чего ты взяла?    - Просто они так вьются вокруг тебя.    - Юбля! Они просто женщины! Конечно, со всеми я не спал! У тебя их тут десятка два бегает.    - Тридцать четыре, если быть точной!    Со всеми не спал, это означает, что спал, но не со всеми. Очаровательно! Кому-то досталось, остальных греет надежда. Он может быть сколько угодно агрессивным, но то, что он любит женщин любых и часто, делает его в глазах моих совсем не избалованных мужской лаской девочек просто рыцарем на белом коне! Вот вам и рецепт, как вписать даккарца в семью!       Роджер:    Мы спустились в сад и свернули на дорожку к спортивной площадке. Я ещё утром приметил её. Шикарное такое сооружение, чтобы поддерживать себя в форме. Тренировочный ринг даже имел пару трибун для зрителей.    Марика остановилась. Смотрит на меня и лыбится, как довольная кошка. И что её так рассмешило?    - Ты хотела учить меня противостоять Ар.    - Конечно! Но сначала пообещай мне, что не станешь никого учить этому и рассказывать подробности техник без моего разрешения.    Я усмехнулся. Если я могу давать советы, этого вполне хватит.    - Обещаю.    - Хорошо. Значит, сначала я объясню тебе основные моменты. Ар - это искусство, включающее в себя множество очень различных стилей. Все они, в первую очередь, предназначены, чтобы пробудить любовь.    - Любовь?    - Да. В случае с мужчиной, если выражаться грубо, затащить в постель. Именно поэтому эти техники работают тем лучше, чем привлекательней мужчина.    - Бред! Продолжай.    - Самые доступные стили - это амоса и травы. Даже семнадцатилетняя эми способна пользоваться таким арсеналом. Чтобы защищаться от него, нужно не позволять прикасаться к обнаженным частям своего тела вторыми руками и целовать себя. А ещё как-то защититься от летучих наркотиков. Ну, это уже амуниция.    - Что будет, если она коснётся?    - На руках неолетанки наркотик, одна из форм амосы. Попадая на кожу, он быстро впитывается и делает мужчину более послушным. А также вызывает возбуждение.    Марика уселась на траву:    - А если амосу на руках смешать ещё и с правильными травками, то эффект будет просто волшебный.    - Но, если я одену полностью закрытую одежду и хороший дыхательный фильтр, эта штука на меня не подействует?    - Да. Ты абсолютно прав! Эти стили, доступные даже совсем юным эми, тебе будут нипочём.    - Так, дальше.    - Дальше существует стиль мастеров меча. Это то, что я тебе показывала. Чёткие, точечные удары. Их не обязательно делать руками. Здесь суть в правильном нажатии на правильное место. Кстати, если к амосе и травам у тебя есть некоторый иммунитет розовокровых, добиться желаемого с тобой будет сложней, то против этого стиля никакими преимуществами ты не обладаешь. Мы уже натыкались на такое с женщинами - нэрми.    - Тот стиль я помню, и тогда я видел его ещё у девятой соперницы.    - Всё верно, та малышка неплохо владела стилем меча для своего возраста. Этот стиль непрост, но вполне доступен молодым.    - Если удар меня недостанет , он не подействует?    - Да!    - Дальше.    - Следующий стиль, стиль владык Ар. Это, как и амоса, прикосновения к обнаженному телу. Но, в отличие от амосы, эффект будет сразу. Ты подчинишься мгновенно, как при дистанционном влиянии. В то же время, даже тонкая ткань от этого убережёт. Ар касания проходит непосредственно от тела к телу. Но касаться можно любым местом любого.    - Опять же, если я одет, этот стиль не работает?    - Да!    - Дальше.    - Дальше стиль мастеров Суани, Хинти и Дотси. Они немного отличаются по технике исполнения, но эффект один: это дистанционное влияние. Мгновенное подчинение на расстоянии.    - Как от него защищаться?    - Дистанционное влияние проходит через любую преграду, как через пустое место. Ни у нэрми, ни у даккарцев к нему нет иммунитета. Но мастеров, владеющих этим стилем, очень мало. Их просто надо знать в лицо и не ссориться с ними. А ещё любой мастер имеет предельное расстояние воздействия. Для большинства это пять - двадцать метров.    - Не ссориться?! Да они же работают на всех, кто платит.    - Таких всего два-три человека. В основном же дистанционники фанатичные последовательницы своих учителей. Они не применяют своё мастерство для целей чужаков. Например, на меня могут работать Хинти, но только потому, что я сама была мастером Хинти, и до сих пор с почётом принимаема в их монастырях. Суани работают на Энастению и, насколько мне известно, только на неё. Их старший мастер питает к моей бабке особые дружеские чувства. Дотси, кроме своего старшего мастера, открыто никому не подчиняются. Но миссия их школы защищать дома неолетанок, так что, бывает, они по собственному почину мстят тем, кто напал на территории неолетанских мирных поселений - хаймов. Все три школы не лезут в политику, если ты не перейдёшь дорогу им лично, и тем, кто может им приказать, они не станут с тобой связываться.    - Ясно. Дальше.    - Это все стили, которые можно использовать в прямой схватке.    - Какие есть для других случаев?    - Есть стиль мастеров Истины - программирование действий человека. Есть рефрейминг - корректировка личности. Есть методы извлечения информации. Все эти стили и техники объединяет то, что человека надо предварительно подчинить и накачать амосой, как минимум. Эти техники занимают достаточно много времени и проводятся чаще всего в постели. Дистанционники, правда, говорят, умеют это делать быстрей, но о них я уже говорила. Не ссориться.    - И это все стили?    - Да!    Я задумался. Хотя алкоголь ещё немного гулял в моей крови, мысли были вполне ясны. Как-то очень легко всё получается.    - Оделся, и ты почти неуязвим?    - Ну, примерно, да. Насчёт Ар создано множество мифов. Я сама приложила к этому немало усилий. Даже молоденькие неолетанки, начинающие изучать стиль, обычно не знают, на что он реально способен, а что миф. Плюс, неолетанки хорошо умеют врать, играть на эмоциях, запутывать словами, точно считывать состояние человека по глазам... Поэтому, если мастеру понадобится победить, вызывать тебя на честный бой она, поверь мне, не будет. Прикоснётся неожиданно, подмешает в еду травы, подойдёт под видом благих намерений и заболтает. Правда, каждый отдельный даккарец имеет хорошее оружие против таких нападений.    - Какое?    - Он мужчина! Надо всего лишь переспать с кем-то из авторитетных мастеров и таскать на цепочке её иероглиф. Тогда любая, кто позволит себе применить любой Ар к этому мужчине, покусится на владения той, чьё имя написано на медальоне. Если это действительно мастер, никто не станет рисковать.    - Даккар никогда не согласится на такой метод защиты!    - И зря. Своими преимуществами надо пользоваться. Какой стиль ты хочешь увидеть? Я могу показать любой, кроме дистанционного влияния. Эту способность я потеряла несколько лет назад.    Неужели мне, действительно, удастся с ней договориться? Она выступит за Даккар, организует мне связь с Анжеем и снабдит всей информацией? Мотивов, в этих поступках для Марики, я не видел совсем. Ну, разве что глупость. Если она так хотела меня в любовники, так вот он я заперт в её доме. Никуда не денусь. Даже убить себя не могу... Тогда зачем?    - Пожалуй, сегодня я хочу поговорить. Для тренировки я ещё недостаточно протрезвел.    - Хорошо, давай поговорим. Пойдём к озеру.    Она вскочила и одним прыжком , смеясь, прыгнула через зелень кустов куда-то в сад. Я в раздумьях поплёлся следом. Действительно ли она мне союзница? Это чересчур легко!    Марика нашлась на берегу, на краю большого пушистого одеяла. Она молча смотрела на воду. Тихая она сегодня какая-то. Я уселся рядом. Она обняла меня всеми четырьмя руками:    - Что тебе ещё рассказать?    - Расскажи, как Даккару справиться с неолетанками.    Она усмехнулась. Тонкие пальчики нырнули под футболку. Нос зарылся в волосы на моём затылке    - Ошибка твоих генералов в самом подходе. Вы явились в чужой мир и пытаетесь перестроить его по своим законам. Нэрми давно установили здесь правила, неолетанки лишь дополнили их. Даккар тоже может лишь дополнить. А в этих правилах мужчина создан для любви. Это положение изначально привилегированно. И амазонки, и неолетанки считают грубостью драться с мужчиной. Мастера и правители будут улыбаться вам и делать поблажки просто для того, чтобы вы улыбались им в ответ. Для вас появится возможность привлекать на свою сторону сильных союзников просто потому, что они влюблены в кого-то из ваших офицеров. Если бы вы не настаивали на равенстве, вас бы давно приняли в свободных землях. Закрыли бы глаза на то, что вы воины...    - Приняли бы, как рабов! Никогда!    Во мне всё прямо кипело. Юбля! Предлагать сдаться!    - Ты не понимаешь, Роджер. А у меня, кажется, не хватает сил объяснить. Не злись, я, действительно, пытаюсь помочь... просто устала сегодня очень.    Марика отпустила меня и растянулась на одеяле. Она, действительно, сегодня какая-то вялая.    Я улёгся рядом. В принципе, на Марику я и не злился. То, что она не понимает, что такое честь воина, вполне объяснимо. Неолетанки - не воины. С другой стороны, она, действительно, кажется, старается помочь.    Марика приподнялась на локте, хитро улыбаясь. Котяра хитроухая!    - А на меня у тебя ещё остались силы? Или мои женщины совсем тебя измотали?    Я широко раскрыл глаза от удивления:    - Да не трогал я твоих баб! Почти.       Марика:    Вылезать из кровати не хотелось. Роджер так мило спал на моём плече, отлежав его просто до неприличия. Одеяло он тоже опять с меня стащил и опять спинал куда-то на пол. Чертёнок! Локальное стихийное бедствие моей жизни. Пьянящее и волнующее. Глоток настоящего воздуха... истинной реальности. Честная ненависть и честная благодарность!    Я выезжала из дома с лёгкой улыбкой на губах. Казалось, утро шептало, что у меня всё получится. Что боги сегодня пойдут со мной за руку.    Секретарь Великой ами Растеньи приветливо улыбнулась и жестом пригласила меня в гостиную. Миленько! Лёгкие, почти воздушные шторы на огромных окнах во всю стену. Два глубоких гладких шёлковых кресла и маленький стеклянный столик. Беседа, явно, обещала быть личной и, возможно, откровенной.    Я поблагодарила проводившую меня эми и, всё ещё продолжая улыбаться, опустилась в удобное кресло.    Вторая дверь в гостиной распахнулась, впуская Растенью собственной персоной. Высокая, гибкая, сильная. Может, это даже и лучше, что судьба просто вынуждает меня переметнуться именно к ней. Мы с ней почти ровесницы. Взаимопонимания должно быть больше...    Чья-то рука вероломно опустилась мне на шею. В полном недоумении я попыталась дёрнуться, и в тот же момент тело просто отказалось подчиниться. Тот, кто положил на меня ладонь, использовал Ар касания. Мир начал медленно расплываться.    Растенья молчала, глядя на кого-то за моей спиной.    - Всё, малышка, ты свободна. Оставь нас.    Голос бабки Энастении я могла бы узнать в любом состоянии. И ещё один уже совсем из тумана:    - И не волнуйся, ты правильно сделала. Это всё во благо Арнелет!    А этот принадлежал хранительнице Эдолле. Чёрт!    Возможности иммунитета заканчивались. И в какой-то момент сознание просто прекратило бороться, впадая в беспамятство.       Глава 21       Роджер:    ...Какой-то шорох привлёк моё внимание. Я обернулся и тут же резко отскочил от внезапно направленного на меня клинка. Юбля! Мечи скользнули из ножен, согревая ладони. Усмешка. Мой противник тоже усмехнулся, и тут же из-за портьер показалось ещё двое. Нет, трое! Для меня одного многовато.    Из ванны выплыла Марика.    - Опаньки! Какие мальчики!    Улыбнулась, как довольная кошка, и ловко вытащила откуда-то из брошенной одежды тот длинный меч, с которым являлась ко мне на суд.    - Танцуем?    Она была абсолютно голая. С длинных волос стекали капли. По груди, по плоскому животику, по вьющимся волоскам на лобке... В глазах огонь. Одни руки сжимают меч, вторые в стойке, готовые к рукопашному бою.    - А я-то думала, чем занять утро!    Я прыжком переместился к ней. Противники распределились вокруг нас. Атака, блок, я откинул одного противника, увернулся от удара второго... назад. Чувствую за спиной спину Марики:    - Мальчики, кто дал вам в руки такие взрослые игрушки? Ой, блин, ножичек!    Я заколол троих. Марика добила последнего.    На щеке у неё кровь, и на правом плече царапина, в остальном просто немного испачкалась. Она сидит на полу, с довольным видом протирая меч.    - Ну, вот и утренняя разминочка.    Я подхожу ближе. Она просто с усмешкой поднимает на меня голову. Я глажу её по волосам, зарываюсь в них всей пятернёй, смеясь стираю кровь с её щеки... Я проснулся резко, от того что кто-то коснулся меня.    Возле кровати стояла Эмани.    - Роджер, ты просил разбудить...    Я снова вернулся в реальность. В этот дом, полный женщин, жратвы, выпивки и других развлечений, доступных человеку. Всего, кроме свободы! Марика ушла три недели назад. Три недели назад, обещая связь с Анжеем, своё слово в защиту Даккара и ещё кучу всего... Та пресс-конференция так и не состоялась. Марика отменила её через час после разговора с Великой ами Растеньей и умчалась в Свободные земли спасать своё положение Хранительницы. Не спасла. Совет мастеров официально низверг её. И она исчезла в лесах, готовя какие-то новые планы. Всё это мне рассказала Мидея, уставшая от моих ежедневных расспросов по телефону. А что делать, её личный номер был единственным полезным в списке доступных.    Конечно, я понимаю, что звание хранительницы очень важная штука. Без него Марика не имела права делать какие-либо политические заявления, да и, вообще... И что поплатилась она им, скорее всего, как раз из-за намерений выступить за Даккар. Уж слишком много совпадений! Бесило одно: неужели нельзя было позвонить мне и объяснить всё самой?! Почему я должен сидеть в неведении, запертый в этом дурацком доме?! Три недели!    А объяснилась она только с Мидеей и Нандрель. И эти двое воспринимали её исчезновение, как само собой разумеющееся.    - Армариакка не первый раз вот так пропадает, не отвечая на телефоны. Подожди, она занята. Закончит дела, вернётся.    - Что за дурацкое поведение! Может, её убили давно? Ну, ладно, убить её нельзя! Ну, заперли в подвале, ещё что-нибудь?!    - Не нам с тобой обсуждать поведение Армариакки. Согласна, она несколько эксцентрична. Но она такая. А в том, что с ней всё хорошо, я уверена потому, что она регулярно тратит деньги со своих счетов на Острове Богов. Кроме неё этого никто делать не может. Успокойся и наберись терпения. Она вернётся. Просто подожди.    И так три недели!    Я на минуту закрыл глаза. А какой сон был хороший! И сволочь-Марика в нём тоже очень аппетитная была. Юбля!    - Эмани, залазь ко мне.    Женщина прильнула к плечу, ласково поглаживая меня по совсем отросшим волосам:    - Не волнуйся, она вернётся. Она часто пропадает. Не звонит и на звонки не отвечает. А потом вдруг является, как ни в чём не бывало.    Местные женщины довольно своеобразно ко мне приспособились. Никогда не перечили. Но исполняли только то, что сами хотели. Если я пытался заняться их воспитанием, просто прятались в этом немыслимо огромном доме. Были те, кто любил спать со мной. Были те, кто любил кудахтать надо мной, как над ребёнком: кормить, втихаря стирать мою одежду и прибирать в самое неподходящее время. Были те, кто хотели от меня детей. Были те, кого я так и не видел ни разу в этом огромном доме. Они жили сами собой. Сами управляли этим домом и заботились о нём. И я, казалось, был здесь одним из предметов заботы.    Некоторое время это меня напрягало. На Даккаре женщины всегда чётко выполняли приказы и во всём руководствовались волей хозяина. Правда, на Даккаре женщины и не приходили по собственному желанию составить компанию в постели хозяина, не приносили сами утром на тренировочную площадку домашнее пиво и пирожки, не смотрели так восхищённо, не хвалили... В конце концов, я пришёл к разумному выводу, что пока эти женщины и так выполняют свои обязанности, нет причины требовать от них чёткой дисциплины и подчинения.    Я молча расстёгивал на Эмани халатик. У неё очень сексуальное тело. Грудь большая, мягкая... Юбля! Я скоро совсем в хомячка превращусь в этой клетке! Ем, сплю и трахаюсь!    Нельзя сказать, чтобы эти три недели я ничего не делал. Кроме ежедневного запинывания Мидеи по телефону, я перерыл библиотеку Марики, перечитал всю литературу об Ар и Арнелет на межпланетном. Даже пытался переводить то, что было на неолетанском, но таланта к переводу у меня нет. Вскрыл кабинет и компьютер Марики на предмет интересных документов: толком ничего не нашёл, одна бухгалтерия с заоблачными суммами. Закидывал Луиса письмами, терпеливо в каждом по-новому объясняя, почему надо встретиться с генералами Даккара и, вообще, поддержать Даккар. Правда, этот пидор мне так ни разу и не ответил.       Мидея, как всегда, ответила сама. Лишь единожды меня пытались соединить не с ней лично, а с её секретарём. Я довёл до слёз эту лупоглазую эми, посылая трёхэтажным матом. Больше попыток улизнуть от разговора со мной помощница Марики не предпринимала.    - Здравствуй, Си Роджер, давно не разговаривали. Целых двадцать часов. Не поверишь, за это время ничего не произошло, и ничего нового не выяснилось.    - А что ты предприняла за это время, чтобы что-то выяснить?    - Роджер, мы же уже говорили об этом, - Мидея устало вздохнула. Я её напрягал. Тормошил её, сытую и довольную, заставляя искать своего командира, - ...Слушай! У меня есть идея, - она вдруг радостно улыбнулась. - Вчера вернулась из паломничества Нандрель, загорает тут у нас, на источниках. Уезжая, Армариакка дала ей, типа, отпуск. Но ведь твой вопрос явно из области дел Мевы, раз Армариакка где-то на Острове богов. Может, ты подастаёшь Нандрель, от этого может быть больше результатов?    - Ты соединишь меня с ней?    - Да, и научу своего секретаря соединять тебя с ней впредь, по первому твоему требованию. Только не ругайся больше на мою сотрудницу.    - Хорошо, давай Нандрель.       Нандрель появилась на экране с довольной рожей, попивая коктейль:    - Привет, красавчик. Мне тут сказали, что ты сейчас меня пилить будешь. Что случилось?    - Что случилось?! У тебя командир не потерялся недельки так три назад?    - Да нет. Для Морены это нормально, пропадать иногда, послав всех подальше. Соскучился?    - Юбля! Хороша, привычка пропадать... Но она пропала, когда её дела были в полной заднице. Согласись, не время для затворничества.    - Соглашусь. Но я и не думаю, что она просто загорает где-нибудь на берегу океана. Скорее всего, готовит какую-нибудь громкую афёру по возвращению себе титула Хранительницы Истины. Некоторые афёры, знаешь ли, требуют подготовки.    - И не взяла тебя?    - Ну да, расстраивает немного. Но, если мыслить разумно, она права. Я мастер истины. А она теперь не Хранительница, а просто мастер Хинти. То, что ей потом простят при возвращении титула, для меня будет надгробным камнем карьеры. Она хочет провернуть что-то скандальное, не уронив моей репутации.    - Значит, она взяла с собой Хинти?    - Ну, напрямую она мне этого не говорила, но у меня есть некоторые данные, намекающие на это.    - А связаться с этими Хинти можно?    - Практически нет. Это одна из самых секретных школ. И если Морена, как её мастер, хотела спрятаться, поверь, найти её невозможно.    Я некоторое время помолчал. Юбля! Всё спокойные и мирно пьют коктейли.    - Роджер, скажи честно, что тебе кажется таким неправдоподобным в её отъезде? Чего ты хочешь добиться?    Чего хочу? Хочу добраться до Марики и набить ей морду за то, что заперла меня в этом доме и бросила. Хочу пинать её ногами, пока не объяснит, почему испарилась так внезапно, ничего не сказав мне лично... Наобещала и спряталась!    - Просто мне кажется ненормальным, что она вот так исчезла без объяснений! Может, с ней случилось что-нибудь, а вы тут все коктейльчики попиваете!    - Эээй, ты решил учиться врать? Даже не пытайся, даккарцы на это не способны!    - Врать?!    Юбля, в чём-то она права! В этом проклятом месте я начинаю учиться... ну, не врать, конечно, а изворачиваться. Ведь если сказать, что я просто зол на Марику и хочу побить её за всё это, её подчинённые только посмеются надо мной.    - Роджер, ещё раз, объясни мне честно, что рождает твои сомнения. Как есть! Я честно объясню тебе, что ты упускаешь, или, если упускаю я, брошусь искать твою жену с собаками по всему Острову богов.    Честно?! Что заставляет сомневаться? Юбля!    - Она обещала учить меня драться против Ар и сделать связь с Анжеем. Мне уже объяснила Мидея, что без титула Хранительницы делать заявления по поводу Даккара Марика не может. Но эти-то две вещи она могла сделать!    - Согласна, она могла взять тебя с собой и учить драться против Ар. Могла дать тебе связь с Анжеем, но для этого тоже надо было бы держать тебя рядом с собой, чтобы контролировать хоть немного, что ты разбалтываешь Даккару. Могла. Но... Роджер, ты слишком напористо с неё требуешь исполнения своих желаний. Думаю, после того, как у неё отобрали титул хранительницы, и выступать за Даккар она уже не могла, появляться на твоих глазах, вообще, опасно было. Ты не из тех мужчин, кто отличается пониманием и любовью. Ты, вообще, любовью к Морене не болеешь. Это она болеет и покупает твою ответную симпатию всеми этими действиями в защиту Даккара. У неё просто стало нечем платить. Согласись, глупо стоять у кондитерской лавки, когда в кармане ни копейки, намного разумней вернуться к ней, когда деньги появятся.    - По-твоему, она решила поголодать? Когда похищала меня в Кострах, ей, значит, мои упрёки не мешали, а сейчас она решила потренироваться в воздержании, лишь бы я её не отругал?    - Ну ... Она взяла с собой более сговорчивого мужчину. Я как раз поэтому и знаю, что она с Хинти. Буквально через пару дней после её исчезновения, группа Хинти выкрала с даккарской резиденции мальчишку рода Оль Тобра. Секретаря, что ли. Я видела кадры похищения и узнала этих мастеров. Это люди из старой команды Морены. Когда не хватает денег на желанное, начинаешь питаться тем, что доступно.    - Мальчишку Оль Тобра?    Что-то во мне хрустнуло. Эта сволочная котяра не только слиняла, ничего не сказав, она ещё и выкрала себе второго даккарца. Превратила миссию Даккара в торговый ряд!... А меня тут бросила!    - Роджер, я усыпила твои сомнения?    - Не знаю. Мне надо обдумать всё!    - Разумно. Обдумай. Появятся ещё соображения - звони.       Я пил несколько дней. Женщины попрятались, избегая сталкиваться со мной в таком настроении. Еда появлялась на столе сама, вместе с коньяком любимой марки. Как обидно ощущать себя не просто зверьком в клетке, а ещё и зверьком, про которого забыли. Сменили на другую зверюшку, более послушную. Что, не могла мужика другой расы взять?! Я бы глазом не моргнул! Да хоть десяток! Зачем надо было обязательно даккарца красть?!    Через четыре дня я спьяну сильно навернулся во время тренировки и потянул связки. Самые преданные мои женщины сидели надо мной, выполняя указания лопоухой докторши. Пугались, когда я ругался полночи, и поили меня успокоительным.    Зато, пролежав две недели в кровати, я решил завязывать с пьянкой. Пьяный я был беспомощен, туп и бесполезен для Даккара. Это не выход. Кроме этого, за это время мои женщины, поочерёдно, объявили мне, что они точно беременны. Медицина в САП была поставлена хорошо, и всем доктор сразу установил пол и расу ребёнка. Мальчика даккарской крови пообещали только Фике. Вот перед этим парнем мне и было больше всего стыдно. Придётся ведь когда-нибудь объяснять ему потом, какого хера я сидел в этой клетке, жрал и пьянствовал, а не отрабатывал все свои грехи перед родиной потом и кровью. И он не баба какая-нибудь, которую послать можно, и не неолетанка, которая не понимает, что такое честь... А даккарцу я не смогу этого объяснить!    Промаявшись этим вопросом почти неделю, я нашёл один единственный выход. Я должен поговорить с Марикой. Проявить терпение, уговорить, но как-то вылезти из этой дурацкой ситуации. А никто, кроме неё, меня отсюда вытащить не может.    - Эсти, а что у нас с доступными деньгами?    - У нас большая сумма на счёте, а если кончится, Мидея нам ещё перечислит, сколько надо. Хочешь что-то купить?    - Хочу нанять кое-кого, чтоб нашли Марику. Хочу поговорить с ней. Да и просто убедиться, что всё в порядке.    - Тебе кажется, что с ней что-то случилось? Да?! Ты знаешь, я уверена, что надо доверять своей интуиции. Меня она никогда не подводит. Если чувствуешь, что что-то не так, надо обязательно прислушаться к этому чувству.       - Нандрель, как я понимаю, у тебя сейчас отпуск?    - Да. Морена редко балует меня такими подарками, но сейчас я, действительно, официально отдыхаю.    - Я хочу нанять тебя, чтобы ты нашла Морену, убедилась, что с ней всё хорошо, и дала ей в руки телефон, чтобы я с ней поговорил. Я обещаю, что не стану её ругать. Сколько ты стоишь?    - Ты хочешь нанять МЕНЯ?    - Да. Вряд ли Морена обрадуется, если я пошлю по её следу кого-нибудь чужого. В каталоге доступных мне номеров есть куча фирм с услугами для частных лиц, детективные агентства там в большом ассортименте. Только, думаю, не стоит их сюда вмешивать. Так сколько ты хочешь за эту работу?    - Блин, Роджер, она будет недовольна.    - Ничего, свалишь всё на меня. Скажешь, что я ежедневно доставал вас всех по телефону, пока ты не согласилась.    - Ты лишаешь меня законного отпуска.    - Ты уже достаточно отдыхала, кроме того, я собираюсь оплатить тебе хлопоты.    - Ты представляешь, как можно найти мастера одной из самых секретных школ где-то в Свободных землях?    - Нет! Но ты представляешь, как это сделать, и, думаю, имеешь соответствующий опыт.    - Блин! У тебя явно талант запрягать людей в сомнительные дела. Блин! Считай, что ты пообещал мне полтора миллиона. Всё равно Морене платить! Она убьет меня!       Глава 22       Роджер:    Нандрель отзвонилась через пару недель:    - Знаешь... Возможно, ты прав.    Она была какая-то злая и задумчивая:    - Здесь что-то не так! Я раструбила везде о том, что ищу Морену. Думала, она сама отзвонится мне с вопросом: "Какого чёрта?". А вместо этого на меня начали охоту.    - Охоту?    - Да, множество внешне несвязанных между собой событий... Кто-то сильный пытается заставить меня прекратить поиски.    - И что ты будешь делать?    - Действовать хитрее. Немного затихну. Изображу, что потеряла интерес. А потом начну искать незаметно через людей Арсе.    - Хорошо. Докладывай мне о результатах.    Монитор связи погас. Юбля! Неужели она действительно во что-то влипла? Как же глупо организована её команда. Никто даже не думал искать! Сама так построила!       Через три недели Нандрель, усталая и даже немного осунувшаяся, докладывала:    - Могу сказать точно: если она в плену, то её пленил кто-то из сильных мастеров Ар. Предусмотрено всё. Она всем отзвонилась, была естественна и каждому сказала все предусмотренные пароли. Она специально тратит деньги, чтобы не вызывать подозрений у Мидеи. Но оплата идёт за товары для монастырей, которые её уже давно в глаза не видели. Арсе встретилась с той командой Хинти, что похитили мальчишку даккарца. Саму Морену они не видели. Приказ получили по телефону. А передавали парня через какую-то эми в маске. Правда, потом Морена перезванивала, и парень был рядом с ней, так что они тоже успокоились, сочтя всё это просто дополнительной конспирацией, в связи с проблемами со званием Хранительницы...    - Ты думаешь, на неё подействовали этим Ар? Это возможно?    - Да. Дистанционное влияние или Ар касания действует на неолетанок точно так же, как и на мужчин или женщин. Единственное, нужен сильный мастер, потому что у Морены у самой от природы неплохие способности, а следовательно, и некоторый иммунитет.    - Под воздействием Ар?    - Да, другого объяснения у меня нет.       Дальше на поиски ушло ещё три месяца. Нандрель звонила каждые два дня. В основном, доклад был однотипный:    - Ищу. Пока не нашла.    Я пытался занять себя хоть чем-нибудь полезным: немного освоил Лингсвцуе (второй официальный язык этой планеты, после межпланетного). Перечитал огромное количество всевозможной литературы в местной библиотеке, полезной и просто, чтобы убить время.    Три месяца! Моё имя практически исчезло из газетных заголовков. Свой день рожденья, двадцать лет, я справлял тихо, в компании всё тех же женщин. Правда, мне прислали кучу поздравлений и типа подарков от местных пидорасов. Жалкие типы. Но от бабского общества уже на стенку лезть хотелось. Так что я даже пытался общаться по сети с некоторыми из них. Так себе затея.    В начале весны Нандрель, как всегда, позвонила с докладом:    - Возможно, я нашла её.    - Где?    - В одном из монастырей Владык. Это ещё не проверено, но есть очень много фактов... Короче, завтра создам алиби для отвода глаз и отправлюсь туда. Отзвонюсь, только когда разберусь.    Я десять дней ходил, не находя себе места. Что они там выяснили? Что я теперь буду говорить Марике, когда её найдут. Ну, и в глупейшую же ситуацию она попала. С даккарца за такое бы все ордена сняли. А с неё что взять?! Её и ругать бесполезно. Да. Ругать я её не буду. А то опять сбежит. Да и что ругать. Всё уже, повалялась в дерьме! Теперь надо думать, как выкарабкиваться.       Нандрель нагрянула неожиданно рано утром. Я читал у себя в комнате. Влетела девчонка кухарка и с порога начала тараторить, что прибыла куча народу, и наша ами сильно больна. Я бегом спустился. В гостиной, действительно, была целая толпа: Нандрель, Мидея, её мужик Арни, и, что самое удивительное, генерал Анжей.    - Генерал?    - Здравствуй, парень!    Нандрель оторвалась от чашки с бульоном.    - Здравствуй, Роджер. Докладываю: мы действительно обнаружили Морену в том монастыре, под замком и убойной дозой наркотиков. Отбили и доставили сюда. Сейчас её осматривает доктор.       Анжей положил мне руку на плечо:    - Поговорим?    Мы вышли в сад:    - Какими судьбами, генерал? - что Анжей может делать в САП? Нандрель пленила его?    - Просто воспользовался случаем с тобой пообщаться.    - И решился для этого приехать в САП?    - Роджер, прошло полгода, мы потихоньку учимся обитать в этой среде, - он выудил из-под воротника цепочку с маленьким металлическим медальоном, - Вот. Например, у меня лично взаимовыгодный договор с Нандрель. Ей нужна иногда моя разведка и сила. Мне - вот эта штука, не позволяющая воздействовать на меня Ар и дающая свободный допуск в места, типа САП.    На медальоне был неолетанский иероглиф: имя Нандрель. И эта штука говорит о том, что генерал легендарной армии Белые Скалы Анжей Ан Тойра принадлежит Нандрель. И, видимо, принадлежит по собственной воле. Я был в шоке. Да, конечно, в каком-то смысле, эта штука защищает от Ар. Нельзя воздействовать на мужчину, который принадлежит другой неолетанке. Это закон Арнелет, и он неолетанками, как я понимаю, соблюдается.    - Генерал, но ведь это унизительно?!    - Это действует и даёт мне возможность работать для великого Даккара.    Анжей изменился. Даккару приходилось непросто всё это время. Да, были основаны несколько военных баз разных братств, было открыто постоянное представительство Даккара на острове богов. Даккар вышел на местные рынки работорговли. Но... Но я до сих пор ежедневно читал в газетах скандалы о похищении воинов Даккара. Раз в несколько дней неолетанки вытворяли с даккарцами какую-нибудь новую шутку. Без крови. Просто с очередным позором.    Образ даккарского воина, сложившийся в умах населения Свободных земель, был образом дурака. Злобного, кровожадного дурака. Без чести, без правил и, вообще, неспособного понимать реальность.    Это я сидел здесь всё это время. А Анжею пришлось стоять на передовой этого позора. Возможно, я не в праве его судить.    - О чём ты хотел поговорить со мной, генерал?    Анжей ухмыльнулся:    - Ладно, ты не единственный, кто не одобряет мои методы. Но мы всё ещё воюем с Арнелет, и, пока это так, они очень эффективны.    Он порылся в карманах и вытащил запечатанное в маленький конверт письмо:    - На! Это от Архартера. Он совсем извёлся.    Мы медленно шли по саду и молчали. Я развернул конверт:    "Прости меня, брат! Я только после того суда понял, что неважно, насколько сильна воля воина. Сопротивляться действию Ар, он не может. Как не смог бы голыми руками остановить корабль или выстрел элебролуча. На том суде я сидел и смотрел, как тебя пленила хранительница Морена, но ничего не мог сделать. Моё тело буквально не подчинялось мне.    Прости! Я не должен был отворачиваться от тебя после того боя с неолетанками. Это была не твоя слабость..."    - Отардан еле остановил его тогда. Он хотел броситься спасать тебя. Вытащить с Селены.    Я улыбнулся. Архо! Брат! Я всё ещё значу что-то в его глазах.    - Знаешь, с меня самого чуть ордена не сняли. За ту задницу, из которой ты меня тогда вытащил. Кстати, спасибо!    - Как ты выкрутился?    - Никак! Просто Гардман, наконец, признал, что наказания тут не помогут. И меня просто списали из штаба миссии. Сейчас я вольный агент, глаза и уши базы Ан Тойра, в свободных землях.    Я ещё некоторое время помолчал. Юбля! Вольный агент - не так и плохо. Но добровольно принадлежать Нандрель?! Я ведь всё это время надеялся, что, по крайней мере, остальные воины миссии остались стойкими. Не подчинились, не преклонились... Анжей, чёрт! Я считал его самым крепким в этом плане мужчиной...    - Генерал, как думаешь, мы ещё можем что-то сделать? Или вся эта затея о договоре с САП была изначально провальной?    - Мы должны сделать. Знаешь, что республика официально подняла вопрос о войне с Даккаром?    - Да, у меня есть доступ к республиканским газетам.    - Зная, как любят побалаболить республиканцы, ещё с полгода у нас есть. Но потом... Помощь САП для нас единственный выход. Иначе... Иначе скоро мы будем бездомными, как неолетанки, - он усмехнулся, глядя куда-то в небо, - Поэтому мы просто обязаны договориться с Арнелет. Кто бы знал, что самыми крепкими в этом котле анархии окажутся те, кто совсем не способен поднять оружие?! Совсем не имеет армии... Знаешь, я позавчера участвовал в операции по освобождению Морены. Двадцать мастеров Хинти захватывали монастырь. Без единого выстрела! Поразительная мощь! У них были солдаты, способные изменять мысли и чувства противника на расстоянии, аж до тридцати метров. Они просто прирождённые диверсанты! И то, что это раса не любит воевать и не имеет армии, большая удача для Даккара... Нам нужно обязательно договориться с Арнелет.    - А что там по переговорам с Великими ами?    - Можно сказать, ноль! Энастения даже на любовников-даккарцев не соглашается. Перлиада переспала уже, наверное, с целым полком, но на переговоры категорически не идёт. Растенья с удовольствием принимает нашу военную помощь и даже торгует с нами, но втихаря. Вслух признать нас первой она неспособна. Нам нужна Морена! Та, кто сможет идти против ветра и гнуть своё.    - Ты знаешь, что без звания хранительницы Морена не может выступать с политическими заявлениями? Её просто проигнорируют. Вертеть рули Арнелет может либо хранительница, либо Великая ами.    - Знаю. Но это не тупик. Это просто ещё одна задачка. И пока Морена имеет желание, вообще, выступать за Даккар, есть вероятность, что она и эту задачку решит.       Доктор обнадёжила:    - Ничего опасного для жизни ами нет. Наркотик был натуральный из неолетанской коллекции. Никаких последствий для организма не будет. Я дала ей хороший антидот. Просто нужно некоторое время, чтобы тело полностью очистилось. Несколько дней она будет много спать, будет слаба и рассеянна. Потом постепенно полностью придёт в норму.    Несколько дней ничего не решали. Я поднялся по широким ступенькам в комнаты Марики. Если подумать, я даже соскучился. В конце концов, она прикольная, с ней жизнь становится насыщенней, да и залезть на эти самые несколько дней к ней в постель, я тоже был не прочь. Меня уже задолбали эротические сны с её участием.    Двойные двери из тёмного дерева легко распахнулись. В комнате было свежо, и даже пахло какими-то цветами. На широченной кровати с высокими столбиками в волнах бледно зелёного шёлка (понтовщица) безмятежно дрыхла Марика. Точно такая же, как полгода назад. Длинные тёмные волосы раскиданы по подушке, руки солнышком во все стороны... Нет, не совсем такая, немного уставшая, что ли. Даже болезненно уставшая. А ещё, насколько я помню, раньше она всегда улыбалась во сне.    Я сильно задумался, разглядывая лицо Марики, и не сразу обратил внимание на парня-даккарца, сидящего в рабской позе на полу у её кровати.    - Ты кто такой?    Он поднял на меня испуганные глаза. Юбля! Даккарец трус?!    - Я Тоби.    Я совсем опешил. Что за имя для даккарца? Это он мне детским представился, что ли? Он, конечно, немного младше меня, наверное, но взрослый воин. Да и для детского имени ... И тут меня осенило. Я же тут от скуки целую гору всяких неолетанских романов перечитал. Это неолетанское имя! Мужское имя, извращённое по неолетанскому стандарту.    Собака! Раб, свернувшийся у ног, как собака, и называющий себя собачим именем!    Сзади послышались торопливые шаги. В комнату буквально вбежала Нандрель:    - Тоби, кыш! Скройся с глаз! - мальчишка вскочил и, вжав голову в плечи, быстро выскользнул из комнаты, - Прости, Роджер, он не должен был попадаться тебе на глаза.    Я медленно переводил взгляд с Нандрель на уже опустевший коридор, по которому убежал мальчишка, и обратно.    - Что это было? Кто это, чёрт возьми?! Почему он ведёт себя, как пришибленный раб?    - Это Тобэриан Аль Тобра. Помнишь, я рассказывала о мальчишке, которого Хинти похитили для Морены... Кажется, она немного поломала его...    - Поломала...    - Да. Это такой эффект в психике...    - Я знаю.    Я, кажется, действительно очень много узнал об Арнелет и неолетанках за это время. Ар был способен ломать психику человека. И не просто так, а с чётко заданными параметрами. Мастер Ар могла сделать людей преданными, послушными, податливыми, переломив их собственное мировоззрение и внедрив что-то своё. Такие техники назывались рефреймингом и были стилем Мастеров Истины.    Внешне мальчишка был здоров. Ни царапины. Но где-то там внутри, в чём-то, что содержит волю, честь и достоинство мужчины... там, внутри, Марика свернула этому парню шею! Изуродовала! Сделала калекой.    Я быстро и молча покинул комнату. Юбля!       Глава 23       Марика:    В принципе, глубину клоаки, в которую угодила, я осознала ещё там, в кабинете Растеньи, когда бабка Энастения и хранительница Эдолла пленили меня с помощью Ар касания.    - Ты совсем потеряла мозги от этого даккарца и, что самое страшное, стала опасна для Арнелет.    Ар идеальное оружие. Он заставляет врагов работать на тебя. Меня даже искать не будут. Я сама расскажу все пароли, сама придумаю, как успокоить своих людей, чтобы они ничего не заподозрили, я сама скажу им всё, что нужно, по телефону... Сама! Ар умеет заставлять делать и не такое. А это значит, что мой плен продлится столько, сколько будет угодно мастерам, пленившим меня.       Я очнулась на широкой кровати. В окно заглядывали тугие бутоны маслового дерева. Весна? А, кажется, была осень... Была? Были бесконечные миражи наркотических фантазий. Но сейчас я, кажется, в реальности! Я повернула голову. На полу, у кровати, сидел мальчишка-даккарец. Увидев меня, он радостно улыбнулся. У меня сразу всплыло в голове его имя:    - Тоби? - даже не помню толком, кто он такой, только имя, и ещё, что у него обалденно красивая задница.    - Марика, твои люди спасли нас! Ты дома!    Спасли? Энастения допустила ошибку? Великая не справилась, имея идеальное оружие?    - Я сейчас позову всех.    Он быстро выскочил из комнаты. Теперь, оглядывая обстановку, я действительно понимала, что нахожусь дома, у себя в спальне. В своей собственной кровати!    Первой в комнату вбежала одна из моих женщин, Тэма.    - Наконец-то, ами! Как мы за тебя волновались!    Я повертела головой, ожидая бегущую следом Эсти. Эти две женщины всё время делили власть в моём доме. И просто невозможно, чтобы одна явилась поприветствовать меня без другой. Но Эсти не было.    - Тэма, у нас что-то случилось?    - В смысле? Марика, у нас тебя привезли полуживую откуда-то из дебрей Острова богов!    - Нет, я имею в виду тут, в доме?    - Нет! У нас всё хорошо! Сейчас Эсти заварит тебе бульона и трав, ами Мидея приедет...    Она улыбалась, ласково обнимая меня, и, кажется, готова была заплакать, но заплакать от счастья. Они, наверное, все переволновались жутко. В чём же ошиблась Энастения?    В коридоре послышались шаги, тяжёлые створки дверей широко распахнулись, как будто должна была войти целая армия. И на пороге появился Роджер. Он повзрослел. Сколько же меня не было? Он стал ещё красивей. Решительный, уверенный, собранный. Он не был накрашен и не носил украшений, кроме свадебных браслетов. Но сейчас как-то вполне органично смотрелся в этих стенах. Да и назвать его диким пиратом рука не поднималась. Чёрные волосы аккуратно собраны в маленький хвост на затылке. Чистая отглаженная чёрная рубашка. Джинсы того же цвета и состояния. Мягкая полуспортивная обувь. Даже ногти на руках ухоженные... Но! На запястьях несколько новых порезов. Мой дом сделал его более цивилизованным. Но быть воином он не перестал. Такой презентабельный чёртик!    Он улыбнулся и уселся на край моей кровати:    - Ну? Как самочувствие?    - Пока трудно сказать. Но глюков в глазах явно резко поубавилось... Ты так повзрослел. У меня закрадывается мысль, что я немало провалялась в подвалах Энастении. Пару лет?!    - Повзрослел? Тебя не было полгода. По-моему, вполне достаточный срок?!    А может, я до сих пор в бреду? Роджер улыбается мне. Взял меня за руку. Шутит осторожно. Как будто боится за моё шаткое сознание. Внимателен ко мне, заботлив. Я потянулась к нему с поцелуем. Он ответил. Нежно так погладил меня по волосам... может, я свихнулась и уже гуляю где-то в саду вечных фантазий? Он смотрит мне в глаза, улыбается и тревожится одновременно:    - Может, ты поешь сначала? Ты почти сутки проспала после введения антидота. Эсти там целый пир для тебя наготовила.    - Только если ты меня покормишь, - в моей фантазии Роджер бы обязательно покормил меня.    Он хмыкнул:    - Давай, помогу тебе сесть.    Тэма сзади уже подкатывала столик с едой.    - Разгильдяйка! - Роджер взял в руки супницу, - Открывай рот!    Нет, я точно в краю своих фантазий. Конечно, Марика, а ты уже поверила, что Энастения могла допустить ошибку?! Имея идеальное оружие?! У меня даже слёзы на глазах выступили.    - Юбля, Марика, только не говори, что горячо! - он попробовал суп, - Безвкусно абсолютно, но не горячо. Так что давай, ешь. Ты нам нужна сильная и здоровая.    Капля бульона, сорвавшись с ложки, растеклась по моему подбородку. Всё так реально, и в тоже время я же сама понимаю, что это сон!    - Ну вот, пара ложек уже хорошо, - Роджер отставил супницу и вытер мне подбородок салфеткой. Не рукой, не рукавом, а салфеткой! Наверное, сейчас я валюсь где-то в подвалах далёкого монастыря, и какой-то чужой мужчина кормит меня... Но мне так приятно видеть перед собой Роджера...    Я снова потянулась к нему с поцелуем. Он снова ответил мне. Зарылся пятернёй мне в волосы:    - Я тоже по тебе соскучился. Юбля! Рысь-путешественница!    В коридоре опять раздались шаги, и в комнату шумно ввалилась Нандрель:    - Морена, сегодня я, что-то типа доктора, так что уж извини, позволяю себе вламываться к тебе в спальню.    Роджер рыкнул:    - И что ты за доктор?    - По части души и психики. Хочу убедиться, что у моего шефа крыша на том самом месте, где должна быть.    Какой интересный поворот фантазии.    Роджер, кивнув, пересел в кресло. А рядом со мной, оседлав стул, приземлилась Нандрель:    - Добрый день, дорогая. Ты помнишь, кто ты, и что с тобой произошло?    - Я ами Армариакка, в Меве хранительница Морена. Меня пленила моя бабка Энастения и хранительница Эдолла с помощью Ар касания... И, кажется, я совсем поехала крышей...    Нандрель нахмурилась:    - Ты почти всё помнишь. А что заставляет тебя думать, что с твоей крышей проблемы?    - Вы.    - Мы? А что в нас не так? - она оглядела всех присутствующих    - Вы говорите, что спасли меня... Это значит, что Энастения допустила ошибку. Это невозможно! А ещё... - я внимательно посмотрела на Роджера, пытаясь сформулировать, что именно в нём нереально. Так хотелось верить во всё в нём сейчас, до последней чёрточки.    - Ооо! Я знала, что очень нужна тебе! - Нандрель проследила за моим взглядом, - Роджер кажется тебе нереальным? Потому что не ругается и не посылает тебя нафиг? Это ненадолго. Он, знаешь ли, тоже немного волновался за тебя. Тебе кажется это неожиданным? Ха! - вдруг она стала серьёзной. - Вот именно это тебя и спасло!    Я перевела на неё взгляд, не понимая:    - Ты не веришь в то, что он может тревожиться о тебе. Ты не учла этого, просчитывая для Энастении, как тихо тебя спрятать. А он, между тем, тревожился. Не просто тревожился. А поднял здесь всех нас на уши. Просто вынудил меня заняться твоими поисками. Денег мне наобещал и море запоминающихся моментов, если я вздумаю отказаться. Вот тебе и ошибка Энастении!    Роджер мог беспокоиться обо мне?    - И ещё одно дополнение, Морена, ты не Хранительница Истины уже шесть месяцев. Эдолла сняла с тебя это звание на следующий день после похищения. Помнишь?    Не хранительница? В памяти всплыли какие-то смутные моменты. С меня срывали платье хранительницы возле алтаря Мевы.    - Ты долго была под сильным наркотиком. Полностью он обезвредится только к концу недели. Так что лёгкая паранойя в твоём состоянии это нормально!    Я совсем запуталась, где реальность, где фантазии. Сама себя запутала. Или это всё-таки реальность? Или...    - М-да... Как-то надо тебя встряхнуть! - она обернулась к стоящей в дверях Тэме и обратилась на неолетанском - Женщина, позови того даккарского мальчика.    Буквально через минуту в дверях появился испуганный Тоби.    - Нандрель, юбля! - Роджер просто взревел, - Какого хрена!...    Нандрель спокойно подмигнула мне:    - Морена, а это нормальная реакция Роджера?    Я смотрела на ещё минуту назад спокойного и презентабельного чертика. Сейчас он просто выражал понятие "ярость". Если бы он мог метать огонь, он бы его метал сейчас. Взгляд чернее чёрного и искривленные губы, извергающие трёхэтажный мат. Безостановочно! Нет, в моих фантазиях мужчины так не ругаются. Даже Роджер.    Нандрель, как ни в чём не бывало, расплылась в улыбке:    - Прости, Роджер, мне нужно было как-то встряхнуть нашу пациентку. Тоби, сгинь! - она опять повернулась ко мне, - Ну что, лучше с ощущением реальности?    Я испуганно кивнула.    - Ну, вот и замечательно! Приходи в себя и не обращай внимания на паранойю, это остатки наркотика в крови.    Она махнула мне ручкой, кивнула Роджеру и вышла. Чертёнок поднялся с кресла:    - Тэма, ты тоже свободна!    Он уселся рядом со мной, на кровать. Запустил руку мне в волосы. Приблизился почти вплотную, глядя в глаза.    - Значит, я кажусь тебе нереальным? Фантазией?!    И не дал мне ответить, заткнув рот поцелуем.    - Надеюсь, это эротическая фантазия! - его глаза хитро улыбались, а руки довольно однозначно расстёгивали пуговицы на моей пижаме. Роджер сам пришёл ко мне?! Он САМ забирается ко мне в постель?!       Роджер:    Анжей остался у меня в доме вместе с Нандрель, пока Марика не придёт в себя. По крайней мере, на пару дней у меня появился соперник для спаррингов. Да и собеседник:    - Ты знаешь, многие братства ведь уже не верят, что нам всё-таки удастся договориться с САП, и потихоньку переводят своих людей на базы подальше от Даккара.    - Но, генерал, таким образом планета окажется голой. Если республика нападёт внезапно, сражаться будет некому.    - Если республика нападёт, мы уже ничего не сможем сделать. Слишком неравные у нас силы. Мы должны предотвратить нападение, потому что отразить его, мы не сможем. Расы, подобные Даккару, республика зачищает известным образом: разносит ко всем чертям их планету проживания. Поэтому... Предотвратить любыми средствами. Другого выхода нет!    Мы некоторое время молчали:    - Договор... Чем больше я вникаю во всё это, тем больше убеждаюсь, что правит такими делами ложь... Генерал, неужели это правда, что и наши "пауки" в таких ситуациях лгут?    Анжей задумался:    - Честь необходимая часть воина. Но иногда, чтобы спасти что-то более важное, под меч подставляется и она. Я знаю мужчин, которые прикрывают своими телами великий Даккар, и знаю таких, кто прикрывает его своей честью. Но я не знаю ни одного воина Даккара, для которого солгать не было бы раной. Я говорю о той лжи, когда человек заведомо говорит неправду. Мудрость - вводить врага в заблуждение, не говоря ни слова неправды, я не считаю ложью.    - Как это? Как можно ввести в заблуждение, не говоря неправды?    - Люди много додумывают, особенно, когда ты недоговариваешь. Сделай так, чтобы они додумали ложь, не произнося её.    - Как так?    - Например, если я заявлю: "Я не хочу драться с Мореной. Вообще, не все мужчины Даккара идеально владеют мечами"...    - Но ты ведь отлично дерёшься...    - А я и не сказал, что Я НЕ ВЛАДЕЮ мечами. Но это, явно, приходит в голову.    Я впервые, кажется, испугался. Что я делаю сейчас? Я хочу научиться лгать? Пусть не лгать - вводить в заблуждение? Во имя спасения Даккара? Принимать раны своей честью? О, я давно обязан Даккару, роду, братьям, друзьям не только своей честью. Наверное, Анжей прав, - если это работает, я обязан этим сражаться.    - Генерал, вы станете презирать меня, если я тут буду ползать на коленях и вводить в заблуждение...    - Нет, Роджер, я подумаю, что ты стал старше.       Сегодня утром очнулась Марика. Ни черта ещё не соображает и путается, где реальность, а где фантазии. Говорят, это нормальное явление, пока не выветрится наркотик. Только время идёт. Надо уже думать и искать выход.    Марика пока ничего решать не способна. Какие решения, если в происходящее даже не врубилась. Ладно, хоть как целоваться не забыла.       Я плюхнулся в саду на скамейку рядом с Мидеей.    - У меня есть вопрос. Марика не пыталась никогда выдвигаться в Великие, или это у неё не получилось?    - Великие? Не пыталась! Но если бы попыталась, у неё бы это не получилось.    - Почему? Я перерыл биографии всех ами, кто вышел в Великие через самовыдвижение. Что есть у них и нет у Марики? По-моему, так она, наоборот, превосходит их, как лидер.    - Как лидер, да. И как финансовая опора тоже. И как опора религии тоже, в некоторой степени. Но Арнелет - это общество строгой морали. И по этим нормам Армариакка ужасно аморальна. Скажем, это - как если бы она была даккарцем и всё время лгала без стеснения.    Арнелет - общество строгой морали? Это они-то, врунишки, предающие друг друга и нарушающие собственные законы?! Так, я, явно, не понимаю сути этой морали.    - Давай подробнее, что именно в поведении Марики аморально. Я хочу понять.    - Ну, порядочная ами должна поддерживать контакты со своими родственниками, посещать их, писать письма, обязательно являться на торжествах. Армариакка этого не выносит. Порядочная ами должна так же поддерживать контакты с ами, подчинёнными ей. Вместо Армариакки это делаю я. Было несколько случаев, когда в наших землях оставались дети сироты. По нормам Арнелет Армариакка должна была бы их удочерить. Большой скандал был. Она готова была дать денег и платить ежемесячно крупную сумму той ами, что возьмёт этих детишек. Сама она детей не переносит. Ну, и самое заметное: Армариакка признана ами уже более пятидесяти лет, и до сих пор настоящей семьи у неё нет. Это - как если бы даккарца признали воином, а ни в один отряд он не вступил и, вообще, во время битвы под стол прятался. И так пятьдесят лет. Энастения по этому поводу была для нас очень удобной Великой. Во-первых, она ценила Армариакку, потому что имела с неё хорошие суммы деньгами. А во-вторых, Энастения в плане морали просто образец для подражания. И за её спиной столь вызывающая аморальность Армариакки не так бросалась в глаза.    Я задумался. Что ж, в принципе я, кажется, понял, что такое добродетель по-неолетански.    - А если Марика вдруг изменится?    - Ну, если удастся убедить всех, что она изменилась... Тогда да.    Мидея задумалась.    - Только надо будет ещё, чтобы и ты изменился. Армариакка взяла мужем мужчину, запачканного убийствами, дикого варвара, далёкого от целомудрия и покорности. Ты теперь тоже часть её имиджа, - Мидея рассмеялась, - Всего-то измениться! Мелочи!       Марика:    Уже через два дня я спокойно передвигалась по дому и почти не страдала паранойей.       Мы сидели в гостиной: я, Роджер, Мидея, Нандрель и генерал Анжей, который неожиданно составлял ей компанию в этом путешествии.    Роджер, по-хозяйски, развалился в кресле:    - Спасибо, Мидея, что заехала. У меня есть разговор, который я хотел бы обсудить всей командой. Марика, ты ещё не передумала выступать за Даккар?    Знала, что он скоро об этом вспомнит.    - Передумать-то не передумала, только пока не придумала как.    - Значит, я вовремя. У меня есть план! Звание хранительницы с тебя сняли, да и, думаю, общаться с Энастенией после всего произошедшего, ты не рвёшься. Так что путь остаётся один, ты объявишь себя Великой ами!    Оппа!    - Подожди возражать! Я тщательно обдумал всё. Твоё самое слабое место в этой затее - твой имидж. Но у нас есть преимущество. Ты уже, как я понимаю, сильно удивила всех полгода назад, объявив меня своим мужем. А потом о тебе никто ничего не слышал полгода. Немалый срок! Так что, если мы постараемся, у нас есть большой шанс убедить всех, что ты изменилась за это время. Начала чтить семейные ценности и, неожиданно, полюбила детей. В последнее будет легко поверить. Насколько мне известно, неолетанки рождаются семимесячными? Так что где-то через месяц у тебя будет три собственных дочери. Ты попозируешь с ними перед камерами, и все поверят, что эти младенцы пробудили в тебе любовь к малышам...    - Что?!!!!    Мысли в моей голове в панике забегали, сталкиваясь друг с другом. Роджер? Дочери?! ТРИ!!! Он сговорился за моей спиной с женщинами?! Моими женщинами?! Как они посмели?! Какая вертихвостка позволила себе не предохраняться?! Или от даккарца эта штука не помогала?! Блин, да я компанию, которая их выпускает, заживо съем! Хотя нет, если бы не помогало, дочерей бы мне грозило не три! Ё...! И что мне делать?!    - Марика, ДОСЛУШАЙ!!! Не только ты, но и я прикинусь, что изменился. Думаю, Мидея права, и это необходимо.    Он уже обсуждал это с Мидеей?!    Мидея опять кивнула:    - И насколько ты хочешь измениться?    - Хм... Давайте так: вы ведь читали "Крылья оков". Насколько я понимаю, это классика? - Мидея кивнула. - Вот этот уровень покорности обычаям Арнелет я и обещаю соблюдать.    Крылья оков? Любовный роман из классики неолетанской литературы прошлого столетия? История мужчины-колониста и молоденькой ами. Роджер читает романы?    Нандрель восхищённо хлопала глазами:    - Ты обещаешь?! Роджер, признаюсь, ты поражаешь меня больше и больше. А что делать с Энастенией и Эдоллой? Нельзя же это похищение просто так спустить!    Мидея пожала плечами:    - У нас нет ни сил, ни права с ними бороться. Они опора Арнелет.    Роджер усмехнулся:    - Смотря, как бороться! Никто не собирается убивать их или как-то разрушать их бизнес. Нам нужно лишь немного пошатнуть их авторитет. Не столько ударить, сколько обсмеять! У меня есть одна мысль.    Нандрель хихикнула:    - Мастер Роджер, по-моему, тебя уже можно начинать бояться!    Роджер строит планы? Нандрель называет его "Мастер"?! Мидея кивает с серьёзным видом?! Он со всеми тут договорился?!    Роджер... Мальчик, не умевший лгать и столь наивно веривший в силу своих мечей. Может, я опять в своих фантазиях? Может, теперь это просто мой кошмар?!    - ЭЙ, по-моему, вы забыли спросить кое-кого. МЕНЯ! Вы решаете МОИ дела, не спрашивая МЕНЯ! А ты... - я смотрела на Роджера, моего и не моего сразу, - как ты мог наделать мне дочерей, не спросив?!    Все замолчали. Роджер задумался, улыбнулся, какой-то очень не доброй, очень даккарской улыбкой, встал, подошёл ко мне, сел на пол возле моих ног, положив руки мне на колени, упёрся в них подбородком. Спокойно так, расслабленно, глядя на меня снизу вверх.    - Марика, ты обещала выступить в защиту Даккара. Обещала дать мне информацию, возможность общаться с Анжеем, научить противостоять Ар... - улыбка стала мягче, а через мгновение исказилась в гримасу злости, и чёрные глаза стали ещё черней, - А САМА, КАК РЕБЁНОК, ПОПАЛАСЬ В ГЛУПУЮ ЛОВУШКУ ЗАРАНЕЕ ИЗВЕСТНОГО ТЕБЕ ВРАГА, ИЗ КОТОРОЙ МНЕ ПРИШЛОСЬ ВЫКОЛУПЫВАТЬ ТЕБЯ ГОЛЫМИ РУКАМИ!!!    Он поднялся и направился к двери, добавив в полголоса:    - Видят боги, я хотел быть терпеливым и не ругаться... Ладно! В любом случае, свой план я озвучил: ты объявишь себя Великой ами и вытянешь ситуацию с Даккаром. Тебе сутки на то, чтобы всё обдумать. Завтра я ожидаю увидеть детальный план. Если ты станешь медлить, я сам расскажу прессе свою версию.    У дверей он снова остановился. Повернулся ко мне:    - А твои дочери... Я, вообще, сына себе хотел. Через три месяца где-то, Фика обещала мне его родить. Твои дочери заодно получились. И спрашивать у тебя разрешения на то, чтобы завести сына, я не собирался и не собираюсь в будущем! - он сделал паузу. Блин! А я, наивная, думала, что единственная опасность, исходящая от этого мальчика - мечи за плечами! Злость опять бесследно растаяла во взгляде, уступая место, как мне теперь казалось, чему-то более опасному, но прикрытому спокойствием, - ЭСТИ! Не прячься уже! Покажись. Марика хочет тебя поздравить.    Роджер широким шагом, молча, удалился из комнаты. В дверях показалась Эсти. Она смущённо улыбалась, теребя платье, обтягивающее круглый животик, надувшийся явно не на одних булочках.    - Правда, Марика? Ты не сердишься?       Глава 24       Роджер:    Анжея я нашёл на берегу пруда в полном одиночестве:    - Генерал, позволишь присоединиться?    Он, ухмыльнувшись, махнул мне и протянул бутылку. Я уселся на бортик рядом. Попробовал предложенный напиток:    - Тьфу, какую ты гадость пьёшь! У меня там, на кухне, целая батарея хорошего коньяка стоит. Что не взял?    Анжей пожал плечами:    - Избаловался ты тут совсем!    Мы некоторое время молчали:    - Как там Марика после моего ухода?    - Да я тоже быстро ушёл. Нандрель осталась объяснять ей, что ты прав. Ты реально считаешь, что у неё есть шанс закрепиться в звании Великой ами?    - Да, генерал. Вы же сами говорили, что намного легче поверили бы в то, что власть находится в руках Морены, чем Энастении, Перлиады и иже с ними. Я хорошо порылся в их истории. Энастения пришла к власти, когда конкуренции просто не существовало. Тогда можно было любой дуре Великой назваться. Большинство тех, кто приходил после, получали власть автоматически с открытием новых неолетанских поселений, возле новых сельскохозяйственных районов с продуктами на Атакве. Сами выдвигались трое. Из них Гардеона - фигура липовая - ширма Луиса. А две другие не особо крупные промышленники, уступающие Марике и в финансах, и в авторитетности, и в мозгах, что самое главное. Проблему с аморальным нестремлением к детям я вроде решил. Других проблем, честно, не вижу. Посмотрим!    - Если Морена получит власть Великой, это будет наилучшее решение. Намного больше, чем мы рассчитывали.       Марика:    Внутри меня просто кипело всё от злости:    - Это моя жизнь! Я могу, в конце концов, решать, чему в ней быть, а чему нет! Это моё право! Я никому и ничем не обязана! Как он мог...    Нандрель сидела на подоконнике, сложив ноги по-турецки. Мидея быстро испарилась вслед за Роджером, но, как всегда в таких случаях, прислала вместо себя Димуану. Которая, подмигивая, выуживала из пакета уже пятую бутылку "Ночи желаний". Отвечала на мои истерические восклицания пока только Нандрель:    - Морена, ты назвала этого парня мужем, а это значит, кое-что ты ему уже должна.    - Блин, да я просто хотела вытащить его тогда... Как он мог так бесцеремонно вмешиваться в мою жизнь!    Димуана закончила выставлять бутылки:    - Я не поняла, а что, си Роджер у нас оказался большим любителем детишек?    Скрепя зубами, я плюхнулась в кресло:    - Вряд ли он при этом головой думал!    - А вот это ты зря, - Нандрель протянула мне открытую бутылку, - Твой Роджер периодически очень даже хорошо думает головой. А насчёт любви к детям... Любить даккарцы не умеют! А вот плодить детишек, по-моему, считают делом чести. Ты посмотри, как они по всей вселенной сыновей плодят. Так что, не понимаю, чему ты удивляешься.    Чему я удивляюсь?    - Думаю, собственной глупости!    - В любом случае, Морена, ты же не можешь от собственных дочерей отказаться.    - Конечно, я не буду от них отказываться... Блин! Нандрель, ну какая из меня мать?! Да я сама ещё ребёнок, с головой полной глупостей! У меня нет ни терпения, ни мудрости... Да я сама ещё не знаю, что правильно, а что нет... Ну, куда было так торопиться!    Димуана обняла меня за плечи:    - У тебя просто мандраж. Это нормально. Разобраться с правдой и мудростью у тебя ещё будет время. Дети, когда рождаются, к этим вещам абсолютно равнодушны. Их, вообще, вначале только фати и её молоко интересуют. А пока они подрастут и начнут хоть что-то понимать, ты со всем разберёшься. Начать разбираться предлагаю с титула Великой ами, - она подмигнула. - Ты знаешь, намного приятней рождаться дочерью Великой, чем дочерью ами, вообще, неизвестно где находящейся в иерархии Арнелет. Да и нам с Нандрель нравится идея стать помощницами Великой.    Нандрель тоже улыбалась:    - Да, давно хотела иметь право послать Энастению к чертям!    - А как наши на Нертусе и Банбе обрадуются, что мы больше не подчиняемся этой маразматичке!    - Ага, Пэётис плясать будет. Она каждый раз, отсылая Энастение деньги, неделю ворчала, сколько полезного на эту сумму можно было сделать.    - О, а сколько ещё в счетах, которые мы за пользование порталами не выставляли! Да на это можно несколько новых портов отгрохать!    - Кстати, ами Сарбала, думаю, шустро вернётся. Она не хотела под опеку Растеньи, но ты, Морена, её всегда устраивала.    - И с рудников Вельсы можно будет ами перетянуть. Для них выгодней будет в наших портах швартоваться...    Я тихонечко свернулась в кресле, одним ухом слушая о том, как люди пойдут за мной, как всем будет хорошо, какие перед всеми вдруг перспективы откроются... Роджер, кажется, сварганил вполне жизнеспособный план, как пропихнуть меня в Великие. И мои люди явно собирались им воспользоваться. Сделать меня Великой было выгодно, удобно и правильно с их точки зрения. Это упрощало их жизнь. Это давало надежды и перспективы... Единственным, кажется, человеком, который не видел в этом ничего хорошего, была я. Я люблю быть популярной. Весело путешествовать по миру, браться за всё новое, болтать, что вздумается... Но быть ответственной за кучу людей?! Иметь обязанность решать их проблемы, представлять их интересы?! Добровольно взвалить на себя обязанность заботиться об Арнелет целиком?! Хотя меня, кажется, уже никто и не спрашивает. Правильно: назвался груздем... Не пойду же я обратно на поклон к Энастение. И от дочерей собственных никуда не денусь. Эсти так радовалась, когда я сказала, что не сержусь за то, что она нарушила мой приказ. Блин, Роджер! Как он мог?!    - Кстати, Морена, если Роджер действительно будет послушен тебе, твой имидж в Меве взлетит просто до небес. Что там кричала Урсудана? Что из даккарца не получится мужа?! Да и Энастения плела что-то о непригодных к мирной жизни варварах. Ха! Получается, что вполне пригодных, просто уметь надо!    Да! Эдолла слюной брызгать будет от злости. Энастения просто захлебнётся. Подчинить себе даккарца, не ломая, ещё никому не удавалось.    - Морена, Нандрель, а помните идею с выборами здесь, на Селене, которую нам лет пять назад подкидывали? Ну, что избирателями неолетанки считаются с пятнадцати лет, а по таким критериям процента неолетанского населения на этом материке Селены вполне хватит, чтобы абсолютно честно выиграть все выборы и одним словом Великой поставить на все государственные должности своих людей?!    Я отхлебнула амосы. Ага, сменить уже, в конце концов, этого мэра. Сколько можно с ней ругаться?! Сногсшибательная идея была. Как раз авантюрка в моём стиле! Да, хохмой будет захватить власть на Селене и объявить её своим протекторатом. Ой, сколько напыщенного народу станет головой об стенку биться! ...О чём я думаю?! Серьёзные вещи воспринимаю, как очередную авантюру!    - О! И, снимем уже, наконец, это глупое ограничение на портальные связи и сделаем эту часть Селены самым удобным торговым узлом. Учитывая, что порталы останутся под нашим контролем, думаю, даже директорат корпорации будет всеми руками "за". И на Банбе порталов натянем...    Да! Дурацкое местное законодательство Селены не давало мне устанавливать крупногабаритные порталы. Боялись потерять контроль над этим способом проникновения на планету. А если эта часть Селены будет моей, порталы встанут уже через полгода. Это поднимет и экономику планеты, и уровень жизни. Да и мне даст кучу рычагов влияния на все точки контакта...    - И монастырь Ар можно будет здесь развернуть.    Монастырь мне тоже развернуть не давали. А удобно было бы прямо тут библиотеку собрать, да и мастер-классы давать иногда.    - А ещё, Марика, подумай, тебя будут звать коротко, только "ами Армариакка". Одним махом отделываешься в имени и от "Даниэллы", и от "Энастении".    Не таскать в своём имени "любимых" родственников?! ...Моё пьяное сознание вовсю смеялось. Что, прижали? Поймали? Отобрали право говорить? Вот вам: верну себе все права обратно, да ещё с процентами! Роджер, блин, мальчик, не устающий меня удивлять!    Я, наконец, подняла голову на своих помощниц:    - А Роджер, правда, волновался обо мне?    Нандрель непринуждённо пожала плечами:    - У тебя есть другое объяснение, зачем он ежедневно пилил Мидею, требуя тебя найти? Причём запилил до такой степени, что она просто упрашивала меня как-нибудь избавить её от этой проблемы. А ещё, даже то, что я рассказала ему, что ты взяла с собой другого даккарца, остудило его пыл только на три недели. А он ревнивый! Жуть, какой ревнивый.    С каким восхищением она это говорит! Вот, если бы я не знала, что без меня в дом ни одна неолетанка войти не могла, а Роджер, не то что выйти, даже приблизиться к порталу не мог, сама бы в ревность впала. Роджер такой! Роджер сякой! Они прямо все тут помешались на МОЁМ Роджере! И кто? Нандрель, которая предлагала мне его сломать?! Мидея, которая ворчала, что я подобрала самого никчемного мужчину?! Димуана, которая причитала что любовь зла, а в моём случае она явно была особенно недоброй.       Роджер:    День начался до неприличия удачно. Утром я дважды выиграл у Анжея в спарринге. Десятью минутами позже, одна из женщин путано объясняла мне, что хочет перейти из категории "тех, кто иногда со мной спит" в категорию "тех, кто хочет от меня детей":    - Ну, я тогда боялась, что Марика... Ну, ведь плохо ребёночку будет! ...А тут, раз так...    Ещё через час Марика на удивление легко согласилась, что идея с титулом Великой ами самая рациональная на данный момент. Она, вообще, с утра какая-то была тихая, похмельем болела, видимо.    Немудрено, что в зал, где для торжественного объявления о намереньях Марики выдвигаться в Великие, собрались подчиняющиеся ей ами, я явился уже опьяненный азартом. Звук падающих челюстей, когда я с довольным видом уселся на пол у ног Марики, только подстегнул это состояние. Поэтому, когда в перерыве, выйдя подышать на широкий балкон, я обнаружил там девчонку-журналистку, неизвестно как пробравшуюся через охрану, как-то сразу решил воспользоваться ситуацией по-полной.    - Сдаётся мне, девочка, охрана будет удивлена, увидев тебя здесь?    - О, си Роджер, не нужно звать охрану, я всего лишь хочу донести истину до своих читателей. Правда, что ами Армариакка готовится сделать серьезное заявление? Это касается Даккара?    - Это касается Арнелет. Мысли Армариакки в первую очередь направлены во благо Арнелет.    Появление хоть одной вменяемой великой точно пойдёт этому обществу в плюс.    - Скажите, си Роджер, а верно, что ами Армариакка немного... ну... не в себе в последнее время?    - Это ты о заявлении газетчиков, что Марика сумасшедшая? Это такая же провокация, как сваленное на неё убийство. Грязные игры тех, кто не хочет, чтобы Марика размышляла разумно и делилась своими выводами публично.    Глаза у девочки загорелись:    - Вы думаете, что Армариакку подставили с тем убийством журналистки?    - Я точно знаю это. Так же, как то, что меня подставили с нападением на мастера драконов. И поверьте, мишенью этой подставы был не я. То, что Марике удалось из всего этого выкрутиться, просто ещё раз говорит, что она очень умна.    - Си Роджер, а вы можете назвать, кто именно организовал эту подставу?    Я прищурился:    - А ты не боишься, что твою газетёнку очень быстро закроют за такие откровения?    - Си Роджер, я обязана нести правду!    - Давай так, я просто намекну тебе, а выводы, если способна, ты сделаешь сама.    Девочка радостно кивнула:    - Весь этот конфликт крутится вокруг Даккара. Вернее, вокруг отношения Арнелет к Даккару. Скажем так, бывают ами, у которых не всё в порядке со здоровьем. Бывает так, что круг мужчин, с которыми у неё получается... в смысле, в постели, очень ограничен. Чаще всего какими-нибудь комплексами, например, связанными с ростом мужчины... И в таком случае бывает, что мужчины, под этот стандарт не попадающие, вызывают у такой ами просто неадекватное отторжение... А уж если ами, наделена властью... да с патологическим неприятием высоких мужчин, она способна такого натворить...    - Вы имеете в виду, что кто-то из высокопоставленных ами...    - Больше я тебе ничего рассказывать не буду. Выяснить, у кого именно на даккарцев совсем, хм... скажем так, "не стоит"... и кто столь усердно брызжет желчью, ты можешь и сама. Начни с самого верха.    На этой фразе я поспешил вернуться в зал к Марике. Девочке хватит намёков. Остальное она раскрутит сама. Докопаться, что Энастения, единственная неолетанка, которая категорически избегает спать с даккарцами, очень легко. Обратить внимание, что все мужики вокруг неё ростом с четырнадцатилетнего мальчишку - вообще, просто. Связать и сделать выводы - было бы желание!    Я постарался улыбнуться зеркалу. Мой первый опыт ввода в заблуждение меня как будто в помои макнул. Ничего, для спасения Даккара я и не на такое способен! Вообще, это не совсем заблуждение. Я просто высказал теорию. Вполне логичную, кстати. И я реально думаю, что у Энастении что-то не так в мозгах по поводу даккарцев. Это единственное объяснение, на мой взгляд, её действиям! Так что...    Что бы вредная Великая не предприняла в ответ на эту утку, я всё равно выиграю. Если она решит сплетню проигнорировать, - на её безупречном имидже появиться первое пятно, "сексуальная несостоятельность" для неолетанок, как я понимаю, штука позорная. Если решит оправдаться и заведёт любовника-даккарца, у генералов появится шанс выйти с ней на переговоры.       Марика:    Утро подхватило меня властным, но заботливым потоком. Роджер улыбался и не спорил со мной. Даже согласился глаза накрасить. Нандрель готова была подавать чай и, вообще, выполнять любые прихоти. Мидея просто рассыпалась в восторгах. И всё это только потому, что с утра я сообщила, что подумала и решила согласиться выдвигаться в Великие ами.    А что делать, если других вариантов нет?!    По большому счёту, кроме согласия от меня, можно сказать, ничего и не требовалось. Мидея срочно сформировала команду, занимающуюся моим выдвижением. Они взялись писать, что и как мне говорить. А после полудня я уже выступала перед своими ами:    - Неразумность и убийственная нерациональность политики Энастении вынудила меня отделиться от её опеки и объявить себя Великой ами. Я хочу сделать Арнелет сильным, влиятельным и обеспеченным. Мне много лет удаётся делать это с подчинёнными мне территориями. Что ж, пора взяться за большее.    Вообще, мои ами были самой требовательной и, в тоже время, самой верящей в меня публикой.    - ... Боги создали этот мир для нас, оставив свои подарки в самых неожиданных местах. Я очень долго искала мужчину, который сможет стать частью моего сердца. То, что этого мужчину мне подарил Даккар, чудо и откровение. Мужчины, созданные нашими богами, созданы не случайно. Они часть души Арнелет. Важная часть. А это значит, что мы должны всеми силами вступиться за них перед политиками САП и помочь им оградиться от агрессии республики! ...    - ... Можно сказать, я сильно повзрослела за это время. Семья делает ами ответственней. А дети прибавляют ей сил. Теперь я хочу сделать жизнь рода Арнелет лучше. Ведь этой жизнью жить моим дочерям.    Роджер в это время с довольным видом сидел на коврике у моих ног. Боги умудрились не просто найти мне мужа. А подсунуть его так, чтобы я, глупая, ничего не сообразила! Я рассмеялась про себя. Как будто я хоть на минуту пожалела. Нет, я безумно счастлива видеть его рядом, особенно вот так, когда он ведёт себя как правильный муж. А то, что он крутит мной... Ну, видимо, мне остаётся только стать ещё сильней и переделать этот мир так, как ему хочется! Хитрый демон! Я готова для него даже себя изменять... А у меня есть выбор?!       На следующее утро мне аплодировали в центральном зале советов Селены. Мой штаб начал активно работать над выборами по всему материку. Пэётис ахнула от суммы, выделяемой на все эти программы, но с серьёзным видом добавила: "Ну, это, по крайней мере, на дело".    Мои планеты Банбе и Нертус, вообще, устроили великий праздник по поводу моего выдвижения. Цены на землю там моментально подскочили. Курсы моих акций, наоборот, упали в ожидании большей определённости. Жизнь забурлила, и, чтобы выбраться из этого потока победительницей, предстояло ещё долго грести лапками.       Глава 25       Марика:    Чувствую себя винтиком, который резко взяли в оборот. За меня решают, что надеть, что говорить, кому улыбаться. Кажется, это выдвижение в Великие - самое жуткое, что со мной случалось. Я даже честно послать ко всем чертям никого не могу!    Роджер, блин... Это не чёртик! Это демон, блин, настоящий! Нандрель вместе с Мидеей перед ним чуть ли не на задних лапках ходят!    По-моему, меня сурово обманули, в упаковке с наивным мальчиком подсунули какого-то матёрого интригана! Хи! Наговорил журналистам, что у Энастении на даккарцев банально "не стоит", и поэтому она всячески препятствует договору. Бабка бушует, вся пресса завалена анекдотами на эту тему, общественность катается со смеху. Я тоже тихо ржу в подушку.    Вчера изображала сладкие улыбки на встрече с журналистами у себя дома. Эмани пузиком вперёд позировала перед камерами. И все они наперебой рассказывали, какой Роджер замечательный. Нет, мне всегда казалось, что неолетанская семья сама по себе неправильная. Из троих родителей кто-то всегда оказывается лишним. В моей семье, по-моему, это я! Они тут и без меня мило полгода жили. И, кажется, никакой нужды во мне не ощущали.       Я сижу в кресле возле расправленной кровати. В комнате полумрак. На постели совсем юный мальчик даккарской крови. Так, как Роджер, за душу он не берёт. Но тело реагирует отменно. Я же живая, в конце концов!    Вот только расслабиться и получить удовольствие мне сегодня не светит. А такой мотив был хороший! Этот мальчик был со мной в плену у Энастении, и там я под дурманом наркотиков, кажется, немного подправила ему мозги. Теперь Анжей настаивает, чтобы я вернула обратно всё, как было, насколько это возможно. В нормальной ситуации это бы означало на недельку забрать мальчишку себе в постель. (Я, между прочим, привычна к разнообразию! В жизни дольше месяца не была верна одному любовнику!) Но... Роджер заявил, что хочет присутствовать... Блин! Сидит в углу, в кресле, и пьёт коньяк прямо из бутылки. (Производитель этого коньяка уже подарки мне присылает - кажется, Роджер умудряется потреблять большую часть выпускаемой им продукции.) Блин, сижу и просто беседую с мальчишкой, всё остальное делает Нандрель. Типа мастер-класс по тонкому рефреймингу.       Роджер:    Ещё немножко, и я по-настоящему, кажется, разучусь чувствовать. Такой грязью, таким жалким ничтожеством я себя ещё никогда не ощущал. Я лгу своим поведением, манерами, словами. Я изображаю из себя того, кем никогда не был и не буду - покорного раба. Да, разум говорит, что я на верном пути. Что, возможно, это единственный путь к спасению Даккара. Но... Я продвигаюсь к цели и презираю себя настолько, насколько это вообще возможно. Ни у кого уже не отваливаются челюсти, когда я усаживаюсь на пол у ног Марики. Никто уже не обращает внимания, что я хожу, как девка, с накрашенными глазами... Никто, кроме меня самого...       Утром Анжей напомнил, что до сих пор остаётся в доме Марики потому, что хочет вернуть мальчишку Аль Тобра домой, а для этого Марика должна обратно вправить парню мозги. Нандрель подтвердила, что её шеф уже достаточно восстановилась и может это сделать. Марика, как всегда последнее время погружённая в себя, согласилась с каким-то подозрительным энтузиазмом. Уловив это, я вызвался присутствовать. Она тут же нахмурилась:    - Ты хочешь присутствовать?    - Да, я хочу разобраться в возможностях Ар, так что посмотреть, как с помощью него вправляют мозги, нахожу очень интересным.    Энтузиазм Марики поник.    - Ладно. Только ты будешь молчать и не вмешиваться, что бы ни происходило. Если прервать технику неоконченной, будет ещё хуже.    Сдаётся мне, она просто хотела потрахаться под шумок. Честно говоря, такое её отношение просто бесило. Ей мало того, что она меня затащила в эту задницу? Решила из всего Даккара бордель сделать? Одного меня, покрытого позором, не хватает? Ладно бы местных рабов тискала. Хотя этих я тоже, если замечу, с лестницы спущу - не фиг мне на глаза попадаться!       Я сидел в уголке, в кресле. Марика, поняв, что трахнуть мальчишку ей не удастся, притащила Нандрель. Сказала, что той нужно потренироваться. Парень, как собачонка, забрался на кровать, готовый выполнять всё, что скажут. Жутко выглядит. Не знаю, каким он был до того, как Марика поковырялась в его сознании. Но такой... Если она не сможет это исправить, Анжею, наверное, придётся его убить.    - Тоби, сегодня с нами будет Рела, - Марика кивнула в сторону Нандрель, примостившейся на краю кровати. - Я хочу, чтобы ты не стеснялся её и был с ней ласковым, - парень испуганно оглядел Нандрель и кивнул. - Разденься, пожалуйста, - парень удивлённо посмотрел на Нандрель, потом на меня. - Не обращай внимания на Роджера. Он просто посмотрит.    Юбля! Ну, издеваться-то над человеком зачем! Пацан мелкий совсем. Даже знак Цуе не носит. А это значит, что до того, как на его голову свалилась Марика, он даже с женщиной не был. Извращенка!    Мальчишка мялся, но медленно стягивал с себя одежду. Нандрель обняла его сзади. Он попытался дёрнуться. Куда там, мало того, что молодой совсем, так ещё и не боец! Нандрель шустро развернула его к себе, приподняла рукой за подбородок, смакуя поцелуи.    Ясно, трахать пацана будет Нандрель. У меня в последнее время закрадывается мысль, что вся эта их магия Ар только через секс делается.    В это время Нандрель уже раздела мальчишку. Он пытался вывернуться из её рук. Но потом ловил суровый взгляд Марики и чуть ли не со слезами возвращался обратно.    - Тоби, я хочу, чтобы ты был ласков с Релой. Я хочу посмотреть на это. Не разочаровывай меня!    Парень с обречённым видом подался к Нандрель, тихонько целуя её.    - Тоби, ты забыл, как это делается? Или ты хочешь меня разозлить?    Мальчишка замотал головой. Каким-то заученным движением убрал волосы Нандрель с плеча и принялся покрывать поцелуями шею, висок, глаза, губы, руками неумело расстёгивая блузку на её груди.    Он ещё раз с надеждой покосился на Марику. Но она только кивала:    - Хорошо, продолжай.    Одежда Нандрель осела на коврике у кровати. Между прочим, у неё аппетитная фигура. Гармоничная такая, и мускулы не так явно выделяются, как у Марики. Хотя той её мускулы идут.    Марика потянулась в кресле с видом довольной кошки.    - Продолжайте. Я скажу, когда остановиться.    Юбля. Как бы меня ни бесил сам факт существования этого парня, сейчас мне было его жалко. Только сделать ничего нельзя. Никто другой, кроме этих двух извращенок, вывести его из этого рабского состояния не сможет.    Нандрель опрокинула мальчишку лицом в подушки, почти с урчанием покусывая его попу. Ещё одна дурная кошка! Вот кого-кого, а Нандрель явно не смущало ни моё присутствие, ни уж тем более присутствие Марики. Развратная зверушка!    Тем временем Нандрель с теми же повадками хищной котяры перевернула парня на спину и, раскидав по нему свои длинные волосы, нырнула губами в направлении члена. Мальчишка уже не зажимался. Он просто зажмурил глаза и с глупой рожей расслаблялся на подушке. Кто же от такого прятаться будет. У меня тоже, честно говоря, картина вызывала довольно однозначную реакцию. Правильно, какая тут многозначность? На меня смотрела попа Нандрель, плавно покачивающаяся в такт её движениям. Очень призывно так покачивающаяся.    Я перевёл взгляд на Марику. Эта хитроухая извращенка сидела и, ухмыляясь, смотрела на меня. Юбля, она издевается?    Нандрель прервалась, так и не дав парню кончить. Забрала с протянутой руки Марики что-то типа помады, не прячась, намазала этим губы и впилась ими в губы мальчишки.    Да, с Марикой они, явно, друг друга и без слов понимают. Хотя, чему я удивляюсь, я же видел их тогда в монастыре, вылезающими из одной постели после большой групповухи.    Нандрель отцепилась от парня и, довольно рыкнув, отвалилась на другой угол кровати, предварительно выдернув из-под него одну подушку. Марика перестала на меня пялиться и снова вернулась к происходящему. Она внимательно осмотрела мальчишку. Он жмурился в непонятках. (Я бы уже громко ругался: раздраконили и расползлись по углам!)    - Тоби, сядь. Я хочу с тобой поговорить.    Нашла время, ё-моё!    Парень поднялся. Нандрель придвинула его спиной к себе, только не продолжила ласкать, а так, немного дразнила пальчиком, чтобы не расслаблялся.    - Тоби, я как-то говорила уже с тобой. Я хочу вспомнить этот разговор. Давай, я буду начинать историю, и, если ты уже слышал её, ты тут же скажешь мне об этом.    Мальчишка заворожено кивал. Ну, правильно, обалдеешь тут от таких издевательств: то одежду сдирают и облизывают, то истории рассказывают.    - Это серая улица. Холодные шершавые камни, высокие хмурые дома, подпирающие крышами свинцовое небо. Длинная улица, уходящая в бесконечность. Закрытые двери. Дождь. Дробь холодного монотонного дождя. Ты сидишь на земле. Прямо на мерзко мокрой брусчатке мостовой. Мимо тебя проходят люди. Их разношенные ботинки ступают по луже возле тебя, в твоё лицо летят грязные капли, но они не замечают всего этого. Им нет до тебя дела. Высокие бесконечно сердитые люди. Тебе холодно. Ты хочешь есть. Ты давно промок и устал вытирать грязные капли. Ты пытаешься обратить на себя внимания. Но тебя не замечают. Ты кричишь. Но даже сам не слышишь собственного голоса...    Марика остановилась.    - Тоби, я рассказывала тебе эту историю?    Мальчишка ошарашено помотал головой. Юбля, я, честно говоря, тоже был ошарашен. Что-то как-то неуместна её история была для настроения. Хотя какое настроение?! Настроение от этой истории стало противным. Юбля! Даже Нандрель прекратила свои грязные домогательства к парню и, валяясь на подушке, кажется, внимала каждому слову Марики. Тьфу, блин!    - Тогда, может, это была другая история.    Марика на секунду задумалась, внимательно рассматривая мальчишку:    - Гром. Захватывающий, сотрясающий каждую клетку твоего тела, всего тебя, весь мир вокруг тебя - гром. Это шумит могучая река. Тебе не хватает взгляда, чтобы рассмотреть её второй берег, но зато ты до мельчайших деталей видишь её пороги и перекаты. Бушующий поток! Великая, неподвластная человеку стихия. Ледяная пронзительно прозрачная вода, древняя как сама жизнь. Видно каждый камень на неровном смертельно опасном дне. Они огромные эти камни. Они серыми валунами поднимаются из ледяной воды нерушимыми монолитами. Ступня скользит по камню. Нет ничего, за что бы можно было ухватиться. Сильный ветер бросает брызги в лицо. Река грубо окатывает волной. Накрывает с головой. Пальцы бессильно пытаются ухватиться за камни. Но поток слишком сильный...    Марика замолчала, разглядывая мальчишку:    - Я рассказывала тебе эту историю, - она не спрашивала, а утверждала. Парень мотал головой, тихонько всхлипывая. До меня только сейчас дошло, что, как бы несуразно ни выглядело происходящее, это и есть стиль мастера истины, рефрейминг, правка чужих мозгов. Я припомнил, как сам дважды попадал под стиль мастера меча. И то, что тогда стояло перед моими глазами, было очень далёким от реальности. Не факт, что парень понимает сейчас, что всего лишь сидит в комнате перед двумя извращенками. Скорее всего, он как раз в той реке или на той улице под дождём. Юбля! Ладно, я же сам вызвался смотреть!    - Нет? Ты не слышал эту историю? Хорошо, возможно история была не такая.    Марика встревожено наблюдала за мальчишкой.    - Пустыня. Горячая растрескавшаяся земля. Ни единой травинки до горизонта. Сухая, опалённая великим солнцем, проклятая на бесплодие. До самого горизонта, отчаявшаяся, опустившаяся, подвластная всем ветрам. Но прямо тут из мёртвой земли проклюнулся слабый живой росток. Он безысходно раскрывает вялые слегка желтоватые листья безжалостному солнцу, он из последних сил тянется тонкими корнями к воде. Отчаянно цепляется за жизнь... Безнадёжно! Ветер пустыни одним порывом срывает листья. Солнце иссушает чахлый стебель. Скупая земля не даёт влаги. Росток сражается за свою жизнь. Тщетно! Он не должен был родиться здесь. Не здесь! Он здесь не нужен! Глупая случайность занесла его в эти неприспособленные для него земли. Он с рождения обречён на поражение. Фатум! Ты сидишь на земле около этого засыхающего цветка. Проводишь рукой по стеблю, и он рассыпается в пыль прямо у тебя в руках. Горячий ветер обжигает щёки. Безжалостное солнце печёт голову. Ты тоже не приспособлен жить в этом бесплодном мире. Так же, как и этот цветок, ты чужак ему. Бурая ящерица, громко шурша лапами, пробегает мимо. Она часть этого мира. Она создана для него. Она нужна ему...    Мальчишка в голос рыдал.    - Тоби, ты слышал эту историю?    Мальчишка судорожно кивнул. Марика в полголоса выругалась. Потом сделала знак Нандрель, и та ловко перехватила парня. Минута, и он обмяк на руках. Марика встала:    - Блин! Глупо было, конечно, надеяться, что он на речку попался, он хоть и не особо сильный физически, но даккарец... А настолько бы всё проще было!    Марика задумчиво повернулась к Нандрель.    - Ты узнала антуражку?    - Да, конечно, это "Несвоевременность, ненужность". Коронный вариант, который ты стянула у Морок.    - Точно! Теперь осталось найти для этого мальчика его своевременность... Думаю, после обсуждения ты сможешь закончить без меня. Вариант очень типовой.    Я замахал руками:    - Как я понимаю, сеанс прекращён? Почему? Что с пацаном?    - Прекращён, да. Надо подумать. Мальчик пока поспит.    - Объясни мне, что это было, и в чём проблема?    - Что было? Я не помню, как вмешивалась в сознание этого мальчика, и, соответственно, не помню, что именно я делала. Но нам повезло. Я была не особо изобретательна и использовала один из своих любимых приёмов, с одной из своих любимых сказок. В душе каждого, даже самого сильного человека, есть страхи. В определённом состоянии я могу растянуть этот страх в необъятную пропасть, существование которой просто бы уничтожило разум. Эту пропасть я закрываю тем, что нужно мне. Некоторой аксиомой. Так, как эта аксиома спасает разум от разрушения, человек не только не отторгает такую мысль, а наоборот, он находит ей дополнительные подтверждения, сживаясь с ней. Это и есть одна из моих любимых техник рефрейминга: "Спасательный круг", - тут она стала серьёзной. - В мозгах этого мальчика пропасть, страх, что он не нужен никому, что его появление в этом мире случайно, несвоевременно и бесцельно. Сейчас эта пропасть закрыта довольно грубой истиной, что смысл его существования быть полезным мне... - Марика хмыкнула. - Теперь о том, как вернуть всё назад. Я легко могу убрать свою аксиому. Но пропасть того самого страха останется, и её надо будет закрыть чем-то другим. Другой аксиомой, другим спасательным кругом, заточенным под этот страх.    Я немного ошарашенно пялился на Марику. Юбля! А я думал, что магия - это когда махнул руками, и всё: "Пшик!"... А тут какие-то страхи, мысли...    - А почему речка была бы проще?    Марика рассмеялась:    - Речка - это антуражка страха собственной слабости перед неизмеримо сильным миром. Если бы его страхом была слабость, я бы просто внушила ему мысль, что Даккар целиком очень силён, и нужно просто держаться вместе со всем Даккаром.    - А та, где были улица и дождь?    - Я обычно называю её "Про щенка". Это страх одиночества. Страх быть брошенным всем миром, никому ненужным, как бездомная дворняга.    - И что теперь?    Марика улыбнулась:    - Теперь всё хорошо. Диагноз установлен, а это большая часть проблемы. Сейчас Нандрель вместе с генералом придумают, что будем выдавать за нужность и своевременность. А замену она легко произведёт без меня. Так что, если ты не против, я бы пригласила тебя поужинать вместе со мной вдвоём.       Марика:    - В мозгах этого мальчика пропасть, страх, что он не нужен никому, что его появление в этом мире случайно, несвоевременно и бесцельно. Сейчас эта пропасть закрыта довольно грубой истиной, что смысл его существования быть полезным мне...    Блин! Роджер не выдал ни слова. Но он испугался так, как не пугался ни перед мечом, ни перед неминуемой смертью. Настолько напуганным я видела его только один раз, когда юная Суани Аурелия применила на нём дистанционное влияние. Блин! Я почему-то привыкла за эти дни считать его взрослым и сильным. Настолько привыкла, что, кажется, стала невнимательна, если не сказать груба.    Роджер несколько минут смотрел на меня, широко распахнув глаза. Он как будто впервые что-то разглядел во мне. И это что-то во мне ужасало его.    - А почему речка была бы проще?    Страх, удивление, растерянность и беспомощность в одном флаконе. Марика, ты полная дура! Он так старается быть взрослым, сильным...    Если мои объяснения и не успокоили его, то, по крайней мере, они дали надежду, что я сама хорошо понимаю, что делаю. А он готов был мне верить. Я удивляюсь этому? Неблагодарная, бесчувственная эгоистка! Он же принял твою сторону! Он больше тебя самой за тебя сражается!       Я ласково скользила пальчиками по груди Роджера, плечам, шее. Он жмурился. Дремота уже расправляла над ним свои крылья. Он придвинулся, прижимаясь щекой к моей груди. Ужина не получилось, зато получилось что-то другое. Спокойное, наполненное лаской и какой-то необъятной нежностью. Неторопливое, опоённое поцелуями и объятьями...    Бескрайняя вселенная, обширный сектор планет, подчинённых САП, дома, улицы... Ты сама, Марика, ужасно несуразное и несвоевременное создание. Недо-амазонка, недо-неолетанка. Не сумевшая остаться в космополитном обществе империи. Не сумевшая смешаться с традиционным обществом Арнелет. Кочевая душа... Зачем?    Роджер улыбался во сне, подмяв мою грудь вместо подушки. Ласковый мальчик, который очень хочет быть хорошим сыном своей страны. А ты чья, Марика? Без авторитетов, нахалка дикая! Сама себе авторитет! Бессмысленно... А может, в этом и есть смысл? В том, чтобы стать Великой ами?! Применить мозги, воспитанные в университетах Визиона? Иметь возможность переопределить ценности своей расы?! Дать образование целым поколениям неолетанок? Сделать общество Арнелет сильней...    Я с замиранием гладила Роджера по щеке. Он улыбался сквозь сон. Сильный, очень сильный мальчик. Мальчик, способный пробуждать силу в других! Провоцировать, подталкивать, побуждать к геройствам, задевать за живое, воспламенять, вдохновлять, окрылять...    Я выскользнула из постели Роджера и отправилась в свой кабинет. Достала бумаги, приготовленные на завтра. Речь.    Не так! Что-то в этом всём искусственное. Я подхватила на подоконнике бутылку коньяка Роджера. Алкоголь на неолетанок не действует, но мне хотелось попробовать вкус. Обжигающий. Продирающий горло глубоко изнутри. Строптивый напиток. Своенравный. И узнаваемый в этой своей своенравности.    Я хитро улыбнулась в зеркало. Зачем-то боги создали меня хулиганкой. Сегодня я решила, что это был обдуманный шаг с их стороны. Сегодня я поняла, что менять себя, значит, перечить богам. Сегодня я решила остаться собой. Я скомкала листок с завтрашней речью и лёгким движением отправила в мусорную корзину. Не так! Сегодня я осознала, что действительно хочу быть Великой ами, что я предназначена для этого. А когда я чего-то хочу, я всегда этого добиваюсь всей широтой своей хулиганской натуры.       Роджер:    Когда я проснулся, Марики уже не было. Мы встретились только на утренней встрече с ами какого-то региона, куда меня привезла Нандрель. Марика опять долго говорила. Сегодня мне даже понравилась её речь. Может, Димуана, в конце концов, научилась их писать, а может, просто то, что Марика сегодня улыбалась и шутила, намного упрощало восприятие. У неё, вообще, было какое-то задорное настроение. Она, кажется, наконец, полностью отошла от наркотиков и избавилась от этой противной задумчивости. Озорная такая и хищная!    Про себя я рассмеялся. Всего-то надо было трахнуть ее хорошенько.       Глава 26       Марика:    Я стояла на пороге своей комнаты уже минут пять, тупо пялясь в зеркало. Блин, Марика, что за детский сад! Попыталась улыбнуться - улыбка вышла какая-то испуганная. Таааак, Марика, срочно взяла себя в руки! Чего ты так испугалась? Набрав воздуха, я рывком вышла из комнаты.    Весь дом просто на ушах стоял. Женщины бегали туда-сюда. Журналисты вежливо сгрудились на диванчике в гостиной. И это несмотря на невежливо раннее утро. Изобразив самую счастливую улыбку я поздоровалась с прессой:    - Мягких дорог вам, дорогие...    Они тут же оживились:    - Ами Армариакка, как вы ощущаете себя всвязи с изменением статуса?    Меня трясёт от напряжения, девочка. Я настолько растерянной себя ни разу в жизни не ощущала.    - Не буду врать - немного волнуюсь. Такие события впервые происходят в моей жизни. Но одним словом - я счастлива.    - Как чувствует себя си Роджер?    Наверное, удивляется, чего это все всполошились или, вообще, спит ещё.    - Думаю, он доволен. Да что там, у вас будет сегодня возможность спросить его самого.    Надо отдать должное, очаровывать прессу своими прямыми и очень честными высказываниями Роджеру удавалось уже не раз. Он на порядок увеличил количество своих поклонниц одной только случайно брошенной фразой: "Беременность делает женщину настоящей". Прямо, открыто и, что самое изумительное, совершенно искренне.    Я поднималась по ступеням в комнату основного события сегодняшнего дня. Блин! Главное, самой в обморок не упасть.    На пороге меня встречала Тэма. Радостная такая. Обнимать меня бросилась.    - Ну, заходи скорее!    Я перешагнула через порог, как через рубеж границы. На больших подушках, под широким цветастым одеялом, бледная, но до одурения радостная лежала Эсти. А на её груди, бережно обнимаемый обеими руками, маленький лиловый комочек... Тема подтолкнула меня поближе, заботливо подпихивая под попу кресло. Вовремя. Ещё шаг, и я бы сползла по стенке.    Ребёнок был махонький. Да ещё и ножки и ручки поджимал к тельцу... Хотя почему поджимал - поджимала. Потому что ручек было четыре. Такие крохотные, что подушечкой моего пальца можно было закрыть ладошку. Если, конечно, кулачки малюсенькие разжать... А ещё она была лиловая... Это нормально? Я взглянула на Тему. Кажется женщины поняли мой вопрос по взгляду. Тема зашептала мне на ухо:    - Она же родилась только что. Первые дни будет такая, немного сморщенная и красненькая, а потом приспособится и будет очень хорошенькая.    В это время малышка на груди Эсти закряхтела и открыла глазки. На меня (или не на меня) смотрели две чёрные бусинки. Ещё один маленький чертёнок. Я непроизвольно улыбнулась. Мгновенно защёлкали вспышки фотокамер.    А я так и сидела, растерянно глядя на малышку. Эсти с Темой смотрели на меня с умилением. Наверное, мне повезло, что первой родила именно Эсти. Она хотя бы всё знает... Хоть по возрасту она даже немного меня младше, но она-то женщина, и уже вырастила двоих детей, когда жила в доме Дани.    Вырвал меня из этих мыслей шум распахивающихся дверей. На пороге появился Роджер. Лохматый, без рубашки, но зато с огромным букетом в руках.    - Ну! Показывайте!    Он плюхнулся на край кровати Эсти, продолжительно поцеловал её в губы. Букет, подумав, отшвырнул на тумбочку.    Репортёры, не переставая, щелкали камерами. Роджер аккуратно потрогал ребёнка пальцем. Зачем он так? Она же крохотулечка совсем.    - Эй, человек, посмотри на папку.    Малышка сморщила личико и, не открывая глаз, громко завопила.    - Да, я тоже не люблю, когда меня будят! С характером ребёнок. И голос звонкий! Это хорошо.    Эсти с его приходом просто сияла. Тэма с некоторой завистью в глазах притихла у меня за спиной. Только я продолжала хлопать глазами. Блин! Пора уже собраться!    - Роджер, - Эсти счастливо вытащила одной рукой цветок из букета, - Ты должен придумать ей имя.    - Я?    - Да. У неолетанок же много имён. Домашнее имя придумывает фати или отец. Марика потом будет придумывать полное имя Цуе.    Во взгляде, которым она смотрела на Роджера, можно было греться. И ничего, что по возрасту они друг другу в бабушку и внука годились, он смотрел на неё как на СВОЮ женщину. Да... И женщину, подарившую ему дочь... И мне тоже. У меня есть дочь...    Я наверное, сильно задумалась, потому что, когда очнулась, Роджер сидел рядом с Эсти, малышка перекочевала к нему на грудь, надувая щёки, а Эсти, светясь, как лампочка, от счастья, лежала у него на плече, без умолку болтая. А говорят, роды много сил отнимают!    Роджер некоторое время молчал, с улыбкой наблюдая, как ребёнок спит, прижатый его большой ладонью, слушал в пол уха Эсти и даже кивал ей иногда:    - ... смотри, как она жмурится, ей нравится что ты рядом... неолетанки вообще в любом возрасте мужчин любят, - Эсти рассмеялась.    Роджер сидел некоторое время, задумавшись, а потом выдал:    - Майка! Её будут звать Майка!    Я аж ошалела. Это он имя придумывал?    - Майка?    - Да, по-моему, хорошее бойкое имя!       Роджер:    Женщины разбудили меня раньше обычного:    - У?    - Папаша, вставай! Пойдём поздравлять Эсти с рождением дочки.    Дочки? Юбля! Эсти умудрилась уже родить с утра пораньше! Вот это я понимаю, правильная женщина!    Я умылся, напялил штаны. Потом задумался, что по местным традициям, вроде как, поздравлять с чем-то надо, поэтому выскочил в сад и нарвал большой веник цветов. Ну, местные женщины, вроде как, любят веники.       Ребёнок был ну совсем маленький, но громкий. Это хорошо. Ростом вырастет ещё. Марика вон какая длинная. Эсти, как всегда, устроилась у меня на плече. Тёплая такая, мягкая и пахнет чем-то очень правильным и домашним. Ребёнка пристроила у меня на груди. Он прилип ко мне, как к любимой подушке.    Марика с глупой улыбкой сидела в кресле. И чем она думает? Ведь с такой рожей во все сегодняшние газеты попадёт. Её имидж, конечно, уже довольно крепкий, и такими мелочами его не пошатнёшь. Но ведь это не повод расслабляться.    Ладно, все корреспонденты в комнате из местных изданий. Тех, что Димуана контролирует до последней буквы. Чего не надо, не напишут.    - Роджер, ты должен придумать ей имя.    Ребёнку? Юбля, хоть бы заранее предупредили. Я сосредоточено рассматривал мелкую мордашку. Как же её назвать? На суслика похожа. Жмурится. Ага, я в детстве мультик любил про суслика-воина. Его Майко звали. Тока это типа она:    - Майка! По-моему, хорошее бойкое имя!       Вообще, классное утро получилось. Радостное. Но в сто раз больше я радовался через два месяца, когда Фика родила мне сына. Крепенького серокожего парня, который смотрел на меня, насупившись, старательно посасывая титьку. Волчонок! Настоящий даккарец!       Марика:    Дела постепенно налаживались. Я вошла в азарт. Прижала Энастению к стенке по оплате перевозок. Выставила Перлиаду из удобного добывающего региона. Неминуемо, как лавина, захватывала власть на Селене.    Из нас с Роджером получилась просто сногсшибательная команда. Политика явно была его талантом. Он с умом использовал свою честность, целенаправленно зарабатывал мне и себе нужный имидж, просто очаровывал общественность Арнелет.    Мы сидели дома в гостиной. Я с самоуверенной миной в любимом кресле, Роджер у моих ног, всем своим видом выражая наше единство. Я незаметно гладила его по волосам. Он ластился к моей ладони. Ещё бы, напротив меня сидела Великая ами Растенья. Я быстро откинула идею мести этой ами. Тем более, что, как только я вернулась и со всем своим напором бросилась завоёвывать титул великой, Растенья приползла ко мне чуть ли не на коленях. Свою слабость передо мной она осознавала хорошо. Что ж, я легко нашла применение послушной Великой.    - Но... Армариакка, для меня будет очень сложно так прямо выступить с этим заявлением.    - Да?! А лично я не вижу никаких проблем. Не сомневайся, дорогая, ты выносливей, чем сама себе кажешься. Я хочу видеть запись этого заявления завтра до ужина.    Растенья смотрела на меня испуганно, но спорить не стала. Последнее время со мной уже немногие спорили.    Я погладила Роджера по подбородку:    - Налей нам выпить. Надо отметить такое решение!    Чёртик улыбнулся и без каких либо возражений отправился выполнять просьбу. Особо меня в этой сцене радовало лицо Растеньи, когда Роджер приблизился к ней с бокалом на подносе. Она уже успела хорошо познакомиться с даккарцами. И чем дальше, тем в больший ужас они её повергали. Так что одного приближения Роджера хватало, чтобы Великая со страхом сглатывала, судорожно пытаясь успокоиться.    Роджер вернулся ко мне, подавая бокал. Я продолжала наблюдать за Растеньей. Мы добили её! Этот маленький манёвр разнёс даже мысли о сопротивлении. Браво нам! Завтра Растенья поддержит сотрудничество с Даккаром открыто. А это значит, что Арнелет уже не един во мнении. И ами первого и далее круга смогут сами выбирать, какую сторону занять.       Растенья ушла от меня немного подавленная. Ещё бы, я просто отплясала на её косточках. Но как только за Великой закрылась дверь, покорность с лица Роджера мгновенно смыло. Он молча встал и направился к противоположным дверям из зала. А такое настроение хорошее было:    - Роджер, я испытываю просто пожароопасное желание поужинать с тобой.    - А я - травмоопасное желание провести этот вечер без тебя!    И хлопнул дверью. Ну вот так! Настроение снова испортилось. Блин! Мы были идеальной парой на людях и абсолютно никакой наедине. За три месяца, что я бьюсь за звание великой, секс с собственным мужем мне перепадал максимум раз пять. И исключительно, когда такая мысль забредала в его чертёнышью голову. В такие праздники он являлся на пороге моей комнаты полуголый (он вообще дома по пояс голый ходит) с развязной улыбочкой на лице и, плевав на все мои дела и встречи, запинывал меня в спальню... Не то чтоб особо пинать надо было. Просто случалось это редко.    Блин! Марика, если ты, со всем своим мастерством читать человеческие души, ничего не можешь сделать... То ты лентяйка! Потому что выход должен быть! Не может быть, чтобы, дотащив этого мальчишку до алтаря и своего дома, ты не смогла подобрать к нему ключей.    Я бросилась догонять Роджера. Услышав мои шаги за спиной, он развернулся:    - Что тебе ещё?    Блин. Что же всё так сложно?!    - Вспомнила: нас Гардеона пригласила к себе. Правда, о чём будет разговор, я не в курсе.    - Я в курсе. Этот ваш местный авторитет Луис решил наконец разобраться со своим отношением к Даккару. Сказал, что пригласил туда всех заинтересованных лиц с Арнелет. До завтра.    Он снова молча развернулся и продолжил путь к себе.    Блин! Надеюсь, когда мы наконец победим, и Даккару ничего не будет угрожать, он расслабится и подпустит меня к себе       Роджер:    Дела продвигались хорошо, но медленней, чем мне хотелось. Нет, с признанием Марики Великой, можно сказать, уже никаких проблем не было. Та орава подданных, которые уже перешли под её покровительство, могла смести кого угодно с какими угодно возражениями. Меня напрягали сложности с делами Даккара.    Марика изначально высказала свою точку зрения по отношению к моей родине, и ей вполне удалось отстоять это мнение перед всеми несогласными: "Даккар родственен нам по крови, и мы обязаны защитить его от республики". Хотя мне и не очень нравилась формулировка "защитить", но суть была та, что сейчас так требовалось.    Под давлением Марики, Растенья была вынуждена открыто присоединиться к поддержке Даккара. Арнелет раскололась. Активное преследование и высмеивание даккарцев прекратилось. Теперь нужно было выбить военную помощь.       Мы сидели в большой круглой гостиной в доме Великой ами Гардеоны или, если быть честным, в доме крутого парня Луиса ар Гардеона. Я уже неплохо разобрался с фигурами на политическом поле Арнелет. И уже давно не судил о местных мужиках по внешности. Луис был сильно накрашенным и разодетым дядькой неопределённого возраста с длинной рыжей шевелюрой, уложенной в крупные кудри, в шелках и просто невообразимом количестве перстней. При этом мужик действительно имел мозги и огромный авторитет.    - Располагайтесь с комфортом, беседа нам предстоит не из простых. И, раз уж вышло, что конфликт гнездиться в рамках семьи, я позволю себе говорить напрямую.    Ха, все присутствующие неолетанки его потомки! Две дочери, внучка и правнучка. По традициям Арнелет он вообще может вести себя, как угодно.    - Тема беседы Даккар. Как я понимаю, мои дорогие, Марика и Дани отстаивают позицию призвать САП защищать Даккар от посягательств республики. А Насти и Эрли выступают, чтобы выставить даккарцев из свободных земель. Отсюда вы четверо, должны выйти с единым мнением. Арнелет не должна страдать от конфронтации своих вождей.    Да, я продолжал периодически безответно писать Луису письма. Но дело было не в этом. Пару дней назад он подошёл ко мне на приёме в честь победы людей Марики на очередных выборах:    - Я неправильно идентифицировал тебя, Роджер. Я посчитал тебя варваром, зацикленным на приказах своего командира. Теперь вижу, что ты способен радеть за интересы новой родины и своей ами. Я рассмотрю твой вопрос. На днях соберу всех и рассмотрю.    Не выразить, насколько я был счастлив от такого заявления. Проблема не только грозила в скором времени решиться. Она решалась моими собственными силами, а не Марикой.       Энастения немного поморщилась, оглядывая присутствующих:    - Отец, Даккар разрушает наши традиции. Я опасаюсь за Арнелет. Уже сейчас присутствие даккарцев в свободных землях несёт развращающее влияние на нашу молодёжь...    - Давай избавимся от общих слов.    Энастения поморщилась:    - Мы противоположны по культуре, если нас соединить, пострадают оба народа.    - Милая, что-то я не наблюдаю страданий на лице твоей внучки. Кроме того, даккарцы сыновья Мевы. Никуда дальше земель Мевы они проникать не собираются. С каких пор Арнелет стала бояться мужчин?    Луис явно придерживался точки зрения поддержать Даккар. Это сильно обнадёживало.    - А ты, Эрли, имеешь свои причины или просто выразила солидарность с сестрой?    - Я опасаюсь, что принятие Даккара наложит ограничения на торговлю людьми.    - С какой стати, милая?! Как я понимаю, последние полгода спрос на даккарцев только увеличивается. Кроме того вслушайтесь в заявление Марики: речь идёт о том, чтобы не дать Даккару погибнуть, никакие традиции Даккара, ограничение торговли людьми и так далее не упоминаются. Боги подкинули вам родственную расу. Проявите хотя бы уважение к проделанному ими труду и не дайте этой расе погибнуть!    Энастения усмехнулась:    - Как я понимаю, отец, ты своё мнение уже сформировал?    - Моё мнение останется при мне, - Луис откинулся, используя колени Гардеоны вместо спинки кресла, - Насти, это правда, что ты избегаешь даккарцев в своей постели?    - Они не подходят под мои критерии прекрасного.    - Твои критерии прекрасного никого не интересуют. Ты Великая ами, ум и проницательность Арнелет. Помниться: "Лучший способ понять непонятное - это влюбить его в себя". Или ты уже не согласна с писанием?    Энастения заметно покраснела:    - Я не спорю с писанием. Просто мне хватило мнения Перлиады.    Луис тряхнул кудрями, поворачиваясь к Перлиаде:    - Эрли, ты всерьёз изучила Даккар? Ты использовала Ар?    - Нет, отец.    В комнате повисла пауза. Да! Дядька отчитал двух великих, как подростков. Привилегия родителя! Первой заговорила Насти:    - Хорошо, отец. Я каюсь, что мы с Перлиадой не удосужились изучить Даккар до того, как приняли по нему решение. И я доверяю твоему мнению, потому что ты, как всегда, составил его не на пустом месте. Что, по-твоему, нам следует предпринять?    - Думаю, вам стоит поддержать и пролоббировать среди женщин САП мысль о необходимости удалить угрозу Даккару со стороны республики. Как и в каком статусе вы примете даккарцев потом, не имеет значения. Просто не дайте им погибнуть!    Энастения сдержанно кивнула.    Вот так, судьба миллионных армий Даккара, воинов, перед которыми трепетала ни одна планета, решалась одним словом очень педерастично выглядящего мужика. Юбля! Этот мужик был просто тайным правителем Арнелет! Политика всё больше и больше казалась мне бесконечно запутанным клубком. Но я был рад. Этот разговор был моей первой победой. Моей собственной победой!    В беседу наконец вступила Марика:    - Энастения, Перлиада, если вы приняли решение, возможно, нам стоит огласить его вместе? Причём лучше на Острове богов, и позвать генералов из даккарского представительства.    Молодчина! Пока не оклемались, надо брать тёпленькими.    - Не торопи события, Марика.    - Не вижу здесь торопливости. Парламент республики уже три месяца как мусолит вопрос нападения на Даккар. Любая задержка может стать фатальной. Даже учитывая, что наступление продлиться не одну неделю, обсуждение в парламенте САП тоже не быстрый процесс.    Энастения вздохнула. Интересно, но, кажется, она была привычна принимать решения и за Перлиаду заодно. Потрясные правители!    - Хорошо, Марика. Давай огласим это в пятницу. Вы с Дани как раз успеете собрать кого надо в Кострах.       Конец первой части       Все части этого романа выложены на книгомане.      

.

Сайт - .. || ..


Источник: http://samlib.ru/t/talan_o/55vbok.shtml



Я удивляю всехами фото



Я удивляю всехами

Я удивляю всехами

Я удивляю всехами

Я удивляю всехами

Я удивляю всехами

Я удивляю всехами

Я удивляю всехами

Я удивляю всехами

Похожие рецепты:

Лазанья фото пошаговый

Лазанья из фарша приготовления

Народныы от холестерина

Запеканка с творогом в духовке

Народный восстанавливающая маска для волос



Лучшие записи